Василиса премудрая из сказки картинки – Русская народная сказка «Василиса Премудрая» Обработка В.Гакиной Рис.Т.Мавриной Изд. 1961 г. » Сайт для детей и родителей


12.12.2019 Facebook Twitter LinkedIn Google+ Советы художника


Василиса Премудрая и другие ведьмы (4 фото)

Еще во времена моего детства непослушных детей пугали ведьмой или Бабой-ягой. В сознании большинства эти персонажи сливались в единый образ — злобной костлявой старухи, от которой добра не жди. Между тем Баба-яга не имеет никакого отношения к ведовству. Скорее ее можно назвать «коллегой» Харона, древнегреческого перевозчика душ умерших, или Кербера, трехголового пса, стоящего на страже Аида, мира мертвых. 

Ведь знаменитая избушка на курьих ножках находилась на границе Кощеева царства, которое, согласно верованиям древних славян, представляло собой подземный, загробный мир. И живой человек мог попасть туда, лишь выдержав испытания старухи с костяной ногой.

Что же касается ведьмы, в фольклоре ей соответствовал совершенно другой персонаж — Василиса Премудрая. Дама приятная во всех отношениях, обладающая волшебными способностями и всевозможными магическими «гаджетами». Как говорится, почувствуйте разницу.

СТАРАЯ, СТАРАЯ СКАЗКА

Кстати, одна очень древняя легенда раскрывает тайну магических способностей Василисы. Сюжет чем-то напоминает историю Золушки, но только в самом начале: у мужчины умирает жена, и он остается один с маленькой дочкой по имени Василиса. Через некоторое время приводит в дом новую супругу с двумя дочерьми.

Мачеха и ее дети начинают всячески изводить бедную Василису и однажды заявляют, что в доме закончился огонь, а чтобы добыть его, нужно отправиться к Бабе-яге, чья избушка находится на другом конце темного леса. 

Василиса послушалась и отправилась в путь. Дорога через лес была долгой и страшной, однако девочка не сдавалась. Не испугалась она и трех всадников, которые повстречались на ее пути, — один белый, другой красный, а третий черный. Все они направлялись к жилищу Бабы-яги.

Когда Василиса добралась до ее избушки, то увидела высокий забор из кольев, и на каждый из них был насажен человеческий череп. Даже столь жуткая картина не испугала Василису, и девочка вошла в избушку Бабы-яги. 

В домике царил полумрак, отовсюду виднелись странные, пугающие предметы, но самой страшной оказалась хозяйка — костлявая старуха с огромным крючковатым носом и костяной ногой. Впрочем, когда Василиса изложила свою просьбу, Баба-яга пообещала помочь — с условиями, разумеется. За один день Василиса должна вычистить двор, постирать вещи, приготовить еду, отделить здоровые зерна от порченых и мак от грязи. 

Если девочка не справится или выполнит задания плохо, Баба-яга пригрозила съесть ее. Но Василиса все сделала отлично, и тогда старуха разрешила ей задавать любые вопросы. Василиса поинтересовалась, что за всадники встретились ей по пути. Яга ответила, что это ее верные слуги — Ясный День, Красно Солнышко и Черная Ночь.

Некоторое время Василиса продолжала служить Бабе-яге, а заодно наблюдала, как старуха творит настоящие чудеса и даже заставляет мир вертеться вокруг своей избушки. Получается, что в этой старой сказке Баба-яга не просто страж на границе миров, она великая богиня, праматерь человечества. А смышленая девочка Василиса — ее ученица.

В конце концов Баба-яга дает Василисе огонь — пылающий череп, надетый на кол, символ тайного магического знания. С таким сияющим посохом Василиса отправилась домой, хотя Баба-яга и предлагала ей остаться.

Однако Василиса выбрала мирскую жизнь, вернулась в семью, но уже в обиду себя не давала. Благодаря магическому искусству стала помогать отцу и добрым людям, а врагов и наказать могла. В конце концов девочка выросла, стала не только Премудрой, но и Прекрасной и удачно вышла замуж. За царевича, конечно же.

ОТ ЛЮБВИ ДО НЕНАВИСТИ

В каждой сказке лишь доля сказки: тот факт, что ведьмы получили магические знания и способности от богов, славяне признавали безоговорочно. Само слово «ведьма» образовано от двух основ — «ведать» и «мать», то есть это ведающая мать, мудрая женщина, обладающая сакральными знаниями. Именно к ней обращались с любыми проблемами — будь то болезни, порча, неурожай или разногласия в семье. 

Ведьмы спасали свой род от эпидемий, помогали одолеть захватчиков. Они были непременными и главными участницами календарных обрядов: люди считали, что именно от ведьмы зависит и погода, и урожай. И конечно же, ведьмы ворожили, практиковали любовную и защитную магию, готовили целебные снадобья, лечили, принимали роды. Практически в каждом селении была своя ведьма, и люди просто не представляли, как жить без ее поддержки.

Впрочем, в те далекие времена все были немного волшебниками. Каждый член рода или общины принимал участие в коллективных ритуалах, в любой семье проводились обряды, направленные на защиту дома, избавление от болезней и других напастей. Женщины делали амулеты, готовили исцеляющие отвары и настои.

Позднее, когда люди начали жить более обособленно, отношение к ведьмам изменилось. Их по-прежнему уважали, однако к почтению стал примешиваться страх. Что в общем-то вполне понятно: ведьмы сумели сохранить древние тайные знания, а вот обычные люди постепенно утрачивали связь с родовыми корнями и природой. Магию стали воспринимать как нечто сверхъестественное, необъяснимое — а если человек чего-то не понимает, он боится. Как и раньше, люди обращались к ведьме за помощью. 

Но когда случалась беда, всю ответственность перекладывали именно на нее. А произойти могло все что угодно — от засухи до несчастной любви, от болезни до неудачной торговли. Если случался неурожай или заболевал скот, виновной объявляли ведьму. Совершенно незаслуженно образ ведьмы приобрел довольно неприятный мифологический налет.

Например, стали поговаривать, будто ведьмы по ночам доят коров до крови, а потом у тех пропадает молоко, что заклинают тучи и завязывают особым образом колоски, чтобы навлечь голод, что превращаются в животных, дабы проникнуть в чей-то дом и навредить. 

Но хотя репутация ведьм сильно пострадала, люди боялись открыто выступать против них, опасались испортить от ношения, поскольку, как и прежде, верили в их могущество. А вот с распространением на Руси христианства ситуация изменилась. Князь Владимир издал Указ о церковных судах, согласно которому ведовство и волхование стали преследоваться церковью. Упоминания о первых судебных процессах и расправах над ведьмами и колдунами относятся к XI веку. 

К счастью, у нас охота на ведьм не достигла размаха средневековой Европы, но, как не трудно догадаться, ни к чему хорошему эти гонения не привели. Ведьмы были вынуждены затаиться, скрывать свои способности. Не всегда-удавалось передать древние сакральные знания новому поколению, так что огромный пласт магического наследия предков был утрачен. И если раньше почти в каждом селении была своя ведьма, то к началу XVIII столетия, когда преследования людей с магическими способностями практически прекратились, истинных ведуний осталось совсем немного. 

Впрочем, за это время пострадало немало людей, не имевших никакого отношения к магии и ведовству. В 1551 году Стоглавый собор запретил держать в доме «богомерзкие книги» и призвал народ обличать колдунов. Всех, кого подозревали в ворожбе, избивали, грабили и изгоняли из общины. Естественно, в основном страдали самые обычные люди, которые чем-то не угодили соседям. 

Интерес к магии возродился лишь в эпоху Просвещения и только в элитных кругах. Крестьяне же по-прежнему настороженно относились ко всем, кто вызывал малейшие подозрения. Правда, расправы прекратились, а суд все реже брался за подобные дела.

ВЕДЬМЫ НОВОГО ВЕКА

В советское время в нашей стране ни о какой магии не могло быть и речи. Единственной разрешенной «верой» стал научный атеизм, а за интерес к магии легко было угодить в психиатрическую больницу. Так что те немногие ведьмы, которым удалось получить сакральные знания от предков, вновь ушли в подполье. Зато теперь у нас просто расцвет чародейства и волшебства! Маленькие девочки мечтают стать ведьмочками, а вполне взрослые барышни всерьез считают себя таковыми. 

Если просмотреть многочисленные тематические форумы в Интернете, сложится впечатление, будто маги, чародеи, ведьмы и колдуньи буквально повсюду. Молодые и не очень люди с энтузиазмом создают всевозможные «магические» сообщества, ковены, школы волшебства, открыто делятся «тайными» знаниями и с удовольствием принимают в свои ряды новых «чародеев».

Все это напоминает театр абсурда, хотя понять причины повального увлечения колдовством несложно. Много веков магия была под запретом и теперь, когда ее реабилитировали, стала невероятно притягательна для обывателей: согласитесь, заманчиво считать себя чародеем или ведуньей.

Массовый интерес к магии подогревает и зарубежная поп-культура. В кинематографе, к примеру, ведьм давно перестали изображать как дряхлых уродливых старух. Напротив, это весьма привлекательные особы любого возраста — от юных школьниц до почтенных матерей семейства, которые между делом спасают мир от вселенского зла.

Впрочем, на Западе ажиотаж давно прошел: люди наигрались в волшебников еще в XX веке. Начиная с 50-х годов в США и Европе стали появляться всевозможные магические ордены, неоязыческие течения, колдовские общины.

Одним из самых известных и популярных направлений стало викканство (от англ, witchcraft — «колдовство») — учение на стыке магии и религии. В 1954 году Джеральд Гарднер, американский служащий в отставке, опубликовал книгу «Колдовство сегодня», где изложил основные принципы и понятия викки. Гарднер называл себя одним из последних посвященных древнейшей магической традиции, существовавшей в Европе еще до нашей эры.

Виккане поклоняются силам природы, Рогатому богу (которому в кельтской традиции соответствует божество Кернунн, атакже фольклорные персонажи — Зеленый человек, Дубовый Король, Король Остролист и др.) и Триединой богине (богине Луны в трех ее проявлениях — Девственница, Мать и Старуха, которые соотносятся с лунными фазами).

Приверженцы этой традиции практикуют ритуальную магию (во многом перекликающуюся с кельтскими календарными обрядами) и придерживаются довольно свободных моральных принципов. 

«Делай все, что угодно, если это никому не вредит» — основное правило викки. Словом, течение получилось весьма привлекательным. А главное, получить посвящение в традицию викки совсем не сложно: нужно в течение года самостоятельно изучать базовые принципы, а затем пройти инициацию. Впрочем, в некоторых ковенах практикуется и самопосвящение: если человек считает, что готов стать магом, то почему бы и нет?

Конечно, можно относиться к викканству с улыбкой, однако в Америке виккане получили официальный статус, а их символ (пентаграмма, помещенная в круг) внесен в официальный список эмблем вероисповедания. Прижилась викка и в новой России: в 2011 году в городе Ижевск был зарегистрирован первый русский ковен викки с красивым названием «Ковен Ивовой Лощины». 

Правда, не совсем понятно, где мы и где традиции языческой Европы. Тем более что у нас и своих неоязычников достаточно. Новоиспеченные волхвы и ведуньи в возрасте «до 16 и старше» утверждают, что стремятся сделать мир лучше.

Однако конкретную магическую помощь способны предложить очень немногие. Что понятно: настоящих колдунов и ведуний сегодня считанные единицы. И они не торопятся делиться сакральными знаниями со всеми желающими: далеко не каждый способен стать истинным магом — вспомните хотя бы историю Василисы.

Другие статьи:

nlo-mir.ru

Василиса Премудрая - история персонажа, образ, сказки, костюм

Василиса Премудрая: история персонажа

Культура русских традиционных сказок, в которых народ пытался высказать свое национальное мироощущение, многообразна. Рассказчики, передающие истории из уст в уста, выдумали колоритных персонажей, которые окутаны ореолом таинственности.

Василиса Премудрая и Иван-царевич

Так, в национальных книгах встречаются летающая на метле Баба-Яга, хозяин подземного царства Кощей Бессмертный и Василиса Премудрая, которая олицетворяет добро, заботливость и решительность. В основном эта девушка выступает как невеста главного героя, будь то Иван-царевич или Иванушка-дурачок, но первоначально героиню предстоит спасти, а потом уже жениться.

Образ и характеристика

Василиса Премудрая (Прекрасная) предстает в русских народных сказках красивой девушкой, обладающей аналитическим складом ума. Например, она умудрилась выполнить задание, данное Морским царем: героиня за одну ночь построила церковь из чистого воска. Василиса наделена магическими способностями, о чем свидетельствуют эти строки из «Царевны-лягушки»:

«Пошла Василиса Премудрая плясать с Иваном-царевичем. Махнула левым рукавом — стало озеро, махнула правым — поплыли по озеру белые лебеди».

Правда, рассказчики не дают скрупулезного описания внешности и костюма этой девушки, обращая внимание слушателей на черты характера. К тому же в каждой сказке Василиса играет разную роль. В большинстве историй героиня приходится дочерью царю Черномору – повелителю морских вод и подводных обитателей, обладающему несметными богатствами.

Василиса Премудрая и морской царь

Некоторые проводят параллель между Василисой и Золушкой, так как у этих персонажей есть общие черты. Героиню ждал тяжелый каждодневный труд, коварная мачеха и злые сводные сестры, которые отправили девицу в заколдованный лес в услужение к Бабе-Яге. Но, вопреки ожиданиям недоброжелателей, старая ведьма, живущая в избушке на курьих ножках, не съела Василису, а оставила ее у себя.

Девушка вовремя выполняла поручения старухи с крючковатым носом. Дело в том, что красавице помогала кукла-оберег, подаренная покойной матерью. Здесь опять можно привести аналогию с девушкой, потерявшей хрустальную туфельку, ибо у нее тоже был магический помощник – крестная фея, обладательница волшебной палочки. В конечном итоге Баба-Яга отпустила Василису на свободу и, чтобы та не заблудилась в дремучем лесу, подарила ей светящийся череп, насаженный на шест. Эту иллюстрацию можно увидеть в работе художника Ивана Билибина.

Василиса Премудрая на картине Ивана Билибина

«Царевна лягушка» – пожалуй, самая популярная сказка о Василисе Премудрой, однако подобный сюжет с использованием антитезы встречается и в других странах, например, Италии и Греции. Произведение рассказывает о царе, у которого было три сына. Когда пришло время искать даму сердца, братья пустили по стреле, дабы выбрать себе невесту. Ивану-царевичу повезло меньше всех, потому что его стрела оказалась у лягушки. Но знал бы молодой человек, что в кожу земноводного облачена Василиса, жертва колдовских чар Кощея Бессмертного!

Несмотря на столь плачевное положение, девушка умудрялась справляться (при помощи колдовства или «мамок-нянек») со всеми заданиями царя, чтобы показать себя с наилучшей стороны: выткала ковер, испекла вкусный хлеб. Когда подходит время пира, Василиса сбрасывает лягушачью шкурку и предстает писаной красавицей, от которой невозможно оторвать глаз.

Василиса Премудрая в виде царевны-лягушки

Иван-царевич пожелал, чтобы его супруга осталась в таком облике навсегда, поэтому втайне сжег «одежду» девушки. Но царский сын сделал ошибку, из-за которой Премудрая обязана вернуться в Кощеево царство. Поэтому главный герой, вооружившись луком, отправляется на поиски злого колдуна, дабы освободить свою невесту.

Помимо прочего, Василиса умеет разговаривать с животными, Солнцем и Луной. А в сказке «Морской царь» главная героиня перевоплотилась в утку, а своего спутника превратила в селезня, чтобы спастись от неистового владельца трона, обитателя морского пространства.

Экранизации

Сказки о Василисе Премудрой не раз превращались в мультики и кинофильмы, а роль героини исполняли именитые актрисы. Рассмотрим несколько популярных фильмов.

«Веселое волшебство» (1969)

В 1969 году режиссером Борисом Рыцаревым была поставлена киносказка по мотивам пьесы Нины Гернет и Григория Ягдфельда «Катя и чудеса». Сюжет картины вращается вокруг Кати: девочка случайным образом нашла волшебную «кощееву траву», которая может расколдовать Василису Прекрасную.

Светлана Смехнова в роли Василисы

Когда уборщица Акулина Ивановна, которая в прошлом была Бабой-Ягой, рассказала школьнице историю о Кощее, они отправились навстречу приключениям, чтобы одолеть злого волшебника и спасти заколдованную девушку. Роль Василисы досталась актрисе Светлане Смехновой, а других персонажей исполнили Марина Козодоева, Андрей Войновский, Валентина Сперантова, Елизавета Уварова, Валентин Брылеев и другие актеры.

«Там, на неведомых дорожках…» (1982)

Режиссер Михаил Юзовский порадовал заядлых киноманов кроссовером по мотивам книги Эдуарда Успенского «Вниз по волшебной реке». Картина рассказывает о том, как мальчик Митя Сидоров окунается в сказочные приключения и встречается с культовыми русскими персонажами, например, с Бабой-Ягой, которая предстает в облике доброй колдуньи.

Татьяна Аксюта в роли Василисы

Василису Афанасьевну Премудрую сыграла Татьяна Аксюта, которая поработала на одной съемочной площадке с Романом Монастырским, Татьяной Пельтцер, Александром Кузнецовым, Юрием Черновым и Натальей Крачковской.

«Чудеса в Решетове» (2004)

Режиссер Михаил Левитин показал любителям кинематографа оригинальную концепцию, поместив сказочных героев в современный мир. Персонажи вынуждены скитаться по свету. Они не могут оставаться на одном месте подолгу, ибо нестареющая Василиса и говорящий кот – это как минимум странно. Когда герои переезжают в провинциальный городок Решетов, там начинают твориться чудеса: то волшебная водица появляется в колодце, то бабушка Ядвига ночью летает на стиральной машинке.

Мария Глазкова в роли Василисы

В Василису перевоплотилась актриса Мария Глазкова, а в роли ее коллег по съемочной площадке выступили Алексей Панин, Татьяна Арнтгольц, Ольга Тумайкина и Евгений Кочетков.

«Реальная сказка» (2011)

Эта добрая кинолента рассказывает о сказочных персонажах, которые живут не в заколдованном лесу, а в современном мире, потому что люди перестали в них верить. Героям нужно зарабатывать на хлеб, поэтому они сменили амплуа: Василиса стала учительницей, Леший – бомжом, Кощей Бессмертный – олигархом, а богатыри – его охранниками.

Ирина Безрукова в роли Василисы

Образ Василисы достался актрисе Ирине Безруковой. Также в блестящий состав картины вошли Максим Шибаев, Анастасия Добрынина, Сергей Безруков, Леонид Ярмольник и Людмила Полякова.

«Последний богатырь» (2017)

«Последний богатырь» – это третий русскоязычный фильм от компании «Дисней». Режиссер Дмитрий Дьяченко поместил молодого московича, который привык ежеминутно пользоваться гаджетами, в сказочную страну Белогорье. Теперь Иван видит не обычных прохожих, а Лешего, Бабу-Ягу и Кощея Бессмертного.

Мила Сивацкая в роли Василисы

Василису сыграла Мила Сивацкая, а также в съемках поучаствовали Виктор Хориняк, Екатерина Вилкова, Елена Яковлева, Константин Лавроненко и Евгений Дятлов.

Фото

24smi.org

Василиса Премудрая (Василиса Премудрая и морской царь) - Русские сказки: читать с картинками, иллюстрациями

Страница 1 из 3

Василиса Премудрая (Василиса Премудрая и морской царь) (русская сказка)


За тридевять земель, в тридесятом государстве жил-был царь с царицею; детей у них не было. Поехал царь по чужим землям, по дальним сторонам; долгое время домой не бывал; на ту пору родила ему царица сына, Ивана-царевича, а царь про то и не ведает.
Стал он держать путь в свое государство, стал подъезжать к своей земле, а день-то был жаркий-жаркий, солнце так и пекло! И напала на него жажда великая; что ни дать, только бы воды испить! Осмотрелся кругом и видит невдалеке большое озеро; подъехал к озеру, слез с коня, прилег на брюхо и давай глотать студеную воду. Пьет и не чует беды; а царь морской ухватил его за бороду.
— Пусти! — просит царь.
— Не пущу, не смей пить без моего ведома!

 царь морской ухватил его за бороду

— Какой хочешь возьми откуп — только отпусти!
— Давай то, чего дома не знаешь.
Царь подумал-подумал — чего он дома не знает? Кажись, все знает, все ему ведомо, — и согласился. Попробовал — бороду никто не держит; встал с земли, сел на коня и поехал восвояси.
Вот приезжает домой, царица встречает его с царевичем, такая радостная; а он как узнал про свое милое детище, так и залился горькими слезами. Рассказал царице, как и что с ним было, поплакали вместе, да ведь делать-то нечего, слезами дела не поправишь.

Стали они жить по-старому; а царевич растет себе да растет, словно тесто на опаре — не по дням, а по часам, и вырос большой.
«Сколько ни держать при себе, — думает царь, — а отдавать надобно: дело неминучее!»
Взял Ивана-царевича за руку, привел прямо к озеру.
— Поищи здесь, — говорит, — мой перстень; я ненароком вчера обронил.

04

Оставил одного царевича, а сам повернул домой.
Стал царевич искать перстень, идет по берегу, и попадается ему навстречу старушка.
— Куда идешь, Иван-царевич?
— Отвяжись, не докучай, старая ведьма! И без тебя досадно.
— Ну, оставайся с Богом!
И пошла старушка в сторону. А Иван-царевич пораздумался: «За что обругал я старуху? Дай ворочу ее; старые люди хитры и догадливы! Авось что и доброе скажет».
И стал ворочать старушку:
— Воротись, бабушка, да прости мое слово глупое! Ведь я с досады вымолвил: заставил меня отец перстня искать, хожу-высматриваю, а перстня нет как нет!

— Не за перстнем ты здесь; отдал тебя отец морскому царю: выйдет морской царь и возьмет тебя с собою в подводное царство.
Горько заплакал царевич.
— Не тужи, Иван-царевич! Будет и на твоей улице праздник; только слушайся меня, старухи. Спрячься вон за тот куст смородины и притаись тихохонько. Прилетят сюда двенадцать голубиц — всё красных девиц, а вслед за ними и тринадцатая; станут в озере купаться; а ты тем временем унеси у последней сорочку и до тех пор не отдавай, пока не подарит она тебе своего колечка. Если не сумеешь этого сделать, ты погиб навеки: у морского царя кругом всего дворца стоит частокол высокий, на целые на десять верст, и на каждой спице по голове воткнуто; только одна порожняя, не угоди на нее попасть!
Иван-царевич поблагодарил старушку, спрятался за смородиновый куст и ждет поры-времени.

Вдруг прилетают двенадцать голубиц; ударились о сыру землю и обернулись красными девицами, все до единой красоты несказанныя: ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать! Поскидали платья и пустились в озеро: играют, плещутся, смеются, песни поют. Вслед за ними прилетела и тринадцатая голубица; ударилась о сыру землю, обернулась красной девицей, сбросила с белого тела сорочку и пошла купаться; и была она всех пригожее, всех красивее!

Долго Иван-царевич не мог отвести очей своих, долго на нее заглядывался, да припомнил, что говорила ему старуха, подкрался тихонько и унес сорочку.
Вышла из воды красная девица, хватилась — нет сорочки, унес кто-то; бросились все искать, искали, искали — не видать нигде.

06 — Не ищите, милые сестрицы! Полетайте домой, я сама виновата — недосмотрела, сама и отвечать буду.

Сестрицы — красные девицы ударились о сыру землю, сделались голýбками, взмахнули крыльями и полетели прочь. Осталась одна девица, осмотрелась кругом и промолвила:
— Кто бы ни был таков, у кого моя сорочка, выходи сюда; коли старый человек — будешь мне родной батюшка, коли средних лет — будешь братец любимый, коли ровня мне — будешь милый друг!

Только сказала последнее слово, показался Иван-царевич. Подала она ему золотое колечко и говорит:
— Ах, Иван-царевич! Что давно не приходил? Морской царь на тебя гневается. Вот дорога, что ведет в подводное царство; ступай по ней смело! Там и меня наидешь; ведь я дочь морского царя, Василиса Премудрая.

Обернулась Василиса Премудрая голубкою и улетела от царевича. А Иван-царевич отправился в подводное царство; видит: и там свет такой же, как у нас; и там поля, и луга, и рощи зеленые, и солнышко греет. Приходит он к морскому царю. Закричал на него морской царь:

08

— Что так долго не бывал? За вину твою вот тебе служба: есть у меня пустошь на тридцать верст и в длину и в поперек — одни рвы, буераки да каменьё острое! Чтоб к завтрему было там как ладонь гладко, и была бы рожь посеяна, и выросла б к раннему утру так высока, чтобы в ней галка могла схорониться. Если того не сделаешь — голова твоя с плеч долой!
Идет Иван-царевич от морского царя, сам слезами обливается. Увидала его в окно из своего терема высокого Василиса Премудрая и спрашивает:
— Здравствуй, Иван-царевич! Что слезами обливаешься?

— Как же мне не плакать? — отвечает царевич. — Заставил меня царь морской за одну ночь сровнять рвы, буераки и каменьё острое и засеять рожью, чтоб к утру она выросла и могла в ней галка спрятаться.
— Это не беда, беда впереди будет. Ложись с Богом спать; утро вечера мудренее, все будет готово!
Лег спать Иван-царевич, а Василиса Премудрая вышла на крылечко и крикнула громким голосом:
— Гей вы, слуги мои верные! Ровняйте-ка рвы глубокие, сносите каменьё острое, засевайте рожью колосистою, чтоб к утру поспело.

10

Проснулся на заре Иван-царевич, глянул — все готово; нет ни рвов, ни буераков, стоит поле как ладонь гладкое, и красуется на нем рожь — столь высока, что галка схоронится. Пошел к морскому царю с докладом.
— Спасибо тебе, — говорит морской царь, — что сумел службу сослужить. Вот тебе другая работа: есть у меня триста скирдов [кладь сена или хлеба], в каждом скирду по триста копен — все пшеница белоярая; обмолоти мне к завтрему всю пшеницу чисто-начисто, до единого зернышка, а скирдов не ломай и снопов не разбивай. Если не сделаешь — голова твоя с плеч долой!

skazki.dy9.ru

Русские народные сказки в иллюстрациях И. Билибина. ВАСИЛИСА ПРЕКРАСНАЯ


В некотором царстве жил-был купец. Двенадцать лет жил он в супружестве и прижил только одну дочь, Василису Прекрасную. Когда мать скончалась, девочке было восемь лет. Умирая, купчиха призвала к себе дочку, вынула из-под одеяла куклу, отдала ей и сказала: «Слушай, Василисушка! Помни и исполни последние мои слова. Я умираю и вместе с родительским благословением оставляю тебе вот эту куклу; береги ее всегда при себе и никому не показывай; а когда приключится тебе какое горе, дай ей поесть и спроси у нее совета. Покушает она и скажет тебе, чем помочь несчастью». Затем мать поцеловала дочку и померла.

После смерти жены купец потужил, как следовало, а потом стал думать, как бы опять жениться. Он был человек хороший; за невестами дело не стало, но больше всех по нраву пришлась ему одна вдовушка. Она была уже в летах, имела своих двух дочерей, почти однолеток Василисе, – стало быть, и хозяйка и мать опытная. Купец женился на вдовушке, но обманулся и не нашел в ней доброй матери для своей Василисы. Василиса была первая на все село красавица; мачеха и сестры завидовали ее красоте, мучили ее всевозможными работами, чтоб она от трудов похудела, а от ветру и солнца почернела; совсем житья не было!

Василиса все переносила безропотно и с каждым днем все хорошела и полнела, а между тем мачеха с дочками своими худела и дурнела от злости, несмотря на то, что они всегда сидели сложа руки, как барыни. Как же это так делалось? Василисе помогала ее куколка. Без этого где бы девочке сладить со всею работою! Зато Василиса сама, бывало, не съест, а уж куколке оставит самый лакомый кусочек, и вечером, как все улягутся, она запрется в чуланчике, где жила, и потчевает ее, приговаривая: «На', куколка, покушай, моего горя послушай! Живу я в доме у батюшки, не вижу себе никакой радости; злая мачеха гонит меня с белого света. Научи ты меня, как мне быть и жить и что делать?» Куколка покушает, да потом и дает ей советы и утешает в горе, а наутро всякую работу справляет за Василису; та только отдыхает в холодочке да рвет цветочки, а у нее уж и гряды выполоты, и капуста полита, и вода наношена, и печь вытоплена. Куколка еще укажет Василисе и травку от загару. Хорошо было жить ей с куколкой.

Прошло несколько лет; Василиса выросла и стала невестой. Все женихи в городе присватываются к Василисе; на мачехиных дочерей никто и не посмотрит. Мачеха злится пуще прежнего и всем женихам отвечает: «Не выдам меньшой прежде старших!», а проводя женихов, побоями вымещает зло на Василисе.

Вот однажды купцу понадобилось уехать из дому на долгое время по торговым делам. Мачеха и перешла на житье в другой дом, а возле этого дома был дремучий лес, а в лесу на поляне стояла избушка, а в избушке жила баба-яга: никого она к себе не подпускала и ела людей, как цыплят. Перебравшись на новоселье, купчиха то и дело посылала за чем-нибудь в лес ненавистную ей Василису, но эта завсегда возвращалась домой благополучно: куколка указывала ей дорогу и не подпускала к избушке бабы-яги.

Пришла осень. Мачеха раздала всем трем девушкам вечерние работы: одну заставила кружева плести, другую чулки вязать, а Василису прясть, и всем по урокам. Погасила огонь во всем доме, оставила одну свечку там, где работали девушки, и сама легла спать. Девушки работали. Вот нагорело на свечке, одна из мачехиных дочерей взяла щипцы, чтоб поправить светильню, да вместо того, по приказу матери, как будто нечаянно и потушила свечку. «Что теперь нам делать? – говорили девушки. – Огня нет в целом доме, а уроки наши не кончены. Надо сбегать за огнем к бабе-яге!» – «Мне от булавок светло! – сказала та, что плела кружево. – Я не пойду». – «И я не пойду, – сказала та, что вязала чулок. – Мне от спиц светло!» – «Тебе за огнем идти, – закричали обе. – Ступай к бабе-яге!» – и вытолкали Василису из горницы.

Василиса пошла в свой чуланчик, поставила перед куклою приготовленный ужин и сказала: «На', куколка, покушай да моего горя послушай: меня посылают за огнем к бабе-яге; баба-яга съест меня!» Куколка поела, и глаза ее заблестели, как две свечки. «Не бойся, Василисушка! – сказала она. – Ступай, куда посылают, только меня держи всегда при себе. При мне ничего не станется с тобой у бабы-яги». Василиса собралась, положила куколку свою в карман и, перекрестившись, пошла в дремучий лес.


Идет она и дрожит. Вдруг скачет мимо ее всадник: сам белый, одет в белом, конь под ним белый, и сбруя на коне белая, – на дворе стало рассветать.

Идет она дальше, как скачет другой всадник: сам красный, одет в красном и на красном коне, – стало всходить солнце. Василиса прошла всю ночь и весь день, только к следующему вечеру вышла на полянку, где стояла избушка яги-бабы; забор вокруг избы из человечьих костей, на заборе торчат черепа людские, с глазами; вместо верей у ворот – ноги человечьи, вместо запоров – руки, вместо замка' – рот с острыми зубами. Василиса обомлела от ужаса и стала как вкопанная. Вдруг едет опять всадник: сам черный, одет во всем черном и на черном коне; подскакал к воротам бабы-яги и исчез, как сквозь землю провалился, – настала ночь. Но темнота продолжалась недолго: у всех черепов на заборе засветились глаза, и на всей поляне стало светло, как середи дня. Василиса дрожала со страху, но, не зная куда бежать, оставалась на месте.

Скоро послышался в лесу страшный шум: деревья трещали, сухие листья хрустели; выехала из лесу баба-яга – в ступе едет, пестом погоняет, помелом след заметает.


Подъехала к воротам, остановилась и, обнюхав вокруг себя, закричала: «Фу-фу! Русским духом пахнет! Кто здесь?» Василиса подошла к старухе со страхом и, низко поклонясь, сказала: «Это я, бабушка! Мачехины дочери прислали меня за огнем к тебе». – «Хорошо, – сказала яга-баба, – знаю я их, поживи ты наперед да поработай у меня, тогда и дам тебе огня; а коли нет, так я тебя съем!» Потом обратилась к воротам и вскрикнула: «Эй, запоры мои крепкие, отомкнитесь; ворота мои широкие, отворитесь!» Ворота отворились, и баба-яга въехала, посвистывая, за нею вошла Василиса, а потом опять все заперлось. Войдя в горницу, баба-яга растянулась и говорит Василисе: «Подавай-ка сюда, что там есть в печи: я есть хочу».

Василиса зажгла лучину от тех черепов, что на заборе, и начала таскать из печки да подавать яге кушанье, а кушанья настряпано было человек на десять; из погреба принесла она квасу, меду, пива и вина. Все съела, все выпила старуха; Василисе оставила только щец немножко, краюшку хлеба да кусочек поросятины. Стала яга-баба спать ложиться и говорит: «Когда завтра я уеду, ты смотри – двор вычисти, избу вымети, обед состряпай, белье приготовь, да пойди в закром, возьми четверть пшеницы и очисть ее от чернушки. Да чтоб все было сделано, а не то – съем тебя!» После такого наказу баба-яга захрапела; а Василиса поставила старухины объедки перед куклою, залилась слезами и говорила: «На, куколка, покушай, моего горя послушай! Тяжелую дала мне яга-баба работу и грозится съесть меня, коли всего не исполню; помоги мне!» Кукла ответила: «Не бойся, Василиса Прекрасная! Поужинай, помолися да спать ложися; утро мудреней вечера!»

Ранешенько проснулась Василиса, а баба-яга уже встала, выглянула в окно: у черепов глаза потухают; вот мелькнул белый всадник – и совсем рассвело. Баба-яга вышла на двор, свистнула – перед ней явилась ступа с пестом и помелом. Промелькнул красный всадник – взошло солнце.


Баба-яга села в ступу и выехала со двора, пестом погоняет, помелом след заметает. Осталась Василиса одна, осмотрела дом бабы-яги, подивилась изобилью во всем и остановилась в раздумье: за какую работу ей прежде всего приняться. Глядит, а вся работа уже сделана; куколка выбирала из пшеницы последние зерна чернушки. «Ах, ты, избавительница моя! – сказала Василиса куколке. – Ты от беды меня спасла». – «Тебе осталось только обед состряпать, – отвечала куколка, влезая в карман Василисы. – Состряпай с богом, да и отдыхай на здоровье!»

К вечеру Василиса собрала на стол и ждет бабу-ягу. Начало смеркаться, мелькнул за воротами черный всадник – и совсем стемнело; только светились глаза у черепов. Затрещали деревья, захрустели листья – едет баба-яга. Василиса встретила ее. «Все ли сделано?» – спрашивает яга. «Изволь посмотреть сама, бабушка!» – молвила Василиса. Баба-яга все осмотрела, подосадовала, что не за что рассердиться, и сказала: «Ну, хорошо!» Потом крикнула: «Верные мои слуги, сердечные други, смелите мою пшеницу!»Явились три пары рук, схватили пшеницу и унесли вон из глаз. Баба-яга наелась, стала ложиться спать и опять дала приказ Василисе: «Завтра сделай ты то же, что и нынче, да сверх того возьми из закрома мак да очисти его от земли по зернышку, вишь, кто-то по злобе земли в него намешал!» Сказала старуха, повернулась к стене и захрапела, а Василиса принялась кормить свою куколку. Куколка поела и сказала ей по-вчерашнему: «Молись богу да ложись спать; утро вечера мудренее, все будет сделано, Василисушка!»

Наутро баба-яга опять уехала в ступе со двора, а Василиса с куколкой всю работу тотчас исправили. Старуха воротилась, оглядела все и крикнула: «Верные мои слуги, сердечные други, выжмите из маку масло!» Явились три пары рук, схватили мак и унесли из глаз. Баба-яга села обедать; она ест, а Василиса стоит молча. «Что ж ты ничего не говоришь со мною? – сказала баба-яга. – Стоишь как немая!»«Не смела, – отвечала Василиса, – а если позволишь, то мне хотелось бы спросить тебя кой о чем». «Спрашивай; только не всякий вопрос к добру ведет: много будешь знать, скоро состареешься!» – «Я хочу спросить тебя, бабушка, только о том, что видела: когда я шла к тебе, меня обогнал всадник на белом коне, сам белый и в белой одежде: кто он такой?» – «Это день мой ясный», – отвечала баба-яга. «Потом обогнал меня другой всадник на красном коне, сам красный и весь в красном одет; это кто такой?» – «Это мое солнышко красное!» – отвечала баба-яга. «А что значит черный всадник, который обогнал меня у самых твоих ворот, бабушка?» – «Это ночь моя темная – всё мои слуги верные!»


Василиса вспомнила о трех парах рук и молчала. «Что ж ты еще не спрашиваешь?» – молвила баба-яга. «Будет с меня и этого; сама ж ты, бабушка, сказала, что много узнаешь – состареешься». – «Хорошо, – сказала баба-яга, – что ты спрашиваешь только о том, что видала за двором, а не во дворе! Я не люблю, чтоб у меня сор из избы выносили, и слишком любопытных ем! Теперь я тебя спрошу: как успеваешь ты исполнять работу, которую я задаю тебе?» – «Мне помогает благословение моей матери», – отвечала Василиса. «Так вот что! Убирайся же ты от меня, благословенная дочка! Не нужно мне благословенных». Вытащила она Василису из горницы и вытолкала за ворота, сняла с забора один череп с горящими глазами и, наткнув на палку, отдала ей и сказала: «Вот тебе огонь для мачехиных дочек, возьми его; они ведь за этим тебя сюда и прислали».
Бегом пустилась домой Василиса при свете черепа, который погас только с наступлением утра, и, наконец, к вечеру другого дня добралась до своего дома. Подходя к воротам, она хотела было бросить череп. «Верно, дома, – думает себе, – уж больше в огне не нуждаются». Но вдруг послышался глухой голос из черепа: «Не бросай меня, неси к мачехе!»

Она взглянула на дом мачехи и, не видя ни в одном окне огонька, решилась идти туда с черепом. Впервые встретили ее ласково и рассказали, что с той поры, как она ушла, у них не было в доме огня: сами высечь никак не могли, а который огонь приносили от соседей – тот погасал, как только входили с ним в горницу. «Авось твой огонь будет держаться!» – сказала мачеха. Внесли череп в горницу; а глаза из черепа так и глядят на мачеху и ее дочерей, так и жгут! Те было прятаться, но куда ни бросятся – глаза всюду за ними так и следят; к утру совсем сожгло их в уголь; одной Василисы не тронуло.

Поутру Василиса зарыла череп в землю, заперла дом на замок, пошла в город и попросилась на житье к одной безродной старушке; живет себе и поджидает отца. Вот как-то говорит она старушке: «Скучно мне сидеть без дела, бабушка! Сходи, купи мне льну самого лучшего; я хоть прясть буду». Старушка купила льну хорошего; Василиса села за дело, работа так и горит у нее, и пряжа выходит ровная да тонкая, как волосок. Набралось пряжи много; пора бы и за тканье приниматься, да таких берд не найдут, чтобы годились на Василисину пряжу; никто не берется и сделать-то. Василиса стала просить свою куколку, та и говорит: «Принеси-ка мне какое-нибудь старое бердо, да старый челнок, да лошадиной гривы; я все тебе смастерю».

Василиса добыла все, что надо, и легла спать, а кукла за ночь приготовила славный стан. К концу зимы и полотно выткано, да такое тонкое, что сквозь иглу вместо нитки продеть можно. Весною полотно выбелили, и Василиса говорит старухе: «Продай, бабушка, это полотно, а деньги возьми себе». Старуха взглянула на товар и ахнула: «Нет, дитятко! Такого полотна, кроме царя, носить некому; понесу во дворец».

Пошла старуха к царским палатам да все мимо окон похаживает. Царь увидал и спросил: «Что тебе, старушка, надобно?» – «Ваше царское величество, – отвечает старуха, – я принесла диковинный товар; никому, окроме тебя, показать не хочу». Царь приказал впустить к себе старуху и как увидел полотно – вздивовался. «Что хочешь за него?» – спросил царь. «Ему цены нет, царь-батюшка! Я тебе в дар его принесла». Поблагодарил царь и отпустил старуху с подарками.

Стали царю из того полотна сорочки шить; вскроили, да нигде не могли найти швеи, которая взялась бы их работать. Долго искали; наконец царь позвал старуху и сказал: «Умела ты напрясть и соткать такое полотно, умей из него и сорочки сшить». – «Не я, государь, пряла и соткала полотно, – сказала старуха, – это работа приемыша моего – девушки». – «Ну так пусть и сошьет она!» Воротилась старушка домой и рассказала обо всем Василисе. «Я знала, – говорит ей Василиса, – что эта работа моих рук не минует». Заперлась в свою горницу, принялась за работу; шила она не покладываючи рук, и скоро дюжина сорочек была готова.

Старуха понесла к царю сорочки, а Василиса умылась, причесалась, оделась и села под окном. Сидит себе и ждет, что будет. Видит: на двор к старухе идет царский слуга; вошел в горницу и говорит: «Царь-государь хочет видеть искусницу, что работала ему сорочки, и наградить ее из своих царских рук».


Пошла Василиса и явилась пред очи царские. Как увидел царь Василису Прекрасную, так и влюбился в нее без памяти. «Нет, – говорит он, – красавица моя! Не расстанусь я с тобою; ты будешь моей женою». Тут взял царь Василису за белые руки, посадил ее подле себя, а там и свадебку сыграли. Скоро воротился и отец Василисы, порадовался об ее судьбе и остался жить при дочери. Старушку Василиса взяла к себе, а куколку по конец жизни своей всегда носила в кармане.

из сборника А. Н. Афанасьева

www.perunica.ru

"Василиса Прекрасная" (худ. А.Кошкин): shaltay0boltay

Как обещала anele_mary, выкладываю "Василису Прекрасную" от издательства "Серафим и София"

Матовая "меловка", крупный шрифт, "сочные" рисунки!

OZON.ru - Василиса Прекрасная

"ВАСИЛИСА ПРЕКРАСНАЯ" Русская народная сказка.
("Серафим и София", 2011 год, художник А.Кошкин, обработка А.Афанасьева)

shaltay0boltay.livejournal.com

"Василиса Премудрая" (рисунки Анны Давыдовой): kid_book_museum

Оригинал взят у trukhina в "Счастье видишь - смелее идёшь"Впервые встречаю книгу этого самого полиграфического комбината на такой тонковатой, сильно жёлтой, рыхлой, практически ГАЗЕТНОЙ бумаге:((
Но рисунки Давыдовой дивно хороши!!!
И пословица на последней странице мне сильно нравится:)
"Счастье видишь - смелее идёшь"русская народная сказка
"Василиса Премудрая"

Издательство - Полиграфическая диплома III спепени фабрика Москворецкого Райпромтреста
Год - 1948
Обложка - мягкая
Бумага - офсетная
Формат - энциклопедический
Страниц - 22
Тираж - 150 000 экземпляров

Художник - Анна ДАВЫДОВА

[смотрим ДИВНЫЕ рисунки]


kid-book-museum.livejournal.com

Василиса прекрасная Русская народная сказка » Сайт для детей и родителей

В некотором царстве жил-был купец. Двенадцать лет жил он в супружестве и прижил только одну дочь, Василису Прекрасную. Когда мать скончалась, девочке было восемь лет. Умирая, купчиха призвала к себе дочку, вынула из-под одеяла куклу, отдала ей и сказала:

- Слушай, Василисушка! Помни и исполни последние мои слова. Я умираю и вместе с родительским благословением оставляю тебе вот эту куклу. Береги ее всегда при себе и никому не показывай, а когда приключится тебе какое горе, дай ей поесть и спроси у нее совета. Покушает она - и скажет тебе, чем помочь несчастью. Затем мать поцеловала дочку и померла.

После смерти жены купец потужил, как следовало, а потом стал думать, как бы опять жениться. Он был человек хороший; за невестами дело не стало, но больше всех по нраву пришлась ему одна вдовушка. Она была уже в летах, имела своих двух дочерей, почти однолеток Василисе, - стало-быть, и хозяйка и мать опытная. Купец женился на вдовушке, но обманулся и не нашел в ней доброй матери для своей Василисы.

Василиса была первая на все село красавица; мачеха и сестры завидовали ее красоте, мучили ее всевозможными работами, чтоб она от трудов похудела, а от ветру и солнца почернела, - совсем житья не было!
Василиса все переносила безропотно и с каждым днем все хорошела и полнела, а между тем мачеха с дочками своими худела и дурнела от злости, несмотря на то, что они всегда сидели сложа руки, как барыни.

Как же это так делалось? Василисе помогала ее куколка. Без этого где бы девочке сладить со всею работою! Зато Василиса сама, бывало, не съест, а уж куколке оставит самый лакомый кусочек, и вечером, как все улягутся, она запрется в чуланчике, где жила, и потчевает ее, приговаривая:
- На, куколка, покушай, моего горя послушай! Живу я в доме у батюшки - не вижу себе никакой радости. Злая мачеха гонит меня с белого света. Научи ты меня, как мне быть и жить и что делать?
Куколка покушает, да потом и дает ей советы и утешает в горе, а наутро всякую работу справляет за Василису; та только отдыхает в холодочке да рвет цветочки, а у нее уж и гряды выполоты, и капуста полита, и вода наношена, и печь вытоплена. Куколка еще укажет Василисе и травку от загару. Хорошо было жить ей с куколкой.
Прошло несколько лет. Василиса выросла и стала невестой. Все женихи в городе присватываются к Василисе, на мачехиных дочерей никто и не посмотрит. Мачеха злится пуще прежнего и всем женихам отвечает: "Не выдам меньшой прежде старших!" - а проводя женихов, побоями вымещает зло на Василисе.

Вот однажды купцу понадобилось уехать из дому на долгое время по торговым делам. Мачеха и перешла на житье в другой дом, а возле этого дома был дремучий лес, а в лесу на поляне стояла избушка, а в избушке жила Баба-яга. Никого она к себе не подпускала и ела людей, как цыплят. Перебравшись на новоселье, купчиха то и дело посылала за чем-нибудь в лес ненавистную ей Василису, но эта завсегда возвращалась домой благополучно: куколка указывала ей дорогу и не подпускала к избушке Бабы-яги.

Пришла осень. Мачеха раздала всем трем девушкам вечерние работы: одну заставила кружева плести, другую чулки вязать, а Василису прясть, и всем по урокам. Погасила огонь во всем доме, оставила только одну свечку там, где работали девушки, а сама легла спать. Девушки работали. Вот нагорело на свечке. Одна из мачехиных дочерей взяла щипцы, чтоб поправить светильню, да вместо того, по приказу матери, как будто нечаянно, и потушила свечку.

- Что теперь нам делать?-говорили девушки. -Огня нет в целом доме, а уроки наши не кончены. Надо сбегать за огнем к Бабе-яге!
- Мне от булавок светло! - сказала та, что плела кружево. - Я не пойду!
- И я не пойду,- сказала та, что вязала чулок, - мне от спиц светло!
- Тебе за огнем идти, - закричали обе,- ступай к Бабе-яге! - и вытолкали Василису из горницы.
Василиса пошла в свой чуланчик, поставила перед куклою приготовленный ужин и сказала:
- На, куколка, покушай да моего горя послушай: меня посылают за огнем к Бабе-яге. Баба-яга съест меня!
Куколка поела, и глаза ее заблестели, как две свечки.
- Не бойся, Василисушка! - сказала она.
- Ступай, куда посылают, только меня держи всегда при себе. При мне ничего не станется с тобой у Бабы-яги.

Василиса собралась, положила куколку свою в карман и, перекрестившись, пошла в дремучий лес. Идет она и дрожит. Вдруг скачет мимо нее всадник: сам белый, одет в белом, конь под ним белый и сбруя на коне белая, - на дворе стало рассветать.
Идет она дальше, как скачет другой всадник: сам красный, одет в красном и на красном коне,- стало всходить солнце.
Василиса прошла всю ночь и весь день, только к следующему вечеру вышла на полянку, где стояла избушка Бабы-яги.
Забор вокруг избы из человечьих костей, на заборе торчат черепа людские с глазами. Вместо верей (столбов) у ворот -ноги человечьи, вместо запоров - руки, вместо замка - рот с острыми зубами. Василиса обомлела от ужаса, стала как вкопанная.

Вдруг едет опять всадник: сам черный, одет во всем черном и на черном коне. Подскакал к воротам Бабы-яги и исчез, как сквозь землю провалился,- настала ночь. Но темнота продолжалась недолго: у всех черепов на заборе засветились глаза, и на всей поляне стало светло, как середи дня. Василиса дрожала со страху, но, не зная куда бежать, оставалась на месте.

Скоро послышался в лесу страшный шум: деревья трещали, сухие листья хрустели, выехала из лесу Баба-яга - в ступе едет, пестом погоняет, помелом след заметает. Подъехала к воротам, остановилась и, обнюхав вокруг себя, закричала:
- фу, фу! Русским духом пахнет! Кто здесь?

Василиса подошла к старухе со страхом и, низко поклонясь, сказала:
- Это я, бабушка! Мачехины дочери прислали меня за огнем к тебе.
- Хорошо,- сказала Баба-яга,- знаю я их, поживи ты наперед да поработай у меня, тогда и дам тебе огня, а коли нет, так я тебя съем! - Потом обратилась к воротам и вскрикнула: - Эй, запоры мои крепкие, отомкнитесь, ворота мои широкие, отворитесь!
Ворота отворились, и Баба-яга въехала, посвистывая, за нею вошла Василиса, а потом опять все заперлось.

Войдя в горницу, Баба-яга растянулась и говорит Василисе:
- Подавай-ка сюда, что там есть в печи; я есть хочу.
Василиса зажгла лучину от тех черепов, что на заборе, и начала таскать из печки да подавать Бабе-яге кушанье, а кушанья настряпано было человек на десять. Из погреба принесла она квасу, меду, пива и вина. Все съела, все выпила старуха; Василисе оставила только щец немножко, краюшку хлеба да кусочек поросятины.

Стала Баба-яга спать ложиться и говорит:
- Когда завтра я уеду, ты смотри - двор вычисти, избу вымети, обед состряпай, белье приготовь да пойди в закром, возьми четверть пшеницы и очисть ее от чернушки. Да чтоб все было сделано, а не то - съем тебя!
После такого наказу Баба-яга захрапела, а Василиса поставила старухины объедки перед куклою, залилась слезами и говорила:
- На, куколка, покушай, моего горя послушай! Тяжелую дала мне Баба-яга работу и грозится съесть меня, коли всего не исполню. Помоги мне!
Кукла ответила:
- Не бойся, Василиса Прекрасная! Поужинай, помолися да спать ложися: утро мудреней вечера!
Ранешенько проснулась Василиса, а Баба-яга уже встала, выглянула в окно: у черепов глаза потухают. Вот мелькнул белый всадник - и совсем рассвело. Баба-яга вышла на двор, свистнула - перед ней явилась ступа с пестом и помелом. Промелькнул красный всадник - взошло солнце. Баба-яга села в ступу и выехала со двора, пестом погоняет, помелом след заметает. Осталась Василиса одна, осмотрела дом Бабы-яги, подивилась изобилью во всем и остановилась в раздумье: за какую работу ей прежде всего приняться. Глядит, а вся работа уже сделана; куколка выбирала из пшеницы последние зерна чернушки.
- Ах ты, избавительница моя! - сказала Василиса куколке. - Ты от беды меня спасла!
- Тебе осталось только обед состряпать,- отвечала куколка, влезая в карман Василисы, - состряпай с богом, да и отдыхай на здоровье!
К вечеру Василиса собрала на стол и ждет Бабу-ягу. Начало смеркаться, мелькнул за воротами черный всадник - и совсем стемнело, только светились глаза у черепов. Затрещали деревья, захрустели листья - едет Баба-яга. Василиса встретила ее.
- Все ли сделано? - спрашивает Баба-яга.
- Изволь посмотреть сама, бабушка! - молвила Василиса.

Баба-яга все осмотрела, подосадовала, что не за что рассердиться, и сказала:
- Ну, хорошо! - Потом крикнула: - Верные мои слуги, сердечные други, смелите мою пшеницу!
Явились три пары рук, схватили пшеницу и унесли вон из глаз. Баба-яга наелась, стала ложиться спать и опять дала приказ Василисе:
- Завтра сделай ты то же, что и нынче, да сверх того возьми из закрома мак да очисти его от земли по зернышку: вишь, кто-то по злобе земли в него намешал!
Сказала старуха, повернулась к стене и захрапела, а Василиса принялась кормить свою куколку. Куколка поела и сказала ей по-вчерашнему:
- Молись богу да ложись спать; утро вечера мудренее, все будет сделано, Василисушка!

Наутро Баба-яга опять уехала в ступе со двора, а Василиса с куколкой всю работу тотчас исправили. Старуха воротилась, оглядела все и крикнула:
- Верные мои слуги, сердечные други, выжмите из маку масло!
Явились три пары рук, схватили мак и унесли из глаз. Баба-яга села обедать; она ест, а Василиса стоит молча.
- Что ж ты ничего не говоришь со мною? - сказала Баба-яга. - Стоишь как немая!
- Не смела,- отвечала Василиса, - а если позволишь, то мне хотелось бы спросить тебя кой о чем.
- Спрашивай, только не всякий вопрос к добру ведет: много будешь знать - скоро состаришься!
- Я хочу спросить тебя, бабушка, только о том, что видела. Когда я шла к тебе, меня обогнал всадник на белом коне, сам белый и в белой одежде. Кто он такой?
- Это день мой ясный! - отвечала Баба-яга.
- Потом обогнал меня другой всадник на красном коне, сам красный и весь в красном одет. Это кто такой?
- Это мое солнышко красное! - отвечала Баба-яга.
- А что значит черный всадник, который обогнал меня у самых твоих ворот, бабушка?
- Это ночь моя темная - всё слуги мои верные! Василиса вспомнила о трех парах рук и молчала.
- Что ж ты еще не спрашиваешь? - молвила Баба-яга.
- Будет с меня и этого, сама ж ты, бабушка, сказала, что много узнаешь - состаришься!
- Хорошо, - сказала Баба-яга, - что ты спрашиваешь только о том, что видела за двором, а не во дворе! Я не люблю, чтоб у меня сор из избы выносили, и слишком любопытных ем! Теперь я тебя спрошу: как успеваешь ты исполнять работу, которую я задаю тебе?
- Мне помогает благословение моей матери, - отвечала Василиса.
- Так вот что! Убирайся же ты от меня, благословенная дочка! Не нужно мне благословенных!

Вытащила она Василису из горницы и вытолкала за ворота, сняла с забора один череп с горящими глазами и, наткнув на палку, отдала ей и сказала:
- Вот тебе огонь для мачехиных дочек, возьми его: они ведь за этим тебя сюда и прислали.

Бегом пустилась домой Василиса при свете черепа, который погас только с наступлением утра, и наконец, к вечеру другого дня добралась до своего дома. Подходя к воротам, она хотела было бросить череп. "Верно, дома, -думает себе,- уж больше в огне не нуждаются". Но вдруг послышался глухой голос из черепа:
- Не бросай меня, неси к мачехе!

Она взглянула на дом мачехи и, не видя ни в одном окне огонька, решилась идти туда с черепом. Впервые встретили ее ласково и рассказали, что с той поры, как она ушла, у них не было в доме огня. Сами высечь никак не могли, а который огонь приносили от соседей - тот погасал, как только входили с ним в горницу.

- Авось твой огонь будет держаться! - сказала мачеха.

Внесли череп в горницу, а глаза из черепа так и глядят на мачеху и ее дочерей, так и жгут! Те было прятаться, но куда ни бросятся - глаза всюду за ними так и следят. К утру совсем сожгло их в уголь, одной Василисы не тронуло.

Поутру Василиса зарыла череп в землю, заперла дом на замок, пошла в город и попросилась на житье к одной безродной старушке. Живет себе и поджидает отца. Вот как-то говорит она старушке:
- Скучно мне сидеть без дела, бабушка! Сходи, купи мне льну самого лучшего, я хоть прясть буду.

Старушка купила льну хорошего. Василиса села за дело - работа так и горит у нее, и пряжа выходит ровная да тонкая, как волосок. Набралось пряжи много; пора бы и за тканье приниматься, а таких берд не найдут, чтобы годились на Василисину пряжу; никто не берется и сделать-то. Василиса стала просить свою куколку, та и говорит:
- Принеси-ка мне какое-нибудь старое бердо, да старый челнок, да лошадиной гривы: я все тебе смастерю.

Василиса добыла все, что надо, и легла спать, а кукла за ночь приготовила славный стан. К концу зимы и полотно выткано, да такое тонкое, что сквозь иглу вместо нитки продеть можно. Весною полотно выбелили, и Василиса говорит старухе:
- Продай, бабушка, это полотно, а деньги возьми себе. Старуха взглянула на товар и ахнула:
- Нет, дитятко! Такого полотна, кроме царя, носить некому. Понесу во дворец. Пошла старуха к царским палатам, да все мимо окон похаживает. Царь увидал и спросил:
- Что тебе, старушка, надобно?
- Ваше царское величество,- отвечает старуха,- я принесла диковинный товар. Никому, окроме тебя, показать не хочу.

Царь приказал впустить к себе старуху и, как увидел полотно, - вздивовался.
- Что хочешь за него? - спросил царь.
- Ему цены нет, царь-батюшка! Я тебе в дар его принесла.
Поблагодарил царь и отпустил старуху с подарками.
Стали царю из того полотна сорочки шить. Вскроили, да нигде не могли найти швеи, которая взялась бы их работать. Долго искали. Наконец, царь позвал старуху и сказал:
- Умела ты напрясть и соткать такое полотно, умей из него и сорочки сшить.
- Не я, государь, пряла и соткала полотно, - сказала старуха,-это работа приемыша моего - девушки.
- Ну, так пусть и сошьет она!

Воротилась старушка домой и рассказала обо всем Василисе.
- Я знала, - говорит ей Василиса, - что эта работа моих рук не минует. Заперлась в свою горницу, принялась за работу. Шила она, не покладываючи рук, и скоро дюжина сорочек была готова.

Старуха понесла к царю сорочки, а Василиса умылась, причесалась, оделась и села под окном. Сидит себе и ждет, что будет. Видит: на двор к старухе идет царский слуга, вошел в горницу и говорит:
- Царь-государь хочет видеть искусницу, что работала ему сорочки, и наградить ее из своих царских рук.

Пошла Василиса и явилась пред очи царские. Как увидел царь Василису Прекрасную, так и влюбился в нее без памяти.
- Нет, - говорит он, - красавица моя! Не расстанусь я с тобою, ты будешь моей женою.

Тут взял царь Василису за белые руки, посадил ее подле себя, а там и свадебку сыграли. Скоро воротился и отец Василисы, порадовался об ее судьбе и остался жить при дочери. Старушку Василиса взяла к себе, а куколку по конец жизни своей всегда носила в кармане.

Конец

Художник: Кинуко Крафт

ollforkids.ru

Comments