Схема корабль викингов – Схема корабля викингов (драккара) | Проектная деятельность в Школе №1505


01.05.2020 Facebook Twitter LinkedIn Google+ Разное


Суда викингов — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 25 марта 2016; проверки требуют 22 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 25 марта 2016; проверки требуют 22 правки.

Флот викингов состоял преимущественно из боевых кораблей, которые назывались драккарами, и торговых судов, кнорров. Корабли могли служить временным жилищем — поскольку они имели мощный киль, их можно было волоком вытащить на берег и, укрепив, оборудовать как дом. Военные корабли первоначально были вёсельными, но в дальнейшем (в соответствии с общей тенденцией развития флота) викинги стали применять в дополнение парус, а потом и вовсе отказались от вёсел.

Драккар викингов (современное изображение) Корабли викингов

Викинги были опытными судостроителями, создававшими самые совершенные корабли своей эпохи. Боевые корабли и торговые суда позволяли мужчинам посещать заморские страны, а переселенцы и исследователи пересекали море в поисках новых земель и богатств. У себя на родине викинги пользовались рыбацкими лодками, паромами и байдарками. Во времена викингов путешествия через горы, дремучие леса, болота и глубокий снег были трудными. Многочисленные реки, озёра и прочие водные пути

ru.wikipedia.org

Обзор постройки модели Драккара

Теги:&nbspсборная модель из дерева, Дракккар

Обзор постройки модели корабля викингов (драккара)

Вступая в ряды драккаростроителей, подсознательно пытаешься походить на образы суровых северян нарисованных воображением. Викинги считались одними из лучших в Европе рассказчиками, саги которых продолжают очаровывать современных читателей. Одной из отличительных черт древнескандинавской поэзии, легенд и саг является черный юмор (юмор висельника). Обычно, когда в сагах о викингах кто-то из героев озвучивает подобную шутку, это становится дурным предзнаменованием, в подобных произведениях таких шуток гораздо больше, чем можно было бы предполагать. К сожалению, современному человеку трудно выдержать подобную литературную конкуренцию, тем более в рамках короткой статьи.

Впрочем, это касается и корабельной составляющей, учитывая, что в те далекие времена существовали мастера высочайшей квалификации, способные даже и "на глазок" выстроить отменно остойчивый и быстроходный корабль. Такого мастера сопровождала целая бригада различных специалистов: древознатцев, мастеров по выделке досок, резчиков по фигурным деталям и кузнецов, а также некоторое число подсобных рабочих. К счастью, мне предстоит построить кораблик в пять десятков раз меньшего размера, поэтому трудовой коллектив ограничивается кошкой Дашкой, да заморским древознатцем Proxxon-ом.
Учитывая, что обзор постройки модели драккара от итальянской фирмы Amati не является уникальным в модельном сообществе, поэтому постараюсь быть более-менее кратким и делать акценты не на общих планах, а на мелочах и нюансах.

Начну с коробки и содержимого. Оно полностью соответствовало заявленному. Разве что некоторая разорванность угла крышки коробки вызывала эстетическую неудовлетворенность, но 10-ти процентная скидка продавца ("Верфь на столе") полностью ее компенсировала. Бумажная составляющая содержимого представлена на фото. Претензий к качеству чертежей и инструкций как стандартной, так и переводной русскоязычной не возникает.


С большим трудом победив в себе извечное желание моделиста собрать как можно быстрее остов корабля для его скорейшей 3D визуализации, я занялся проработкой фанерного вопроса, по-моему, вечного для европейских производителей. Начав с оклейки торцов шпангоуто-топтимберсо-бимсов (нужное подчеркнуть) и киля, продолжил  двукратным клонированием выше подчеркнутых элементов. Клеил липовый (в хорошем смысле этого слова) шпон толщиной 0,5 мм на изгибах с помощью паяльника, лишив себя перекуров на период высыхания клея, так как процесс происходил почти мгновенно. Бимсы, обработанные с двух сторон, имеют толщину 3 мм, что после не хитрых подсчетов, дает толщину в 15 см натурального размера, что может и не совсем правильно, но и не фатально.



Кроме этого, с помощью нехитрого приспособления для гравировки (между прочим очень легкого и удобного) от Proxxon-а сотворил типа резьбу по дереву на заранее запланированные части киля. Слово "типа" употребляется, чтобы разграничить настоящую резьбу, и ту примитивную, полунаскальную живопись, исполненную мной. Вот когда я пожалел об отсутствующих  резчиках по фигурным деталям, упомянутых выше. Единственное, что могу сказать в свое оправдание, подобный "изысканный кубизм" встречается на шее и частично голове дракона, украшавшего штевень корабля, найденного в устье реки Шельды.

Разбудив в себе дух анималиста-садиста, я без зазрения совести отпилил потенциальному дракону его странноватого вида собачий хвост из пресловутой фанеры, и, насколько позволяют мои таланты, вырезал новый, более элегантный из яблони (кстати, материал для резки просто замечательный), после чего срастил его на штифтах с "туловищем".
   


Закончив с подготовительными работами, довольно быстро и беспроблемно собрал "скелет корабля" из киля и шпангоутов. Малковка также прошла без эксцессов, причем снимал "лишнее" со всех шпангоутов, а не только трех ступенькообразных, указанных в инструкции. Еще один нюанс заключается в невозможности обработки обшивки снаружи, потому как бескомпромиссная в своей безальтернативности фанера имеет три разноцветных слоя, которые по мере воздействия напильника или наждачки празднично и радостно  демонстрируют себя окружающему миру.



   

В результате идеально совместить обшивку не удалось. То ли по причине кривого лазера Amati, то ли аналогичного дефекта моих рук. Правда, один момент слегка воодушевляет: корпус получился удивительно крепкий и стойкий к деформации, особенно после предпринятой мной операции гвоздевания. Очередной раз описывать это действо смысла не вижу, отмечу только, что между нагелями расстояние 4 мм и количество несчетное.



Это шутка. Двух упаковок по 600 штук вполне хватило (при моей лени использовал только заточенные с двух сторон кончики, "тушки" оставил на будущие токарные эксперименты), зубочистки оказались бамбуковые и довольно тяжелые в обработке, поэтому приготовленная шлифмашинка оказалась почти бесполезной для наружных работ, зато полностью себя реабилитировала при обработке обшивки изнутри. В общем, чтобы сэкономить наждачку и не продемонстрировать окружающим ваш богатый запас неприличных слов, лучше пользоваться березовыми нагелями.



После нагелизации бамбуком пришло время установки палубы, точнее 4-х ее составных частей, а также недостающих бимсов, при странном стечении равном количеству достающих. Установив все вышеперечисленное, а также некоторые дополнительные элементы на форштевне и корме, перешел к следующей логической операции - к настилу палубы. Для этого сначала пришлось победить свою врожденную лень и решиться застилать не сплошными палубными досками, а, как и положено, небольшими половицами, лежащими на Т-образных бимсах, которые не будучи ничем закреплены и, естественно, без всякого гвоздевания,- для доступности на случай каких-либо трюмных заначек  суровых северных мужиков, а также исполнения малопривлекательной, но такой необходимой работы по вычерпыванию темных трюмных вод. Для этой работы очень пригодились два инструмента: вышеупомянутая в неравной схватке с бамбуковыми зубочистками - шлифмашинка и мини-утюжок для пэчворка, идеальная штука для приваривания планок на клей ПВА.



После недолгих раздумий решил я делать это судно не каким-то там "ветреным" (в смысле исключительно паруса), а таким же могучим, как и природа Скандинавии, то есть идущим на веслах наперекор бурлящим северным водам. Весла вставлялись не в уключины, а пропускались сквозь специальные отверстия - "гребные люки". Следовательно, крышки их закрывания пришлось сделать в открытом положении, кстати, сами крышки - не что иное, как остатки "черепицы" с кормы Черной Жемчужины, благо нарубил я этих кругляшей из лощеного картона, покрытого битумным лаком, с огромным запасом.
Появление гребных люков направило творческий потенциал на следующий шаг: на то, что в них должно собственно входить и грести. Не скажу, что эта часть работы была самая интересная, но 7 видов весел, по четыре штуки каждого, были изготовлены в течение недели. Каждое весло для облегчения работы состояло из трех деталей (см. фото) одна из которых фанерная, изначально вызывала внутренний протест, но после экспериментов с битумным покрытием, протест сошел практически на "нет".



Решением следующей логической проблемы стал вопрос, касающийся гребли: где, собственно, сидели гребцы. При раскопках кораблей викингов скамей для гребцов обнаружено не было, однако высота, на которой расположены уключины по отношению к половицам, исключает возможность того, что гребцы стояли. Некоторыми учеными было высказано предположение, что они сидели на своих матросских сундучках, а таких сундучков на корабле найдено не было потому, что они были личной собственностью моряков, а не частью корабельной оснастки.
Спорить с археологами дело долгое и туманное, проще и быстрее изготовить необходимое количество сундучков, тем более команда гребцов, сидящая прямо на палубе, выглядит довольно комично.
После 28 предметов личной собственности моряков сделать еще несколько, уже общественной, не составило большого труда. На фото легко можно отличить самострой и самодел, от предметов "музейного качества" Amati.



Переделка коснулась также и более сложных деталей корабля. Например, "мачтовая рыба" или мачт-фишерс, или "старуха", или керлинг, уж не знаю, как эту деревяшку еще назвать. Проблема оказалась в том , что производитель кита почему-то решил сделать ее железной, что совсем не вызвало у меня восторга. Все-таки выражение - железная деревяшка звучит как-то странно. Думаю, что и на этом фото видна разница между изделием итальянских мастеров и тем, что получилось у меня, после двухчасовой возни с куском спинки бывшей детской кроватки из непонятного дерева, ну и дополнительно крышки-стопора для мачты из ореха.



Подробно описывать следующую операцию особого смысла не вижу. Разве что небольшое литературное отступление... Рассматривая рисунки и чертежи, легко убедиться, что руль у кораблей викингов располагался не по осевой линии кормы, как мы привыкли, а сбоку, на специальном креплении. И пробные современные плавания доказывают, что даже при жестоком ветре и сильнейшем волнении, судном при помощи этого бокового руля без труда управлял всего один человек!

   

После покрытия палубы льняным маслом, а всего остального разведенным битумным лаком, пришло время разместить всякие "приятные мелочи" - бочки, мешки, сшитые лично из "парусины", бадью с водой, а также лук с тетивой из мононити и топора. Почти все фиксировал клеевым пистолетом. В принципе понравилось, единственное, что скорость остывания очень большая, это не дает время на лишние размышления.






История умалчивает, по крайней мере, от меня, был ли известен викингам узел "рыбацкий штык". Но именно им по уже сложившийся традиции и был прикреплен якорь к канату (якорная цепь, предусмотренная для этого производителем, как-то не стыкуется ни с самим судном, ни с временем его существования).



Отдельной темой являются покрасочные работы. Во-первых - щиты, во-вторых — голова дракона. И то и другое очень ярко описано в латинском тексте о флоте викингов, который привел Кнут в Англию в 1015 году: "Столь великолепно были украшены эти корабли, что они ослепляли смотрящих, и тем, кто смотрел издалека, казалось, что сделаны были они из пламени, а не из дерева. Ибо каждый раз, когда солнце проливало на них сияние своих лучей, в одном месте блистало оружие, в другом — сверкали подвешенные щиты. На носах кораблей пылало золото и искрилось серебро. Воистину, столь велико было великолепие этого флота, что если бы его господин пожелал завоевать любой народ, то одни корабли устрашили бы врага еще до того, как воины смогли бы вступить в сражение..."
    Думаю, что добавить что-то, для выбора цветовой палитры рогатой головы представителя древней цивилизации из созвездия Сириуса, довольно сложно...


Щиты, в свою очередь, раскрашивались по-разному, в зависимости от вкуса владельца. Они могли быть окрашены полностью одним цветом, либо сегментами. Учитывая, что владельцем всего этого всего богатства, является ваш покорный слуга, то раскраску я отдал на откуп своему мнению, естественно в пределах разумности и уместности, стараясь при этом создать некоторую подержанность и состаринность.



Гораздо больше вопросов о белом обороте щитов. Не буду приводить здесь довольно горячий научный спор уважаемых ученых о вымысле или реальности существовании в скандинавских мифах — белой внутренней части щитов на случай "дипломатических переговоров", рогов на шлемах воинов, наконец, красно-белой полосатости паруса. Уже не говорю про дискуссию о времени возникновения самих сказаний, речь идет о разнице в десятки столетий. Со всем этим при желании, можно ознакомиться в интернете. Принимая во внимания некую мифичность историзма принял волевое решение: белым щитам и полосатому парусу быть...по-крайней мере с художественной точки зрения это интересней.
Пришло время уделить некоторое время, тому самому, несколько раз упомянутому парусу. Производитель кита предлагает сделать довольно странную конструкцию — на цельное полотнище наклеить по диагонали крест-накрест 3-4 мм полоски из него же. Снова не буду здесь приводить прямо противоположные мнения уважаемых людей о камнях с Готланда с изображениями кораблей, плывущих с развернутым парусом. Где паруса, как правило, покрыты узором из ромбов, в то время как письменные источники утверждают, что паруса раскрашены полосками контрастных цветов. То ли готландцы предпочитали другие узоры, то ли, что более вероятно, ромбы изображают сеть из канатов или кожаных ремней, которая покрывала поверхность слабо сотканного паруса, укрепляя его. Окунувшись  в массу предположений и гипотез, я понял одно, раз нет точных фактов, то базироваться буду на тех, которые получили наибольшее распространение. К тому же основные сведения для себя я почерпнул из книги "Суда викингов"  Иохена фон Фиркса, поэтому и буду продолжать основываться на заключениях автора. Это, в частности, касается полосатого паруса, сшитого из шерсти. Решив для себя отказаться от шерсти, но не от красно-белых полос, долго решал, как этого добиться. Сшивать разноцветные полосы, пусть и в 50-ом масштабе, по мне так не очень, швы при любом раскладе будут не масштабные, да и добиться ровности, с моим зачаточным мастерством швеи, большая проблема. После нескольких экспериментов я все-таки нашел выход. Красным карандашом нарисовал на ткани необходимый рисунок, затем разукрасил его акриловой краской с двух сторон. После высыхания ткань подверглась и механическому воздействию и лежанию в горячем крепком чае, но показала очень хорошую стойкость окраски. После чего осталось лишь сделать имитацию швов прострочкой на швейной машинке по краям нарисованных полос.



Писать об изготовлении мачты, реи, шпиртов особого смысла не вижу, все стандартно: на конус. Шпирты чуть сложнее, у них с одного края еще и своеобразная вилка делается. Финишная обработка – битумный лак и льняное масло.
О такелажных работах тоже, особенно не распространишься, в сравнении с любым одномачтовым судном, хоть с косым, хоть прямым парусом. Здесь все еще проще, и, не побоюсь этого слова, иногда даже примитивно. Нитки мотал сам, китовые традиционно вызывают лишь грусть.



Вопрос о подставке давно витал в воздухе и периодически не давал спать, а когда установив руль, понял что корпус стоять сам по себе, пусть и, переваливаясь с боку на бок, уже не может, он стал-таки просто самым актуальным. Честно говоря, было сделано несколько вариантов, но художественный совет прошла лишь одна, та, что на фото. Не могу назвать это произведением искусства, особенно учитывая, что держалка для корабля оставалась одна (затевать историю с интернет покупкой еще одной не хотелось), а выходить из положения как-то было нужно.



   

Вот вроде бы и все. Финальные фото.








Конечно, до идеальной модели далеко, но это даже хорошо, есть перспективы дальнейшего роста мастерства. Рекомендую для тех, кто не очень любит возиться с многочисленным такелажем и интересуется историей Северных народов, а также для любителей экзотики, кому приелись европейско-американские парусники, которые, как не крути, по устройству очень похожи друг на друга.
На этом прощаюсь, надеюсь до скорых встреч…

© www.shipmodeling.ru, 2014

    © Александр Смыков, 2014

Я в Google+

www.shipmodeling.ru

Драккар – корабль викингов

Содержание статьи

Драккар – покоритель морей

Корабль драккар стал своего рода визитной карточной эпохи викингов. Это был длинный вместительный корабль универсального класса с малой осадкой, приводимый в движение парусом и гребными веслами. Слово «драккар» («drakkar») имеет норвежское происхождение и этимологически восходит к древнескандинавскому языку, где «drage» означало буквально «дракон», а слово «kar» можно перевести как «корабль». В древнескандинавском и ряде германских языков драккар викингов также называется «langskip», что значит «длинный корабль». В европейских языках для названия судов этого типа существует широкий перечень названий – от «dreka» до «draka».

Конструктивно драккар викингов представляет собой развитый вариант снеккара (от древнескандинавского «snekkar», где «snekja» означает «змея», а «kar» соответственно – «корабль»). Снеккар был меньше и маневреннее драккара, и в свою очередь произошел от кнорра (этимология норвежского слова «knörr» неясна), небольшого грузового судна, которое отличалось невысокой скоростью движения (до 10 узлов). Тем не менее, Эрик Рыжий открыл Гренландию вовсе не на драккаре, а именно на кнорре.

Размеры драккара – величина вариативная. Средняя длина такого корабля составляла от 10 до 19 метров (соответственно от 35 до 60 футов), хотя предположительно могли существовать суда большей длины. Это были универсальные корабли, они использовались не только в военных действиях. Зачастую их применяли для торговли и перевозки грузов, на них путешествовали на больше расстояния (не только в открытом море, но и по рекам). В этом заключается одна из главных особенностей кораблей драккаров – малая осадка давала возможность легко маневрировать на мелководье.

Драккары позволили скандинавам открыть Британские острова (включая Исландию), достичь берегов Гренландии и Северной Америки. В частности, американский континент открыл викинг Лейф Эрикссон по прозвищу «Счастливый». Точная дата его прибытия в Винланд (так Лейф назвал, вероятно, современный Ньюфаундленд) неизвестна, но это точно случилось ранее 1000 года. Столь эпичное путешествие, увенчавшееся успехом во всех смыслах, лучше всяких характеристик говорит о том, что модель драккара была крайне удачным инженерным решением.

Конструкция драккара, его возможности и символика

Считается, что драккар (картинки реконструкции корабля вы можете видеть ниже), будучи «кораблем-драконом», неизменно имел на киле резную голову искомого мифического создания. Но это заблуждение. Конструкция драккара викингов действительно подразумевает высокий киль и не менее высокую кормовую часть при относительно небольшой высоте борта. Однако на киле далеко не всегда размещался именно дракон, более того – этот элемент был мобильным.

Деревянное изваяние мифического существа на киле судна указывало, в первую очередь, на статус его владельца. Чем больше и эффектнее была конструкция, тем выше было социальное положение капитана корабля. При этом, когда драккар викингов подплывал к родным берегам или землям союзников, «драконью голову» снимали с киля. Скандинавы считали, что таким образом они могут напугать «добрых духов» и принести беды в свои земли. Если же капитан жаждал мира, место головы занимал щит, повернутый в сторону берега внутренней стороной, на которой было набито белое полотно (своеобразный аналог более позднего символа «белый флаг»).

Драккар викингов (фото реконструкций и археологических находок представлено ниже) снабжался двумя рядами весел (по одному ряду на каждом борту) и широким парусом на единственной мачте, то есть основным был все же весельный ход. Управлялся драккар традиционным рулевым веслом, к которому крепился поперечный румпель (специальный рычаг), расположенный в правой части высокой кормы. Корабль мог развивать ход до 12 узлов, и в эпоху, когда адекватного парусного флота еще не существовало, этот показатель справедливо внушал уважение. При этом драккар был достаточно маневренным, что в сочетании с малой осадкой позволяло ему с легкостью двигаться вдоль фьордов, прятаться в ущельях и заходить даже в самые мелководные реки.

Еще одна конструктивная особенность таких моделей уже упоминалась – это низкий борт. Данный инженерный ход, судя по всему, имел сугубо военное применение, потому что как раз из-за низкого борта драккар было сложно различить на воде, особенно в сумерках и тем более ночью. Это давало викингам возможность почти вплотную подходить к берегу до того, как судно замечали. Голова дракона на киле в этом плане имела особую функцию. Известно, что во время высадки в Нортумбрии (остров Линдисфарн, 793 год) деревянные драконы на килях драккаров викингов произвели на монахов местного монастыря поистине неизгладимое впечатление. Монахи посчитали это «карой божьей» и в страхе разбежались. Не единичны случаи, когда даже солдаты в фортах покидали свои посты при виде «морских чудовищ».

Обычно такой корабль имел от 15 до 30 весельных пар. Однако судно Олафа Трюггвасона (знаменитого норвежского короля), спущенное на воду в 1000 году и названное «Великий Змей», предположительно имело аж три с половиной десятка пар весел! При этом каждое весло имело длину до 6 метров. В путешествии команда драккара викингов редко составляла больше 100 человек, в подавляющем числе случаев – гораздо меньше. При этом каждый воин в команде имел собственную лавку, на которой он отдыха и под которой хранил личные вещи. Но во время военных походов размеры драккара позволяли вмещать до 150 бойцов без существенной потери в маневре и скорости.

Мачта составляла 10-12 метров в высоту и была съемной, то есть при необходимости оперативно убиралась и укладывалась вдоль борта. Обычно это делали во время набега, чтобы повысить мобильность судна. И тут в дело вновь вступали низкие борта и малая осадка корабля. Драккар мог подходить к берегу вплотную и воины очень быстро сходили на берег, развертывая позиции. Именно поэтому набеги скандинавов всегда отличались молниеносностью. При этом известно, что существовало множество моделей драккаров с оригинальными аксессуарами. В частности, знаменитый «ковер королевы Матильды», на котором был вышит флот Вильгельма I Завоевателя, а также «Байенское полотно» изображают драккары с эффектными блестящими флюгерами из жести, яркими полосатыми парусами и украшенными мачтами.

В скандинавской традиции принято давать имена самым разнообразным предметам (от мечей до кольчуг), и корабли не стали в этом плане исключением. Из саг нам известны следующие наименования судов: «Морской змей», «Лев волн»,  «Конь ветра». В этих эпичных «прозвищах» видно влияние традиционного скандинавского поэтического приема – кеннинга.

Типология и чертежи драккаров, археологические находки

Классификация викингских судов достаточно условна, так как реальных чертежей драккаров, разумеется, не сохранилось. Однако имеет место достаточно обширная археология, к примеру – Гокстадский корабль (также известный как драккар из Гокстада). Он был найден в 1880 году в Вестфолле, в кургане у Саннефьорда. Судно датируется IX веком и предположительно именно этот тип скандинавских судов чаще всего использовался для погребальных обрядов.

Корабль из Гокстада имеет 23 метра в длину и 5,1 метров в ширину, при этом длина гребного весла составляет 5,5 метра. То есть объективно Гокстадский корабль достаточно крупный, он явно принадлежал хёдвингу или ярлу, а возможно даже конунгу. У корабля одна мачта и большой парус, сшитый из нескольких вертикальный полос. Модель драккара имеет элегантные очертания, судно целиком изготовлено из дуба и снабжено богатым орнаментом. Сегодня корабль выставляется в «Музее кораблей викингов» (Осло).

Любопытно, что драккар из Гокстада был реконструирован в 1893 году (его назвали «Викинг»). 12 норвежцев построили точную копию Гокстадского корабля и даже переплыли на нем океан, достигнув берегов США и высадившись в Чикаго. В итоге, корабль смог разогнаться до 10 узлов, что в действительности является отменным показателем даже для традиционных судов «эпохи парусного флота».

В 1904 году в уже упомянутом Вестфолле, возле Тёнсберга был обнаружен еще один драккар викингов, сегодня он известен как Осебергский корабль и также выставляется в музее Осло. На основании обширных исследований археологи сделали вывод о том, что Осебергский корабль был построен в 820 году и участвовал в грузовых и военных операциях до 834 года, после чего корабль использовали в погребальном обряде. Чертеж драккара мог выглядеть так: 21,6 метра в длину, 5,1 метров в ширину, высота мачты неизвестна (предположительно в пределах от 6 до 10 метров). Площадь паруса Осебергского корабля могла составлять до 90 квадратных метров, вероятная скорость – не менее 10 узлов. Носовая и кормовая части снабжены великолепной резьбой, изображающей животных. На основании внутренних размеров драккара и его «убранства» (в первую очередь имеется ввиду наличие 15 бочек, которые часто использовались викингами в роли вещевых сундуков) предполагается, что на судне было не менее 30 гребцов (но вполне вероятны и большие цифры).

Осебергский корабль относят к классу шнеккаров. Шнеккар или просто шнек (этимология слова неизвестна) – это разновидность драккара викингов, который изготавливался только из дубовых досок и был широко представлен у североевропейских народов много позже – с XII по XIV век. Несмотря на то, что судно получило критические повреждения во время погребального обряда, а само  захоронение-курган было разграблено еще в Средневековье, археологи нашли на сгоревшем драккаре остатки дорогих (даже сейчас!) шелковых тканей, а также два скелета (молодой и пожилой женщины) с украшениями, которые говорят об их исключительном положении в обществе. Также на судне обнаружена деревянная телега традиционной формы и, что особенно удивительно, кости павлина. Другая «уникальность» этого археологического артефакта заключается в том, что останки людей на Осебергском корабле изначально связывали с Инглингами (династия скандинавских вождей), но позже анализ ДНК выявил принадлежность скелетов к гаплогруппе U7, которая соответствует выходцам с Ближнего Востока, в частности – иранцам.

Еще один знаменитый драккар викингов был обнаружен в Эстфолле (Норвегия), в деревне Рольвсей близ Тюна. Эту находку сделал известный археолог XIX столетья Олаф Рюгев. Найденного в 1867 году «морского дракона» назвали Тюнским кораблем. Тюнский корабль относят к рубежу X века, приблизительно к 900 году. Обшивка его выполнена из дубовых досок, уложенных внахлест. Тюнский корабль сохранился плохо, но комплексный анализ позволил выявить размеры драккара: 22 метра в длину, 4,25 метра в ширину, при этом длина киля составляет 14 метров, а количество весел предположительно могло варьироваться в диапазоне от 12 до 19. Главная особенность Тюнского корабля заключается в том, что в основе конструкции лежали дубовые шпангоуты (ребра) из прямых, а не гнутых досок.

Технология постройки драккара, установка паруса, подбор команды

Драккары викингов строили из прочных и надежных древесных пород – дуба, ясеня и сосны. Иногда модель драккара предполагала использование лишь одной породы, чаще их комбинировали. Любопытно, что древнескандинавские инженеры стремились подбирать для своих кораблей древесные стволы, которые уже имели естественные изгибы, из них делали не только шпангоуты, но и кили. За рубкой дерева для судна следовало расщепление ствола пополам, операция повторялась несколько раз, при этом элементы ствола всегда расщеплялись вдоль волокон. Все это делалось еще до высыхания дерева, поэтому доски получались очень гибкими, их дополнительно смачивали водой и выгибали над открытым огнем.

Основным инструментом для постройки драккара викингов выступал топор, дополнительно использовались сверла и долото. Интересно, что пилы были известны скандинавам с VIII века, но для постройки судов они никогда не применялись. Более того, известны легенды, согласно которым именитые кораблестроители создавали драккары, используя только топор.

Для обшивки кораблей драккаров (картинки чертежей представлены ниже) использовалась так называемая клинкерная укладка досок, то есть укладка внахлест (внакрой). Крепление досок к корпусу корабля и между собой сильно зависело от местности, где судно изготавливалось и, судя по всему, большое влияние на этот процесс оказывали локальные верования. Чаще всего доски в обшивке драккара викингов скреплялись деревянными гвоздями, реже – железными, а иногда они перевязывались специальным образом. Затем готовая конструкция смолилась и конопатилась, эта технология не менялась на протяжении веков. Такой метод создавал «воздушную подушку», что добавляло кораблю устойчивости, при этом увеличение скорости движения приводило к улучшению плавучести конструкции.

Паруса «морских драконов» изготавливались исключительно из шерсти овец. Стоит отметить, что естественный жировой налет на овечьей шерстке («по-научному» он называется ланолин) давал парусному полотну отменную защиту от влаги, и даже при сильном дожде такое полотно промокало очень медленно. Интересно отметить, что данная технология изготовления парусов для драккаров отчетливо напоминает современную методику производства линолеума. Формы парусов были универсальны – либо прямоугольная, либо квадратная, это обеспечивало управляемость и качественный разгон при попутном ветре.

Исландские скандинавоведы подсчитали, что на средний парус для корабля драккара (фото реконструкций можно увидеть ниже) уходило порядка 2 тонн шерсти (получившееся полотно имело площадь до 90 квадратных метров).  С учетом средневековых технологий это примерно 144 человеко-месяцев, то есть, чтобы создать такой парус 4 человека должны были ежедневно трудиться на протяжении 3 лет. Неудивительно, что большие и качественные паруса в буквальном смысле ценились на вес золота.

Что касалось подбора команды для драккара викингов, то капитан (чаще всего это был хэрсир, хёвдинг или ярл, реже – конунг) всегда брал с собой только самых надежных и проверенных людей, ведь море, как известно, не прощает ошибок. Каждый воин «прикреплялся» к своему веслу, скамья возле которого буквально становилась для викинга домом на время похода. Под скамьей или в специальной бочке он хранил свое имущество, спал на лавке, укрывшись шерстяным плащом. В дальних походах по возможности драккары викингов всегда останавливались у берега, чтобы воины могли заночевать на твердой земле.

Лагерь на берегу также был необходим во время масштабных военных действий, когда на корабль брали в два-три раза больше воинов, чем обычно, и места на всех не хватало. При этом капитан корабля и несколько его приближенных в обычной ситуации не участвовали в гребле, также к веслу не прикасался кормчий (рулевой). И тут стоит вспомнить одну из ключевых особенностей «морских драконов», которую можно считать хрестоматийной. Свое оружие воины укладывали на палубу, тогда как щиты вывешивались за борт на специальных креплениях. Драккар со щитами по обоим бортам смотрелся очень эффектно и действительно вселял страх в сердца врагов одним своим видом. С другой стороны, по количеству щитов за бортом можно было заранее определить приблизительную величину команды судна.

Современные реконструкции драккаров – опыт веков

Средневековые скандинавские суда неоднократно воссоздавались в XX веке реконструкторами разных стран, причем во многих случаях за основу брался конкретный исторический аналог. Например, знаменитый драккар «Морской конь из Глендалу» фактически представляет четкую реплику ирландского корабля «Skuldelev II», каковой увидел свет в 1042 году. Данное судно потерпело крушение в Дании у фьорда Росклильде. Имя корабля не оригинальное, его так назвали археологи в честь городка Скульделев, возле которого в 1962 году нашли останки 5 судов.

Размеры драккара «Морской конь из Глендалу» поразительны: он имеет 30 в длину, на постройку этого шедевра ушло 300 стволов первосортного дуба, в процессе сборки модели драккара было использовано семь тысяч гвоздей и шестьсот литров качественной смолы, а также 2 километра пенькового каната.

Другая знаменитая реконструкция называется «Harald Fairhair» в честь первого короля Норвегии Харальда Прекрасноволосого. Этот корабль строили с 2010 по 2015 год, он имеет 35 метров в длину и 8 метров в ширину, у него 25 пар весел, а парус обладает площадью в 300 квадратных метров. Воссозданный корабль викингов свободно принимает на борт до 130 человек, на нем реконструкторы совершили путешествие через океан к берегам Северной Америки. Уникальный драккар (фото представлено выше) регулярно совершает путешествия вдоль берегов Великобритании, в команду из 32-х человек может попасть любой желающий, но – только после тщательного отбора и длительной подготовки.

В 1984 году небольшой драккар был реконструирован на основе Гокстадского корабля. Его создали профессиональные кораблестроители на Петрозаводской верфи для участия в съемках замечательного кинофильма «И на камнях растут деревья». В 2009 году несколько скандинавских судов было создано на верфи Выборга, где они швартуются по сей день, периодически используясь в качестве оригинального реквизита для исторических фильмов.

Так легендарные корабли древних скандинавов до сих пор будоражат воображение историков, путешественников и авантюристов. Драккар воплотил в себе дух эпохи викингов. Эти приземистые юркие корабли оперативно и незаметно сближались с противником и позволяли реализовывать тактику быстрой ошеломительной атаки (пресловутый блицкриг). Именно на драккарах викинги избороздили Атлантику, на этих кораблях легендарные северные воины ходили по рекам Европы, добираясь аж до Сицилии! Легендарный викингский корабль – это истинное торжество инженерного гения далекой эпохи.

P.S. На сегодняшний день тату драккар является достаточно популярным вариантом «художественной резьбы по телу». В отдельных случаях выглядит это достаточно эффектно, однако нужно понимать, что у нас нет ни одного исторического свидетельства о том, что тату драккар могло существовать. Притом, что о татуировках в скандинавской культуре нам известно достаточно много. Столь показательный момент говорит о том, что тату драккар – это вовсе не способ почтить память предков, а скорее глупый каприз.

Советуем почитать:

runarium.ru

Викинги и их корабли (часть 4) » Военное обозрение

Змей мчал сына Трюггви,
Молодца, по волнам,
Пасть разинув злую,
Златом пообжату.

Олав взлез на Зубра,
Знатна волка водна.
Зверя мыло море
Мощный рог в дороге.
(Поминальная драпа об Олаве святом. Перевод С. В. Петрова.)

В большинстве своем люди у нас все же наслышаны о викингах и их кораблях, да и век интернета все-таки, поэтому вроде все уже знают, что плавали они на длинных таких судах с одной мачтой с полосатым парусом и головой дракона на форштевне. Других судов у них вроде бы и не было? Или были? На самом деле типов судов у раннесредневековых скандинавов было множество, и все они отличались друг от друга, как, скажем, «Матиз» отличается сегодня от того же «Мерседеса». Для плаваний ради торговли предназначались кнорр и каупскип; для военных походов за добычей — шнекка (что означает «тонкий и выдающийся»), скейд (можно перевести как «рассекающий воду») и дракар или «дракон» — название, которое, таким кораблям давали из-за обычая вырезать голову дракона на форштевне таких кораблей.


Фердинанд Лике, «Набег викингов» (1906). Не знаю, может быть с точки зрения живописного мастерства Фердинанд Лике и был замечательным художником, но в отношении истории – фантазер еще тот. У викингов не было «бочки» на мачте, более того, сама мачта на его картине стоит не там, где надо. Она сдвинута влево к борту. А это уже неумение правильно строить перспективу. Щиты на бортах… Зачем они в набеге здесь? Да еще среди них один прямоугольный. Мечи в руках у викингов явно бронзового века, хорошо еще, что шлемы не с рогами! Но самое, конечно, удивительное это таран! Откуда он это взял? Ведь находки судов викингов уже были известны. Изображения рунных камней опубликованы… Нет, не нравятся мне такие вот живописцы!

Суда широкого спектра назначения, которые равным образом подходили и для торговли, так и для пиратских набегов – такие, как, например, найденный корабль в Гокстаде, обычно именовались скута или карфи. Главное же отличие между судами торгового назначения и военными состояло в том, что первые, то есть кнорры и каупскипы были короткими, но широкими, имели высокий надводный борт, а также прежде всего зависели от площади парусности. Военные же суда, напротив, были узкими и длинными, имели меньшее водоизмещение, что позволяло подниматься им вверх по рекам и свободно преодолевать прибрежное мелководье, имели значительно большее число весел. Поэтому-то военные корабли викингов и получили весьма характерное название ландскип — или «длинный корабль» («ладья»).


Еще один «длинный корабль». Музей викингов в Хедебю.

Но и боевые суда викингов могли сильно различаться по размерам. Их обычно классифицировали по количеству скамеек (банок) для гребцов (сeссa), или же наличию промежутков между поперечными балками («места», рум или спантрум). Например, в X в. тринадцатибаночный корабль (триттансесса, т.е. судно, имеющее 13 мест для гребцов (банок) с каждой стороны, или 26 весел) был по размерам наименьшим из тех судов, которые можно было отнести к военным — т.е. которые были еще меньше, считалось для войны уже непригодными. Так, например, известно, что в набегах викингов на Англию в конце IX в. участвовали 16—18-баночные суда, в то время как англо-саксонская летопись сообщает, что Великий король Уэссекса Альфред в 896 г. уже строил 60-весельные корабли (имевшие 30 мест для гребцов с каждой стороны), в два раза большие по размерам, чем суда у викингов.


Корабль из Осеберга. Музей кораблей викингов в Осло.
Кстати, в Норвегии очень чтят свою историю. Об этом свидетельствует большое количество музеев в Осло и других городах. Один из них - Музей викингов, расположенный на полуострове Бюгдё, посвящен сразу трем погребальным кораблям, найденным в конце XIX века в погребальных курганах. Здесь все лаконично, просто и торжественно. Большие старинные окна, много пространства и света, но света старины, истории. Удивительно, что форма окон и архитектура здания напрямую связаны с ощущением времени. Просторно, словно на дне прозрачного моря стоят эти корабли… черные, строгие и будто бы живые…


Поэтому 16-баночный корабль, найденный в Гокстаде (относящийся примерно к этому же времени), был минимального размера для того, чтобы считаться военным судном. Стандартным же размером для боевых кораблей стали 20 или 25-баночные суда. Тридцатибаночные тоже строили, но в очень небольшом количестве. Гигантские военные суда, имевшие больше 30 банок, появились лишь в самом конце X в. Самым известным среди них был «Длинный змей» короля Олафа Тригвассона, имевший 34 скамьи (или места для гребцов). Его построили зимой 998 г.; но в то время, скорее всего, были и другие подобные ему суда. Известны и 35-баночные корабли, сооруженные в XI—XIII вв. Прежде всего, это «Великий Дракон» короля Харальда Хардрада, построенный зимой 1061 —1062 гг. в Нидаросе.


Изготовление реплики украшения судна из Осеберга.

В «Саге короля Харальда» этот корабль описывается как более широкий, чем обычные военные корабли, подобных размеров и пропорций, но принципиально такой же, как и они. Нос украшает голова дракона, на корме — его хвост, причем носовая фигура была позолочена. На нем было 35 пар мест для гребцов, и он был просто огромен даже для судов своего класса.


А вот так эта деталь выглядит в итоге.

Среди пяти кораблей, найденных в Скулделева, один как раз и оказался очень большим, хотя и оказался он в плохом состоянии. Специалисты считают, что его размеры приблизительно составляли 27,6 метров в длину и 4,5 в ширину, а был он 20—25-весельным. Были раскопаны и другие образцы судов викингов: например, в Лэдби (время захоронения ок. 900-950 гг.), длина которого была 21 м, а весел 12 пар; в Туне (время захоронения ок. 850—900 гг.) — длина 19,5 м и с 11 парами весел. Кстати, судно из Осеберга имело 15 пар весел; а гокстадский корабль был немного больше и потому у него было 16 пар. Кстати, кнорр, что нашли в Скулделеве — это пока что единственное торговое судно, что было обнаружено в последние годы. Его размеры: 16,20 на 4,52 м.


Некоторые новоделы судов викингов по-настоящему велики. Вот, например, драккар «Харальд Прекрасноволосый».
Он же – вид спереди.
А это его «голова». Эффектная, ничего не скажешь, но сразу бросаются в глаза отличия в художественной манере оформления таких «голов» у викингов и у тех, кто сегодня им подражает. Форма одна – но вот содержание декапировки совершенно разное!

И боевые, и торговые корабли викингов имели две палубы, приподнятые в носовой и кормовой оконечностях. Между ними простиралась палуба, обшитая досками, которые специально прикреплялись неплотно и могли подниматься при укладке грузов в трюм. Во время стоянки на якоре или пребывании в гавани ее накрывали большим тентом наподобие большого шатра, а мачту убирали. Сага «Сварфдела», например, описывает 12 кораблей, стоящих на якоре в таком вот виде: «Все покрытые черными тентами. Из-под тентов пробивался свет, где сидели люди и пили».


«Голова» драккара. Музей истории культуры. Университет в Осло.
Еще одна похожая голова…
Эта же голова с другого ракурса. Музей кораблей викингов. Осло.

Все, и даже дети, сегодня представляют себе корабли викингов со щитами по бортам. И, да, действительно считается, что команда обычно вешала их вдоль планширя. Вопрос лишь в том, как часто это делалось и зачем? Отдельные специалисты считают, что, вывесив так щиты, грести невозможно. Но мнение это основано лишь на примере гокстадского корабля. На нем и вправду щиты, будучи привязаны ремнями к деревянной рейке, действительно закрывали отверстия для весел. Но уже на осебергском судне они были прикреплены с наружной стороны планшира так, что гребле не мешали. Ну, а если мы опять-таки обратимся к сагам, то там прямо написано, что щиты так вывешивали. Например, в саге «Битва на фьорде Гафрс» написано, что планшири «блестели начищенными щитами», а в «Сражении на реке Нисса» в 1062 г. «воины сделали укрепление из щитов, навешанных вдоль планширя». Подтверждается это рисунками на камнях с острова Готланд, где видно, что щиты как раз таким образом на кораблях и расположены.


Резная голова драккара «Хугин». Эффектная, не спорю, но ж очень какая-то… декоративная!

Вот что действительно необычно, так это то, что на всех судах викингов палубы совершенно гладкие. Ни в одном из них не было ни намека на существование каких бы то ни было скамеек для гребцов. Поэтому считается, что гребцы сидели на своих сундуках. Во всяком случае сундуки с осебергского судна были вполне пригодны для сидения.


Вот он какой, «Хугин». Красавец, не правда ли? И щиты в масштабе. Но… неужели у всех они были одинаковыми?

Правда, есть вроде бы сведения, что скандинавские моряки того времени хранили все свои вещи не в сундуках, а в кожаных мешках, которые одновременно служили им и спальными мешками. Но как все-таки было точно неизвестно! На одном из боевых кораблей, обнаруженных под Скулделевым, в качестве сидений могли быть использованы поперечные балки. Есть и такое предположение, что гребцы вообще… стояли. Сами весла в среднем имели длину около 5 метров, на гокстадском корабле они были длиной от 5,10 до 6,20 м. Причем обычно греб веслом один гребец, но в бою ему в помощь выделялись еще двое: один защищал гребущего веслом от вражеских метательных снарядов, другой был сменщиком и ожидал своей очереди.


Одна из первых моих моделей кораблей викингов фирмы «SMER». Уже тогда, в конце 80-ых, когда я начал только-только получать модели с Запада, мне бросились в глаза и какие-то странные, пуговичного вида щиты, и странные голова и «хвост», хотя фигурки мне очень понравились. Что было делать? Отрезал «голову» и «хвост» и сделал их самостоятельно. Выбросил щиты-пуговицы и тоже сделал их сам.

Для движения в открытом море викинги поднимали на своих судах прямо-таки огромные по размерам квадратные паруса. Их стали использовать в VIII веке, и это, несомненно, являлось одним из тех значимых технологических новшеств, которые обеспечили расцвет их цивилизации. Как пример их эффективности можно привести плавание судна-реплики «Викинг» — точной копии гокстадского корабля, пересекшего Атлантический океан под парусом за 28 дней. При этом он мог часами удерживать скорость до 11 узлов, что было для того времени хорошим показателем и для большинства паровых судов, ведь далеко не все они были рекордсменами, боровшимися за «Голубую ленту Атлантики».


За что я не люблю «модельные сайты», так это вот за такие модели. Вроде бы все очень точно. Но… «металлизированные» детали на осебергском судне не были металлизированы, а если и были, то были бы… позолочены. Одинаковые щиты… Тоже как-то не слишком исторично.
Вот она – резьба с осебергского корабля. Никаких следов позолоты!

Паруса самих викингов, вероятно, были сделаны из шерсти, хотя некоторые эксперты и утверждают, что они были льняными. Орнаментальные узоры, напоминающие косую решетку, изображенные на готландских рунических камнях, на самом деле, возможно, изображают кожаные ремни и канаты, с помощью которых тогдашние корабелы пытались сохранить форму шерстяных парусов. Эти рисунки также показывают принцип взятия рифов при помощи канатов, прикрепленных к нижней части паруса. Он, несомненно, ничем не отличался от принципа действия, используемого на северо-норвежских рыбачьих лодках вплоть до XIX века. При натяжении каната парусина зарифлялась, образовывала складки, и таким образом постепенно убирался и сам парус. В сагах описываются паруса викингов с синими, красными, зелеными и белыми полосками и клетками. Остатки парусов с гокстадского судна были белого цвета (цвета небеленой парусины) с красными полосами. Мачта была, скорее всего, в два раза короче длины самого судна, поэтому, поскольку, когда во время битвы ее опускали, она даже не задевала бимсов на корме. В целом виде ни одной мачты не было найдено.


Модель судна викингов из музея в Хедебю.
Модель гокстадского корабля. Исторически вроде бы все верно, но посмотрите на умбоны щитов и сами щиты. Умбоны больше, чем нужно и с обратной стороны углубления не имеют, так же, как и рукоятки для удержания. Щиты должны иметь хотя бы намек на обшивку кожей по краю!
Еще один наводел на «слете» судов викингов в Бресте в 2012 году. Тут и обшивка хорошо выполнена, и резьба, и щиты отличные и разные. Но… каким-то уже очень поникшим получился у авторов этого судна их дракон на носу. Надо бы им придать ему более горделивый, а не «опущенный» вид!
Большое рулевое весло со съемной рукояткой находилось справа по борту. Рукоятка – румпель, часть украшалась рунами, что делало руль в руках кормчего более «послушным». Ладья из Осеберга. Музей кораблей викингов. Осло.
Форштевень и ахтерштевень обычно украшались вырезанными из дерева головами и хвостами животных, главным образом, таких как дракон или змея. Судя по норвежским наскальным рисункам этот обычай появился в Европе еще в I—II веках. По таким позолоченным головам обычно и давались названия кораблям: Длинный змей», «Бык», «Журавль», «Человеческая голова». По исландскому обычаю, отправившись на новую землю и по прибытии туда, следовало сначала перевезти туда голову с корабля, чтобы изгнать местных злых духов. Этот обычай, возможно, был известен по всей Скандинавии. Во всяком случае «вышивка из Байё» изображает флотилию норманнов, плывущую по морю, с фигурами голов на форштевнях, а вот причалившую в Англии — уже без них. То есть эти «головы» были съемными? Есть и такие сведения, что они были столь ужасны, что, приплывая домой, викинги их закрывали или снимали, чтобы не пугать детей.
Всем известно легендарное плавания Тура Хейердала на плоту через Тихий океан. Но мало кто знает, что его соотечественник Магнус Андерсен, вдохновленный находкой Гокстадского корабля в 1880 году, построил его первую реплику, дал ей название «Викинг» и в 1893 году переплыл на нем Атлантический океан, чтобы доказать, что такие путешествия были для таких кораблей вполне возможны. Его путешествие увенчалось успехом, и через четыре недели плавания «Викинг» прибыл на Всемирную выставку в Чикаго. Еще один норвежец Рагнар Торсет построил три копии судов викингов. На одном из них, «Сага Сиглар», он в 1984 – 1986 гг. совершил даже кругосветное путешествие! Всего же в разное время и в разных странах было построено свыше 30 копий судов викингов.
Этот резной флюгер сделан из позолоченной бронзы. В сагах говорится, что такие флюгера прикреплялись на носах многих кораблей викингов, как знак особой значимости, но вот в чем она проявлялась, неизвестно. До наших дней сохранилось четыре экземпляра таких флюгеров и то только лишь потому, что оказались они на шпилях церквей! Вот этот флюгер нашли в Хельсингланде в Швеции, другие же на о. Готланд и в Норвегии. Все четыре флюгера датируются XI-XIII веками, но экземпляр из Швеции некоторыми учеными относится к X веку. На нем есть характерные царапины и вмятины, нанесенные ему стрелами. Так что он явно успел побывать в боях! Такие флюгеры использовались ровно столько, сколько и сами корабли викингов, а вот на шпилях церквей они оказывались из-за традиции хранить паруса и прочие снасти военных кораблей в церквях. Ну, а когда старые корабли использовать перестали, красивые резные флюгера перекочевали на церковные шпили. Так что не только резные головы украшали форштевни боевых кораблей викингов!

topwar.ru

Драккары – традиционные парусники викингов

13.07.2016

Среди традиционных лодок можно выделить как те, что до сих пор эксплуатируются (причём чаще всего как развлечение для желающих экзотики туристов), так и те, что канули в Лету, но возрождаются режиссёрами исторических кинолент и любителями реконструкций прошлого.

К последнему типу лодок можно отнести и скандинавские драккары – корабли викингов. Такие суда сейчас редко повстречаешь на водных просторах, хотя когда-то они бороздили моря и океаны, а не только прибрежные воды Норвегии, и, как утверждают историки, даже достигли берегов Америки ранее каравелл Колумба.

«Драконы» из норвежских фьордов

В переводе с норвежского название традиционной лодки викингов звучит как «корабль-дракон», что связано с характерными устрашающими украшениями в виде резных скульптур (чаще всего именно драконов) в носовой части таких судов. Иное название драккаров – Langskip, т.е. «длинные корабли», что также связано с особенностями судостроения скандинавов, делающих свои деревянные суда узкими (шириной до 2,6 м), длинными (от 35 до 60 м), с высоко поднятой загнутой кормой и носом. Драккарами также называли и всю флотилию скандинавских боевых кораблей, на которых викинги осуществляли свои набеги с моря на чужеземные территории.

Это интересно! Набалдашник в виде головы дракона было принято убирать с носа драккара, когда судно приближалось к дружественным землям. Викинги верили, что так они смогут избежать гнева добрых духов. Кроме того, такие «украшения» присутствовали только на боевых драккарах, тогда как аналогичные рыбацкие и торговые суда викингов не имели ничего подобного.

Перемещались драккары по водным просторам посредством гребли вёслами (на особо больших судах насчитывалось до 30-35 пар вёсел), а также содействия попутного ветра, дующего в распростёртый посреди судна прямоугольный (реже квадратной формы) парус. Паруса изготавливались из овечьей шерсти. На одно обширное полотнище могло уйти до 2 тонн шерсти и пару лет работы по его созданию, поэтому паруса были весьма ценной составляющей драккаров.

Управление же осуществлялось за счёт рулевого весла, установленного по правому борту судна. При наличии таких «двигателей» драккары могли развивать скорость до 10-12 узлов, что по тем временам могло быть приравнено к довольно высоким «техническим показателям». Лодки викингов могли перемещаться как по узким заливам, так и по широким морским просторам. Доподлинно известно, что скандинавские драккары достигали берегов Гренландии и Исландии, и даже побережья Северной Америки (что впоследствии было уже не раз доказано повторением маршрута на аналогичных судах-репликах).

Это интересно! Помимо драккаров, у викингов были ещё и снеккары – «корабли-змеи», обладавшие меньшими габаритами и способные развивать скорость до 15-20 узлов, и кнорры – торговые корабли. Кнорры были шире драккаров, но при этом развивали меньшую скорость и не предназначались для хождения по речному мелководью.

Обладавшие низкими бортами драккары нередко сливались с высокими волнами, что позволяло викингам осуществлять внезапную высадку на берег, будучи совершенно не ожидаемыми противниками. Вполне вероятно, что и наименование «викинги», дословно звучащее как «люди из фьордов», также возникло по причине внезапно возникающих из прибрежных заливов кораблей с устрашающими драконьими головами.

Драккар – дом викинга

Драккары были деревянными судами, при постройке которых предпочтение отдавалось ясеню, дубу и сосне. Для изготовления киля и шпангоута изначально выбирались деревья, обладающие естественными изгибами. Для бортовой обшивки использовали исключительно дубовые доски, которые накладывались внахлёст. Кроме того, по бокам судно было защищено щитами.

Это интересно! Считалось, что для постройки драккара достаточно наличия лишь топора (или же нескольких его разновидностей), хотя нередко использовались и другие инструменты. 

Скандинавы считали корабль своим домом. Подобно коню для кочевника, корабль для викингов был главным сокровищем, за которое не жалко было и жизнь отдать в схватке с врагами. Даже в последний путь скандинавских конунгов (вождей племён) отправляли именно в драккарах. Некоторые сохранившиеся до наших дней погребальные суда можно увидеть в музее кораблей викингов в Норвегии.

Об особо трепетном отношении викингов к своим кораблям свидетельствуют и оригинальные наименования драккаров: «Лев волн», «Морской змей», «Конь ветра» и т.п., которые известны из древних скандинавских саг. И мореходные качества этих судов вполне оправдывали столь поэтичные наименования. Когда в 1893 году копия средневекового драккара, получившая название «Викинг», пересекла Атлантику за 27 дней, обогнав при этом иные парусные суда, было наглядно доказано, что с кораблями викингов во времена их существования за лучшие мореходные качества мало кто мог бы посостязаться.

Корабли из скандинавских саг в наши дни

Строчки из песни Хэтфилда «Медленно драккары уплывают в даль, в стречи с ними ты уже не жди…» напоминают, что эпоха викингов и драккаров давно канула в Лету, но находятся энтузиасты, неравнодушные к историческому наследию скандинавов, которые пытаются воссоздать кусочек прошлого в настоящем.

К примеру, самый большой драккар современности – «Harald Fairhair», на строительство (а точнее – воссоздание древней копии) которого ушло почти 5 лет, был создан специально для пересечения Атлантики и возможности наглядно доказать, что корабли викингов могли достичь побережья Северной Америки (что и было осуществлено летом этого года).

Это интересно! На набережной Выборга можно увидеть типичные драккары викингов с необычной историей.

Суда не историческое, а созданные на судостроительном заводе Петрозаводска специально для съёмок фильма «И на камнях растут деревья» (1984 г.), которые проходили в этом городе. За образец был взят реально существовавший Гокстадский корабль. Режиссёр фильма Станислав Ростоцкий после завершения съёмок подарил лодку жителям города в благодарность за помощь в съёмках картины. Но сейчас уже можно полюбоваться лишь на новые модели – созданные в 2009 г. на верфи Выборга на замену почерневшим «киношным» кораблям.

Многие любители исторических реконструкций неоднократно принимают попытки воссоздать тот или иной реально существовавший скандинавский драккар, используя те же простейшие технологии судостроения викингов. Для примера, на воссоздание одного из наиболее известных в истории драккаров – 30-метрового «Havhingsten fra Glendalough» потребовалось порядка 300 дубов, 7000 гвоздей, 600 л смолы (все изготовленные викингами суда пропитывались смолой) и 2 км канатов. 

Реконструкции исторических судов викингов пользуются популярностью среди жителей Дании и Норвегии, но чаще всего реконструируют не драккары, а снеккары, на которые не требуются большие команды для управления.

Викинги хоть и вошли в историю как морские грабители, не хуже пиратов Карибского моря, но можно сказать, что их кораблестроительные традиции послужили базовой основной для создания средневековых парусников Западной Европы, взявшей на вооружение успешные конструкции скандинавских драккаров.

proboating.ru

Как нарисовать судно викингов поэтапно

Сейчас мы рассмотрим, как нарисовать судно, деревянный корабль викингов карандашом поэтапно. Видео по данному уроку внизу.

Шаг 1. Сначала делаем набросок правой и левой стороны корабля, потом рисуем волны и верхнюю часть судна. Жмем на картинку для увеличения.

Шаг 2. Рисуем весло, мачту и парус.

Шаг 3. Рисуем овалы по всему периметру.

Шаг 4. Делим изогнутой линией парус пополам, потом еще на четыре части каждую половинку.

Шаг 5. Начинаем наводить контуры. Рисуем верхнюю балку паруса, трос.

Шаг 6. Детализируем верхнюю часть мачты, разграничиваем парус.

Шаг 7. Рисуем весло и окружности.

Шаг 8. Рисуем круги внутри окружностей и дополнительные лини на каждом.

Шаг 9. Прорисовываем дракона, носовую и заднюю часть корабля.

Шаг 10. Дорисовываем трос с левой стороны, создаем текстуру корабля.

Шаг 11. Закрашиваем парус, рисуем волны, часть мачты снизу паруса и еще трос.

www.lesyadraw.ru

Викинги и их корабли (часть 3) » Военное обозрение

Держись, лысун, за судно!
Час приспел твой судный.
Дух крепи надменный
Среди сей вьюги пенной.

Рта не коси ты векую,
Сноси метель морскую.
Полно дев любити!
Двум смертям не быти.
(Торир Ледник. Отдельная Виса. Перевод С. В. Петрова.)

Обычай хоронить знать в курганах очень древний. И распространен был очень широко. Вот и на землях Скандинавии курганные погребения насчитываются тысячами. Однако курган кургану рознь. Есть небольшие, которые были давным-давно запаханы, а есть и такие, что горделиво возвышаются над полями до сих пор.


Реконструкция гокстадского корабля «Хугин» (названный так в честь одного из двух воронов бога Один), построенная в Дании. В 1949 году оно пересекло Северное море. Сегодня находится на постаменте у бухты Пегвелл в графстве Кент.

Один из таких курганов сохранился до XIX века в Готстада, неподалеку от Осло-фьорда, в Норвегии, а сохранился потому, что был очень велик – около 50 метров в диаметре. Правда, к концу века его высота уменьшилась до каких-то 4,5 м, но все равно это был впечатляющих размеров курган, который на местной ферме почему-то всегда называли Королевским курганом. И не без оснований! Существовала местная легенда или предание о том, что в нем похоронен древний король, а с ним и все его сокровища. И тем более странно и непонятно, что, зная об этом, никто из местных жителей так и не попытался его раскопать.


Изображение древних лодок, выбитые на камнях, встречаются в Скандинавии во многих местах и относятся еще к бронзовому веку.

Только в 1880 году сыновья фермера, на земле которого стоял этот курган, все-таки решили проявить любопытство и начали его раскапывать, хотя и понятия не имели о том, как именно это следует делать. К счастью, об этом вовремя узнал известный археолог и глава Общества любителей древностей в Осло Николас Николайсен, который успел прибыть на место, чтобы остановить их, и начал раскапывать курган правильно, то есть вырыл горизонтальную траншею в склоне холма. Уже на второй день раскопок под толстым слоем синей глины ему удалось обнаружить носовую часть большого корабля.


«Судно из Тюны» (Музей кораблей викингов, Осло)

До этого одна такая находка уже была сделана. Это была погребальная ладья, найденная на ферме Хауген в деревне Рольвсей в Тюне, Эстфолл, и тоже в Норвегии. Удалось выяснить, что «тюнский корабль» был построен примерно в 900 году н. э., а его обшивка сделана из дуба внахлест. Правда судно сохранилось лишь частично, и можно лишь предполагать, что оно имело 22 метра в длину и 11 или 12 весел с каждого борта. Ширина судна — около 4,35 метра, длина киля — 14 метров. Характерной особенностью находки была ее массивная конструкция со шпангоутами, вырезанными и стволов дерева естественной кривизны, и толстыми балками. Однако от судна мало что осталось, а тут было очевидно, что найденный корабль сохранился значительно лучше.



Раскопки корабля из Гокстада.

Безусловно, археолога это открытие очень обрадовало, но одновременно он почувствовал и большую ответственность, ведь находка его была поистине уникальна, а погубить ее было очень легко. Дело в том, синяя глина – это прекрасный консервант. Но теперь, по мере того, как корабль расчищался, его древесина стала высыхать и коробиться! Поэтому Николайсен и его помощники регулярно обливали корабль водой и тщательно укрывали от солнца еловыми ветвями.


Транспортировка корабля из Гокстада.

Наконец им полностью открылся прекрасный корабль длиной в 23 метра прекрасной в целом сохранности, с хорошо сохранившейся обшивкой и погребальным инвентарем, которого оказалось вполне достаточно, чтобы датировать находку, несмотря на то, что уже в древности могила была ограблена и самые ценные вещи из нее грабители унесли.


Установка корабля в эллинг музея.

В каждом борту судна было обнаружено по 16 отверстий для весел, 32 весла, а также обломки 32 щитов диаметром около 90 см. Основываясь на этих данных, Николайсен предположил, что экипаж «корабля из Гокстада» – а теперь именно так стали называть эту историческую находку, мог состоять из 79 человек, причем гребли они поочередно.


Теоретический вид гокстадского корабля.

В целом это был прекрасный парусно-гребной корабль, как раз такой, каким корабли викингов и представлялись ученым по древним сагам. Киль был вытесан из прочного дуба, причем таким образом, что основной его вес приходился на середину корабля, а его заостренные концы позволяли судну легко скользить по волнам. Шпангоуты были сделана также из дуба и имели естественную кривизну, и были мастерски подобраны соответственно форме киля. Обшивка судна была выполнена внакрой из дубовых досок толщиной в дюйм (2,54 мм), прикрепленных к шпангоутам из веревок, сплетенных из еловых корней. Все это позволило получить быстроходный и маневренный корабль, который идеально подходил для внезапных набегов на чужие земли и столь же стремительного отступления. Но ко всему прочему это было еще и настоящее произведение искусства викингов-судостроителей, потрясающий образец их мастерства.


Вот так этот корабль сегодня выглядит в Музее кораблей викингов в Осло.

Позднее, уже в 20-ые годы ХХ века ученым из университета в Осло удалось, как они считают, выяснить, что в этом корабле был похоронен король Олаф Гудродсон, о котором было известно, что он страдал от подагры и был сыном короля Гудрода Вествольдского.


Дочиста отдраенный и собранный заново (при этом были использованы многие оригинальные железные нагели), реставрированный гокстадский корабль, нашел свое пристанище в зале Музея кораблей викингов в Осло. Кажется, что он практически готов к спуску на воду. Посреди палубы видна так называемая «рыба» — массивная дубовая балка, служившая креплением мачте; справа от нее можно различить ребристые сходни, а слева — кадки и несколько весел.
На этом фото по борту хорошо различимы 16 рядов досок обшивки, сшитых внахлест и изогнутых по линиям шпангоутов.

Как известно, и дурные, и хорошие примеры заразительны. Однако если вы думаете, что после этой находки все землевладельцы Норвегии и Швеции принялись раскапывать принадлежавшие им курганы, то вы очень сильно в этом ошибаетесь.


Носовая часть корабля из Осеберга во время раскопок.

Прошло еще целых 25 лет после раскопок в Гокстаде, пока не более чем в 10 милях от этого места – в местечке Осеберг другой фермер тоже решил заняться исследованием большого кургана, лежавшего на его земельном участке. Он почти сразу наткнулся на какую-то деревянную конструкцию, продолжил копать и в итоге нашел часть древнего корабля. Ну, а уж когда он откопал остатки мачты и крышу надстройки, сделанной на палубе, здравый смысл подсказал ему обратиться к специалистам. В работу включился профессор Габриэль Густафсон, директор музея древностей университета Осло, который начал раскапывать курган как это положено и убедился, что найден еще один большой корабль, принадлежащий эпохе викингов.


Вид на раскопки корабля из Осеберга.

В следующем, 1904 году он продолжил работу уже с отрядом квалифицированных специалистов. Почти сразу был найден ахтерштевень большого корабля — большой кусок прекрасно сохранившегося дубового дерева, покрытого изящной резьбой, причем даже более искусной, чем те, что были найдены в Гокстаде.


Образец резьбы на корабле из Осеберга. (Музей кораблей викингов, Осло)

Правда, гробница здесь тоже оказалась разграбленной. Но к счастью для археологов (и для всех нас!), часть своей добычи грабители почему-то обронили, а собрать не собрали. В результате и драгоценности, и различные ценные вещи оказались разбросанными по всему кораблю. Нашли и скелеты усопших, останки двух женщин, примерно 50 и 30 лет. Причем, у скелета более старшей женщины отсутствовала правая рука и запястья, а также плечо и пальцы на левой руке. Археологи сделали вывод, что грабители скорее всего позарились на украшавшие их драгоценные кольца и браслеты, а поскольку снять их не получилось, они попросту унесли их с собой.


Ладью из Осеберга везут в музей.

Корабль имел длину 21 метр, и так как находился в кургане из торфа и синей глины, то сохранился на редкость хорошо. Причем не только сам корабль, но положенные в него многочисленные предметы обихода. Например, деревянный, окованный железными полосками сундучок, остатки небольшой четырехколесной повозки, четверо саней и даже четыре кровати. Все они были покрыты тонкой резьбой, раскрашенной яркими красками, но под воздействием воздуха после раскопок они быстро поблекли.


А вот так он выглядит сегодня в Музее викингов в Осло.

В носовой части судна археологи, раскопав толстый слой камней, обнаружили разбитые керамические сосуды для воды, а также и якорь. Комплект весел и такелаж лежали позади мачты.


Эти санки входили в комплект погребального инвентаря. (Музей кораблей викингов, Осло)

Интересно, что грабители попали внутрь судна именно через носовую часть, и, хотя они и унесли все предметы, сделанные из благородных металлов, но в свою очередь оставили археологам 14 деревянных лопат и трое носилок. До кормы судна они почему-то не добрались. Там профессор Густавсон нашел не только хорошо оборудованный камбуз с двумя котлами для варки пищи, но и сковороды, ложки, ножи, а еще топоры и неповрежденную ручную мельницу для размалывания зерна. Обнаружены были и такие чисто женские предметы, как, например, большой прядильный станок и два малых, пригодных для изготовления лент, обломки выдолбленных деревянных ящиков и ведер, а также остатки шерстяной ткани, шелковых лент и даже ковра!


«Сага Осеберга» – корабль новодел – точная копия древнего судна.

Значение находки во всех отношениях было трудно преувеличить. Был найден еще один погребальный корабль почти таких же размеров, как и в Гокстаде, но в то же время и более легкий, и не такой прочный, отчего создавалось впечатление, что его построили за некоторое время до того, как корабелы научились строить суда с наиболее совершенными корпусами. Зато отделка поражала мастерством резьбы по дереву. В целом, хотя оно и не обладало столь же хорошими мореходными качествами, как Гокстадский корабль, и было слишком уж богато украшено, это было еще одно судно той же эпохи и сделанное по той же технологии. Можно предполагать, что был церемониальной корабль или «прогулочная яхта», которыми пользовалась одна из погребенных. Возможно, что это была королева Аса – мачеха короля уже известного нам Олафа Гудродсона и бабушка могущественного конунга и прославленного объединителя Норвегии Харальда Хорфагера (или Харальда Прекрасноволосого).


«Викингкий Будда» - кельтская фигурка, отделанная цветной эмалью; с помощью двух таких фигурок к бадье, сделанной в VIII веке в Ирландии либо в Шотландии, прикреплялась ее рукоятка. По всей вероятности, она чем-то привлекла грабителя викинга, и он захватил бадейку с собой на корабль, поскольку археологи нашли ее на судне из Осеберга в 1904 году.

Продолжение следует…

topwar.ru

Comments

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о