Нарисованный рак: 20+ Бесплатные Галстук Иллюстрации & Галстук изображения


05.03.1975 Facebook Twitter LinkedIn Google+ Разное


Содержание

Деперсонализация: синдром, мешающий чувствовать — BBC News Україна

Підпис до фото,

Сара рассказывает, что из-за ее заболевания привычные места кажутся декорациями

Людям с синдромом деперсонализации мир кажется нереальным, двумерным, как будто в тумане. Этим расстройством страдает каждый сотый, но, несмотря на это, работать с такими пациентами британских врачей не учат, говорят эксперты.

«Связи, которые ты считаешь ценными, теряют свой первоначальный смысл. Ты знаешь, что любишь свою семью. Но дело в том, что ты скорее осознаешь это умом, а не ощущаешь», — рассказывает Сара в программе Виктории Дербишир на ВВС.

Сара — актриса, она постоянно примеряет различные образы и воспроизводит чужие эмоции. Но в реальности большую часть своей сознательной жизни она эмоционально парализована и неспособна испытывать никакие чувства.

Причина этого — малоизученное психическое расстройство, которое называется деперсонализация.

У Сары синдром проявился трижды. Впервые это случилось, когда она готовилась к выпускным экзаменам.

Главный признак деперсонализации — ощущение, будто человек теряет физическую связь с миром вокруг и собственным телом.

Считается, что так проявляется защитный механизм, когда во время стресса или серьезного потрясения сознание отключается от реальности. Такой же эффект могут вызвать некоторые наркотики, например, марихуана.

Для людей с синдромом деперсонализации мир может поменяться за секунду.

«Это было неожиданное переключение. Все вокруг показалось чужим и даже пугающим. Внезапно квартира и другие места, где ты привык находиться, становятся для тебя съемочной площадкой, а все твои вещи — декорациями», — говорит Сара.

Другие пациенты рассказывают об ощущении, что они находятся вне своего тела, что оно не принадлежит им, а мир вокруг кажется двумерным и плоским.

С Сарой такое произошло во время второго эпизода.

«Я читала, в руках была книга. И вдруг мои руки стали выглядеть как картинка, на которой нарисованы две руки. Было ощущение, что реальный мир и мое восприятие его не совпадали».

Расстройство, которым страдает Сара, не редкость. Три независимых исследования доказали, что это оно встречается у одного человека из ста.

Эксперты утверждают, что расстройство давно признано медицинским заболеванием. Оно так же распространено, как и обсессивно-компульсивное расстройство или шизофрения.

Некоторые пациенты, не прошедшие курс лечения, могут страдать от симптомов деперсонализации всю жизнь. И, тем не менее, не все медики знают, что это такое.

Доктор, который недавно закончил обучение и сам страдает этим расстройством, заявил, что о деперсонализации не рассказывали ни в медицинской школе, ни на курсах повышения квалификации для терапевтов.

Он признался, что сам минимум дважды поставил неверный диагноз своим пациентам. По его словам, он очень удивится, если окажется, что хоть кто-нибудь из его коллег слышал про этот синдром.

Сара рассказывает, что за свою жизнь столкнулась как минимум с 20 специалистами, которые понятия не имели, о чем она говорит. Среди них — консультанты, терапевты, районные психиатры и врачи.

В Королевском колледже врачей общей практики (RCGP) в Лондоне заявили, что психологическое здоровье было ключевым элементом расширенного курса подготовки врачей.

В институте добавили, что изучение более сложных психологических проблем пока находится в разработке.

В Королевском колледже психиатрии подчеркнули, что необходимо удостовериться, что эти расстройства изучены должным образом.

Підпис до фото,

Доктор Элейн Хантер руководит единственным специализированным центром в Великобритании, который занимается пациентами с деперсонализацией

Плохая диагностика — это только часть проблемы, еще одна сложность — доступ к лечению.

В Великобритании действует всего одна специализированная клиника. Ее ресурсы ограничены, там могут принять только 80 пациентов в год. При том, что потенциально страдать этим заболеванием могут 650 тысяч человек.

Чтобы бесплатно попасть в этот медицинский центр, требуется направление от участкового врача. И даже если пациенту поставили диагноз деперсонализация, лечения придется ждать несколько месяцев или дольше.

После года ожидания в очереди Сара решила, что единственный выход — оплатить лечение самостоятельно.

«У меня постоянно случались приступы паники. Это правда очень страшно. Я понимала, что это кризис», — говорит она.

Только для взрослых

Специализированный центр для пациентов с синдромом деперсонализации действует при больнице Maudsley на юге Лондона. Однако, для пациентов до 18 лет там есть ограничения, в центре занимаются только лечением взрослых.

Часто заболевание возникает именно в подростковом возрасте. Доктор Элейн Хантер, которая возглавляет центр, обеспокоена тем, что ей приходится отказывать в помощи детям и подросткам.

«Иногда к нам приходят глубоко подавленные и напуганные пятнадцатилетние пациенты, но нам нечего им предложить», — говорит она.

У одной из взрослых пациенток центра синдром развился в 13 лет. На протяжении двух лет она не могла выйти из дома, в день она переживала по десять панических атак, вызванных расстройством.

В начале лечения она не узнавала даже собственных родителей.

Доктор Хантер надеется, что со временем нужное лечение будет доступно и несовершеннолетним пациентам.

Она считает, что лечение нужно организовать в каждом районе. Врачи в локальных центрах психологической помощи должны пройти специальный тренинг, затем распространить информацию среди других специалистов.

Підпис до фото,

Сара Эшли не могла есть и спать, пока не прошла терапию доктора Хантер

Специально для пациентов с деперсонализацией Хантер разработала методику когнитивной поведенческий терапии (КПТ). Она считает, что ей легко смогут овладеть врачи, у которых уже есть опыт разговорной психотерапии.

Сара Эшли, пациентка доктора Хантер, говорит, что сначала скептически отнеслась к этой методике, но спустя некоторое время почувствовала огромную разницу.

«[До КПТ] Я смотрела на собственные руки или другие части тела и мне казалось, что они не мои. Я смотрела на себя в зеркало и не понимала, что это я», — объясняет Сара.

«Я не могла есть и спать, из-за стресса я похудела до 42 кг. Сейчас у меня все еще проявляются некоторые симптомы, но я могу быстро с ними справиться», — продолжает она.

Лечение есть, но получить его сложно.

Как говорит доктор Хантер, надо исправлять ситуацию, в которой пациенты вынуждены выискивать информацию о своем расстройстве в интернете, а потом объяснять врачу, о чем идет речь. Вместо того чтобы, наоборот, врач рассказывал пациенту о его болезни.

Рак простаты

Онкология

Денис Мазуренко:

Добрый день, уважаемые друзья. Сегодня очередной выпуск научно-популярной передачи, посвященной урологии, в студии Денис Мазуренко. Сегодня в студии планировалось два доктора, один доктор уже летит из операционной, через несколько минут он приедет — Александр Новиков, руководитель клиники урологии медицинского центра Центробанка России. Достаточно большая, хорошо оснащенная клиника, ориентирующаяся в том числе на онкологические и урологические заболевания, о чем мы сегодня и поговорим. Второй доктор — Владимир Сергеев, руководитель отделения онкоурологии ФМБЦ имени А.И. Бурназяна ФМБА России. Клиника, в которой я являюсь доцентом, мы вместе работаем, но помимо этого он является моим большим другом, соратником, очень уважаемый человек. Александр Новиков будет за всех отдуваться, рассказывать об интересной акции, посвященной ранней диагностике и лечению, выявлению рака предстательной железы у мужчин (УСАБРЬ), которая пройдет в течение всего ноября.

Заболевание частое, причем оно прогрессивно растет с увеличением возраста человека, тем не менее, в последние годы эта болезнь молодеет. Во многом это связано с лучшей диагностикой, то есть эти заболевания ловятся не как раньше происходило, на 3-4 стадиях, а на 1-2 стадиях, когда эта болезнь может быть полностью и радикально излечена. Большие успехи демонстрирует и хирургическая техника — сейчас приедет Александр Новиков, который оперирует это заболевание, выполняет и открытые методики по удалению предстательной железы, и лапароскопические, и роботические операции. И Александр, и Владимир ученики Галлямова Эдуарда Абдулхаевича — это известнейший профессор и врач, специалист по лапароскопической хирургии, урологии. Человек, который обучил практически всю страну лапароскопии не только в урологии, в гинекологии, человек, блистательно выполняющий эти операции. И помимо того, что он обучил такое большое количество врачей нашей страны, хирургов, у него есть своя «банда», как мы ее называем, у нас банды Мартова, банда Галлямова и банды других известных врачей, профессоров, окруженных своей школой, создавших свою школу.

И сегодня будут представители банды Галлямова. Я надеюсь, Эдуарда Абдулхаевича еще удастся заманить в нашу передачу и провести интересное интервью, потому что он совершенно выдающийся, интересный человек. Помимо хирургии, большие успехи демонстрируются и нашими коллегами-радиологами, и многие, особенно активные радиологи, заявляют, что еще пройдет какое-то время, и лучевая терапия, различные методики дистанционного воздействия на предстательную железу с помощью различных энергий, таких как лучевая терапия, гамма и рентгеновские, брахитерапия, сфокусированный ультразвук, разные методы абляции, фокальная терапия — радиохирургии удастся полностью вытеснить хирургию из данного направления. Я думаю, что хирургия всегда останется, потому что, помимо онкологических заболеваний очень часто рак простаты соседствует с другими болезнями, которые нарушают отток мочи, с аденомой простаты, стриктурами, и поэтому полностью хирургию сбрасывать со счетов нельзя.

Но в процентном соотношении последнее время есть определенная тенденция к смещению, несмотря на явные улучшения в хирургической технике, появление различных роботических систем, не только знаменитый Да Винчи, более 20 альтернативных роботов по миру сейчас либо уже сертифицировано, либо уже готовится к широкому применению.

Появление новых лапароскопических методик, различные 3D, 4K системы, полуроботические системы для артикуляции внутрибрюшной полости. Это не так, как раньше были обычные две палочки и доступ в брюшную полость, сейчас полноценные сложные инструменты, имеющие изгибы в нескольких местах и позволяющие подобраться, гибкие камеры — это все сильно повышает наши возможности.

Также и лучевая терапия, радиохирургия, две недели назад проходила очень интересная онкоурологическая конференция в Ярославле, и с большим удовлетворением и радостью мы восприняли появление новейшей установки КиберНож. Причем он появился не в Москве, не в Санкт-Петербурге, что было более ожидаемо, это новейший Кибер-Нож шестого поколения, такого в России пока еще не было, и появился он в городе Уфа, в Башкирии. Поэтому информация для наших пациентов: при выявлении каких-то показаний необязательно ехать, как раньше, за границу лечиться, есть прекрасные специалисты, которые выполняют на данный момент большой спектр лечения.

Причем, говоря о КиберНоже, важно понимать, что не только мы лечим локально, местно предстательную железу или лимфоузлы вокруг, с помощью КиберНожа можно обрабатывать единичные, солитарные метастазы (позвоночник, головной мозг, какие-то места, где очень трудно хирургически подбираться), мы можем подвести туда большое количество энергии, которая разрушит эту опухоль. Поэтому появление таких систем очень приятно.

Также интересно сейчас шагает ядерная хирургия, ядерная медицина. Раньше (и до сих пор) основным направлением ядерной медицины является диагностика онкологических заболеваний. Это разные позитронно-эмиссионные томографии, то есть введение радиоизотопов, которые основаны на разных веществах (галлий, холин, глюкоза), которые те или иные опухоли на себя собирают, концентрируют, и по концентрации радиоизотопных веществ можно определять, что та или иная часть тела человека поражена метастатической опухолевой тканью, и провести необходимое лечение, тем самым улучшив прогнозы либо даже иногда полностью стабилизировав или излечив человека от данного заболевания.

Но это не только диагностика, сейчас появляются новые трейсеры – вещества, радиоизотопы, радиофармпрепараты, которые, накапливаясь в опухолевой ткани, не только нам помогают диагностировать, но и выполняют лечение. Накапливаясь там, они точечно, директивно облучают опухолевую ткань. Например, радиофармпрепарат-трейсер «Лютеций» обладает радиоактивными свойствами и тропно накапливается опухолевой тканью рака предстательной железы. Накапливаясь в этой ткани, он локально облучает только опухолевые клетки, минимально воздействовав на окружающий организм.

Раньше пациенты с диссеминированными множественными формами рака предстательной железы часто получали огромное количество осложнений, связанных с этими метастазами. Например, метастазы в позвоночник приводят к патологическим переломам. Пациенты еще какое-то время живут, но при этом значительно ухудшается их качество жизни.

А вот и Александр. Раз уж тебе приходится отдуваться за наших друзей, к тебе просьба рассказать про УСАБРЬ, про эту акцию, усы, рак простаты, где связь и что интересного происходит.

Александр Новиков:

Добрый вечер, приношу извинения от всей души за такую необязательную явку не всем кворумом, на то есть объективные причины и пробки, из-за которых я вынужден был опоздать на эфир.

Про УСАБРЬ: это наше российское продолжение всемирной акции, которая называется Movember, переводится как moustache (усы) и november (ноябрь), русскому уху более приятно слышать УСАБРЬ, как мы это и назвали.

Началась эта история в 2003 году, это Австралия, Новая Зеландия, когда группа людей решила привлечь таким образом внимание к мужскому здоровью и сделать это не только информативным, но отчасти еще и забавным. Усы стали смыслом этой акции, даже не смыслом, а неким логотипом. У меня такого дизайна футболка — это вручную нарисованный эскиз, который и отображает символику.

Денис Мазуренко:

Майки такие будут? Давай закажем такие и раздадим нашим друзьям.

Александр Новиков:

Я задам вопрос нашим организаторам. До сих пор этим занималась Ксения Писная, руководитель благотворительных проектов Международной ассоциации помощи и поддержки пациентам.

Смысл акции в том, чтобы в забавной форме заставить мужчин, которые являются по большей части обладателями усов и бороды, не только обращать внимание на свое здоровье, но еще и за счет такой внешней символики говорить о нем. Все это проводится в рамках месяца ранней диагностики заболеваний предстательной железы, а как мы знаем, онкология стоит на третьем месте и занимает практически 15%, поэтому это проблема важна и актуальна.

В этом году мы планируем широко развернуть эту акцию в нашей стране. С нашей стороны, с профессиональной, мы выступаем двумя объединенными организациями — это Мультидисциплинарное врачебное сообщество и тот самый Союз помощи и поддержки пациентов, про который я уже сказал. Мы организовываем прием, причем это не то, что прием уролога с направлением от терапевта, это прием в рамках свободной явки, записаться можно по адресам, которые имеются на сайте. Любой мужчина, у которого есть необходимость получить второе мнение, может прийти в рамках этой акции, это будет 16 числа.

Денис Мазуренко:

Сразу же практический момент: куда прийти, во сколько, какой адрес?

Александр Новиков:

Адреса я все не назову, потому мы планируем широкую географию. На данный момент подтвердили участие 24 клиники из 22 регионов. Можно зайти на сайт www.anommc.ru и там есть вся информация, а также ссылки на запись на прием, ссылки на прохождение первичного обследования. Мы планируем так, что пациенты будут уже готовы к ФМСА, наши двери открыты.

Денис Мазуренко:

Давайте мы еще присоединимся, клиника Святителя Алексия ЦКБ, я недавно туда перешел работать как основное место работы.

Александр Новиков:

Если ваша клиника заинтересована, то наши теплые объятия всегда открыты. Смысл веселый, смысл развлекательный: любой мужчина, который желает подключиться, отпускает усы, отпускает бороду, это может быть комплексное мероприятие, делает фотографии до, во время и после, и все заинтересованные, уже теперь вне зависимости от пола, могут выступать в роли благотворителей, перечисляя деньги на реквизиты Международного союза пациентов, и эти деньги тоже будут использованы профильно в рамках борьбы с этой нозологией.

Будут устраиваться различные развлекательные мероприятия, будет устроен конкурс, будет утверждена номинация «Лучшие усы УСАБРя», причем как среди докторов, так и среди пациентов.

Денис Мазуренко:

А ты будешь отращивать?

Александр Новиков:

Я отращивать не буду, я не буду бриться комплексно, конкретно усы — это абсолютно не мой аксессуар, поддерживать акцию широким фронтом я буду несомненно. Не настолько жесткие условия акции, чтобы оговаривать дизайн усов. Это будет весело, забавно. Продолжительность акции — это полмесяца, с 1 по 17 ноября. Весь месяц ноябрь — это месяц ранней диагностики рака предстательной железы, дата пока еще неизвестна, но подведение итогов будет в конце ноября. Будет культурно-массовое мероприятие, может быть, это будет концерт, собрание, совмещенное с вечеринкой, где будут разыграны все номинации, где будут вручены призы. Пропуском для пациентов будет являться протокол приема уролога, к которому они могут обратиться. И основная задача — это популяризация, заставить мужчин обращать на себя внимание.

Денис Мазуренко:

Популяризация знания, популяризация любви к себе, уважение к своему здоровью, и чтобы мужчины думали не только о себе, но и о своих близких, которые волнуются за них и хотели бы, чтобы человек не умер от рака простаты. Рак простаты относительно легко диагностируется и на ранних стадиях очень эффективно, хорошо лечится. При этом как любая поздняя стадия любого рака он лечится тяжело, и метастазы рака предстательной железы достаточно тяжелые, в позвоночнике часто патологические переломы, качество жизни недолгое и не очень удовлетворительное. Поэтому задача мужчин, чтобы они о себе думали и вовремя проводили лечение.

Лечение рака предстательной железы сопряжено иногда с определенным нарушением половой функции, в последующем есть возможность восстановления всех этих функций и хирургическим путем, и медикаментозными путями. Это у нас Паша Кызласов, Михаил Миронович Сокольщик, еще целый ряд наших коллег, которые занимаются различными реконструктивными методиками улучшения этой функции. И любое лечение, хирургическое, лучевая терапия, корректируется. Целый ряд людей, которые когда-то прошли этот этап в своей жизни — Шварценеггер, 20 лет назад ему была удалена простата, еще до того, как он стал губернатором. Надо отдать должное, тот же Шварценеггер рассказал об этом, популяризовал информацию об этом. Он снялся не в одном кассовом фильме, потом стал губернатором два срока — и все это жизнь после удаления простаты, прекрасно живет, хорошо выглядит.

Александр Новиков:

Именно в этом задача популяризации. Рак простаты — это серьезная болезнь, которую врачи умеют лечить на сегодняшний день, и ты привел несколько имен наших коллег, кому можно доверять безоговорочно. Но по статистике сегодняшнего дня очень большая выявляемость рака простаты на 3-4 стадии, а это уже не столь легко излечимое заболевание. Летальность составляет больше 22%. И задача не научить и без того великолепных врачей по-новому подходить к лечению, потому что на сегодняшний день известны все схемы, протоколы, виды хирургических операций, и мы им следуем, а заставить в такой веселой, шутейной форме наших нынешних пациентов или потенциальных пациентов выйти из тени, обратить на себя внимание, чтобы не попасть в эти самые 22%, а чтобы обратить внимание на свое здоровье, прийти к докторам и приступить к лечению, если это необходимо, максимально рано, что обеспечит гораздо лучший эффект от лечения и большую онкологическую адекватность.

Денис Мазуренко:

Пациент узнал, зашел на сайт www.anommc.ru, ему нужно иметь ПСА с собой или там он может это сдать?

Александр Новиков:

Могут разниться в незначительных деталях в зависимости от региона, где пациент находится, это и Ставрополь, и Приморье, где Владивосток и Хабаровск тоже активные участники. Пациент заходит на сайт, там имеется ссылка. Нет никаких секретов, все имена хорошо знакомы.

Денис Мазуренко:

Не знаю ни одного региона России, где бы не было наших друзей, где бы мы не оперировали. Даже я много оперировал, а сколько оперировала ваша команда во многих местах мира.

Александр Новиков:

Мир очень узок и тесен, поэтому все мы друг друга знаем. Пациентам в некоторых регионах будет обеспечена возможность пройти минимальные диагностические мероприятия до начала акции. Где-то будет туда входить ультразвуковой скрининг, где-то не будет, но я надеюсь, что возможность сдать ПСА мы обеспечим всем пациентам.

Также могут участвовать в акции не только мужчины, которые хотят пройти первичную диагностику, но и пациенты с имеющимся диагнозом, получающие лечение, пациенты, которые считают, что им по каким-то причинам необходимо обратиться за вторым мнением. Далеко не факт, что это мнение будет отличаться от первого, но такая возможность будет обеспечена. Все детали, все нюансы, все контакты на сайте, потому что не можем мы одной ссылкой объединить все регионы нашей необъятной родины.

Денис Мазуренко:

Помимо основной задачи — выявление и ранняя коррекция рака предстательной железы — нередко интересные находки выявляются. Я думаю, немало будет выявлено полипов и раков мочевого пузыря, потому что нередко мы смотрим простату и вдруг видим в мочевом пузыре опухоли. УЗИ мочевого пузыря не входит ни в какие стандартные скрининги при чек-апах, диспансеризациях — это первый момент. Второй момент, помимо рака простаты есть другое заболевание, от которого не умирают, но нередко оно приводит к значительным проблемам — это аденома простаты. У тебя большой опыт хирургии, не только лапароскопической, но и трансуретральной хирургии, различные современные лазерные методики, электрорезекции. Эта болезнь, даже при отсутствии рака простаты, может привести к серьезным осложнениям, к задержкам мочи, нарушению со стороны почек, почечной недостаточности. В данной акции задача не только по раку простаты, но и мужчине задуматься о своем здоровье, о том, чтобы он жил дольше, заботился о своих близких, и близкие дольше радовались ему.

Александр Новиков:

В глобальном смысле это будет посыл, это будет попытка заставить мужчин обратить внимание на свое здоровье. Мы же славимся своей косностью, знаменитым взглядом «поболит и пройдет», славимся тем, что мы боимся врачей, не любим к ним ходить. Безусловно, будет выявлено много находок в виде других болезней, не относящихся к раку предстательной железы, но эти побочные находки тоже же не останутся без внимания. Все пациенты получат рекомендации либо по лечению, если спектр их обследования позволит его назначить, либо по своей дальнейшей маршрутизации и необходимости обратиться куда-либо. Конечно, это все будет прокомментировано, и если это повысит уровень мужского здоровья и по-другому спектру болезней, значит будет достигнута наша большая цель.

Денис Мазуренко:

Я теперь хотел бы поговорить о логических результатах этой акции. Выявили мы определенное количество пациентов с 1-2 стадией рака простаты. Дальше надлежит выбор между хирургией и лучевой терапией. В лучевой терапии есть интересные новые методики, я думаю, что мне удастся пригласить коллег в ближайшее время, с которыми мы об этом поговорим. А поскольку у нас в гостях эксперт и представитель той самой легендарной команды, у которой самый большой опыт по лапароскопическим простатэктомиям — если не в Европе, то в России-то 100%, хорошо за тысячу лапароскопических и роботических простатэктомий, сразу встает вопрос: в твоей клинике представлены все три метода этой операции. Представим себе, что возможно выполнение после травм таза, если есть показания к промежностной простатэктомии, в том случае, если невозможен доступ — такое редко, но бывает. Одни пациенты говорят, что нам сказали только робот, потому что он намного лучше. Другие говорят, что их убедили, что открытая простатэктомия до сих пор круче всех и там все-таки надо руками пощупать. Понятно, что чаще это говорят те люди, у которых нет возможности выполнять эндоскопическими методами. У тебя есть опыт открытых простатэктомий, ты же пришел из общей урологии, общей хирургии, человек, обладающий всеми методиками, прежде чем начал заниматься лапароскопией и большой открытой хирургией. Лапароскопическая хирургия простаты, роботическая, роботизированная. И роботизированная — это не робот выполняет, это аватар, который повторяет движения в данном случае Александра или Галлямова, или Дмитрия Юрьевича Пушкаря, который выполняет эти операции. Поэтому твой взгляд на все три методики, насколько они имеют преимущества и недостатки, онкологические результаты, результаты по осложнениям. Какую методику ты бы порекомендовал?

Александр Новиков:

Наверное, с открытой хирургии стоит начать. Ситуаций, когда необходимо было бы выполнять открыто простатэктомию доступом через брюшную стенку вместо лапароскопической, вместо роботической, я на своем веку и не встречал. Показания к промежностной простатэктомии вполне обрисованы, они имеют право на жизнь, это суперморбидное ожирение, и есть эксперты среди наших знакомых, кто прекрасно эту операцию выполняет. Но круг таких людей не так широк.

Денис Мазуренко:

Вано Шадури достаточно неплохо делает эти операции, Живов Алексей, Безруков Евгений, Коган Михаил Иосифович, один из родоначальников этой хирургии. Узкие показания: морбидное ожирение либо невозможность доступа через переднюю брюшную стенку. Редко, но возможно.

Александр Новиков:

Возможность доступа — это тоже очень вариабельная категория, очень дискутабельная. Не так давно в одной из наших дружественных клиник, у Владимира Петровича Сергеева, они в содружестве с Эдуардом Абдулхаевичем Галлямовым выполняли простатэктомию пациенту, у которого правая половина таза как костной структуры отсутствовала из-за травматического повреждения. Там был просто мягкий каркас, мягкий навес, изнутри это было все представлено рубцово-спаечным процессом. И даже такому пациенту была осуществлена полноценная лапароскопическая простатэктомия с лимфаденэктомией.

Денис Мазуренко:

Но все-таки через брюшную полость здесь был доступ?

Александр Новиков:

Через брюшную полость. В той ситуации отсутствовала разница между предбрюшинным пространством и брюшной полостью, потому что представляла из себя единый рубцовый конгломерат. Вот такая была операция, она у нас задокументирована, мы ждем отдаленных результатов, это было порядка трех месяцев назад, поэтому вопрос невозможности доступа из-за травматических повреждений в первую очередь зависит от экспертности хирурга и готовности клиники.

Денис Мазуренко:

Экспертность хирурга, оснащение и готовность клиники. Часто слова «рак простаты» звучат одинаково, но каждый человек имеет свою анатомию, свой набор болезней, свои особенности. И даже предстательная железа имеет разную форму, разные размеры, разные взаимоотношения с окружающими тканями. Каждая операция индивидуальна и каждый пациент индивидуален. И в каждой ситуации нужно выбирать, исходя из интересов пациента и предсказаний дальнейшей тактики. Есть же ситуации, когда вы отказываетесь от хирургии в силу сопутствующих заболеваний, риска кровотечений на приеме антикоагулянтов. И радиологи прекрасно выполняют облучения либо радиохирургию в тех ситуациях, где риск операции высокий. У нас корона с головы не падает, если мы теперь выбираем сторону лучевой терапии.

Александр Новиков:

Обсуждение вопроса тактики лечения и ее выбора не сводится к тому, что выбирает врач. Всегда тактика определяется онкоконсилиумом, где-то он называется онкосовет, куда входят и химиотерапевт, и лучевой терапевт, и профильный хирург. И все результаты этого обсуждения потом, уже в более узкой атмосфере, обсуждаются с пациентом. И коль мы говорим о плановой хирургии, тем более онкохирургии, то мнение пациента учитывается при выборе тактики лечения. То есть нельзя сказать, что один врач сказал: «Давай, я тебя прооперирую», – и тут же мы его закатываем на операционный стол. Это не тактика сегодняшнего дня.

Возвращаясь к сравнению лапароскопии и робота, ты абсолютно правильно и справедливо сказал, и, тем не менее, это остается популярным заблуждением на сегодняшний день, что хотят операцию роботом, потому что у него руки не трясутся, как у хирурга. Это полный бред, робот не делает операцию, робот лишь повторяет движения хирурга, который манипулирует более удаленно от пациента, чем непосредственно от операционного стола. Но робот без хирурга — это просто ненужная железка. Я очень люблю эту технологию, и у меня был период плотной работы. Мы начали в 2008 году в Ханты-Мансийске.

Денис Мазуренко:

Ты был первый в России, кто начал делать?

Александр Новиков:

Нет, первые были наши екатеринбургские коллеги, после этого мы присоединились.

Денис Мазуренко:

Опять-таки приятно, что это не Москва, не Санкт-Петербург, не крупные города.

Александр Новиков:

На тот момент на территории округа добывалось 57% российской нефти, поэтому руководство изыскало возможность на приобретение такого оборудования.

Денис Мазуренко:

Он сейчас работает?

Александр Новиков:

Работает, мы виделись на конгрессе в Санкт-Петербурге буквально пару дней назад с главным урологом Максимом Станиславовичем Еломенко, разговаривали об этом. Все работает, и мне это очень приятно. Робот имеет преимущества, особенно, когда речь касается тонкой диссекции, нервосберегающих технологий — там тоже все зависит от хирурга, но если брать хирургов разного уровня, то на роботе это можно сделать более прецизионно, более детально. Сейчас это постепенно все нивелируется, потому что стали доступны оптические технологии для обычной лапароскопии, которая обеспечивает такое качество визуализации, которую мы имеем и на роботе. То есть роботное 3D перестает быть эталонным, а хирург с равными глазами начинает отличаться только своими мануальными навыками.

Денис Мазуренко:

Подводя итоги, скажу так: лапароскопия и роботическая хирургия абсолютно сопоставимы по результатам, но лапароскопии несколько дольше учиться, сложнее методика. С другой стороны, опытный эксперт одинаково оперирует и на роботе, и на лапароскопии, но важно то, на чем больше предпочитает оперировать хирург. Допустим, Дмитрий Юрьевич Пушкарь оперирует только на роботе и делает это великолепно, прекрасные результаты. Галлямов оперирует и лапароскопию, и на роботе, но он предпочитает лапароскопическую технику традиционно, и он один из патриархов лапароскопии в нашей стране и в мире. И делает по большей части лапароскопию не хуже, чем на роботе делает Дмитрий Юрьевич, а Дмитрий Юрьевич делает не хуже, чем лапароскопически — это я утрирую, не хуже, чем когда человек выходит на экспертный уровень. Мы сравниваем, но видим блистательные результаты.

Александр Новиков:

Сравниваем не только мы, тут мы можем отвлечься от сравнения имен, сравнения экспертов, а обратиться к статистике больших цифр, которую ты любишь, как ориентированный доктор доказательной медицины. Существует множество статей, множество сравнительных статей, где написано, что при любых видеоэндоскопических методиках больше учебная кривая, лучше функциональные результаты, при нервосберегающих методиках выше проценты положительного хирургического края. Но существуют еще и статьи отдаленных сравнений, где приводятся такие данные, что спустя год и больше после операции отдаленные результаты любой простатэктомии практически идентичны: что открытая, что роботосистемная.

Денис Мазуренко:

Но лапароскопия и роботическая хирургия дают некоторые преимущества интраоперационно, в раннем послеоперационном все-таки меньше травма, быстрее реабилитация, меньше воспаление.

Александр Новиков:

Быстрее достигаются те функциональные результаты, на которые мы рассчитываем, особенно в форме раннего удержания мочи, быстрее социальная адаптация.

Денис Мазуренко:

Незаметно пролетела передача, спасибо большое за визит, за то, что ты за всю банду рассказал, приятно было с тобой пообщаться.

«Когда остается только желание жить»: история победы над раком

На онкологической теме сейчас многие спекулируют: кто-то говорит, что рак послан нам неправильным образом жизни, еще кто-то — что нужно изменить питание или поведение, и всё «рассосется». Не рассосется! При появлении проблем нужно немедленно обращаться к врачу, и это второй совет. Не стоит тут доверять «методам народной медицины» и разной там эзотерике. Физические болезни тела нужно лечить физическими методами. Опухоли надо удалять, химиотерапию проводить, если она показана, облучение делать. И никаких других способов волшебных: кто-то щелкнет пальцами — и что-то исчезнет… Так не бывает.

Правда, честно говоря, неожиданно обнаружив опухоль, я тоже обратилась к человеку, обладающему паранормальными способностями. И она, участница телевизионной «Битвы экстрасенсов», известная всей стране, категорически так сказала мне: «Ты идешь к врачу. Быстро!» Я записалась на прием к хирургу и сделала магнитно-резонансную томографию. В Институте радиологии мне выписали направление в стационар на операцию.

Представьте себе человека на двадцатом этаже дома, в котором начался пожар. Он или сгорит, или выпадет и убьется. Но к нему подняли лестницу, и он может спуститься. Вот когда вас лечат, это лестница, которую к вам подняли в ваш пожар. Никакого другого выхода-то нет. Остается только оптимизм, желание жить. И врачи, которые спасут.

О боли и страхе

Вообще-то я очень боюсь врачей, их манипуляций, боли. Точнее, боялась. Я крайне не люблю изменения обстановки, новых людей, новые коллективы. Мне даже тяжело позвонить в какое-нибудь учреждение и попросить справку, приходится долго настраиваться. В ситуации, когда я беспомощна и не знаю, куда и к кому обратиться, мне было некомфортно, я себя чувствовала не в своей тарелке.

Еще до операции я поняла, что опухоль злокачественная. А врач, оперировавший меня хирург-онколог, от этого вопроса как-то уходил: «Ну, давайте подождем результата анализа…». Я думала, что у них принято как-то осторожно и мягко подвести меня к этому известию, что он потом обстоятельно расскажет наконец-то всё как есть. Потом доктор лучевой терапии на приеме спрашивает меня: «А вам уже сказали про диагноз?» Я соврала, ответила: «Да». Тогда он стал со мной в открытую говорить, и я убедилась: мои предположения верны.

После этого сидели мы с мужем на лавочке около Института радиологии, и я не знала, как ему сообщить о диагнозе. Ведь он-то мне всё время говорил, что, наверное, опухоль не злокачественная, «врач сказал, что это может быть какая-то другая». И вдруг выясняется, что и он давно всё знал, еще до моей госпитализации, но попросил врачей мне об этом не говорить, чтобы меня не испугать. И вот мы с ним, как два дурака, прекрасно всё понимая, друг друга пытались оградить от этого, не напугать. Трогательная история, но тогда она меня рассмешила, показалась забавной.

Лучевая терапия, химиотерапия — по-настоящему тяжело. Я редко теряю контроль над собой и способность принимать решения, и это был, после родов, второй такой случай в жизни, когда я себя контролировать не могла. Я не знаю, что было бы со мной, если бы не мои родные. Мне всегда тяжело думать, что есть люди, у которых в таких обстоятельствах нет рядом близких, которые могли бы им помочь. Но у меня крепкая семья, я уже двадцать лет замужем, у меня взрослая дочь и муж, который меня действительно очень любит. У меня есть те, ради кого мне надо жить.

Люди вокруг

Меня пытался уберечь муж. Дочь приводила меня в чувство.  Друзья, родители, старшая сестра, другие родственники, коллеги с работы — огромное количество людей поддерживало меня. Сразу после окончания курса лучевой терапии я прямо с костылем приковыляла на работу — в школу, где я преподаю обществознание. Ко мне подходили сотрудники, все старались как-то приободрить, сказать что-то доброе. Хороших людей, готовых помочь, как выяснилось, вокруг очень много. К моему удивлению, оказалось, что у нас в коллективе несколько людей с онкологическими диагнозами.

Сидеть я не могла, могла только стоять или лежать. Я в школе взяла всего шесть часов нагрузки — то есть шесть уроков в неделю, это одна треть педагогической ставки. Но я всё равно ходила на работу, потому что поняла: если лежать дома и постоянно выискивать, где там что еще болит, то эта история вообще никогда не кончится, и это мой третий совет. Как-то так потихонечку и выбралась. Прошлый год был очень тяжелый, даже чисто физически. Я была без волос, ходила в парике, сильно уставала, постоянно тошнило после химии. Но понемногу становилось лучше и лучше.

Забавно, но большинство людей воспринимают всё, что со мной произошло, гораздо более трагично, чем я сама. Мне-то многое кажется забавным, достойным шутки. Меня в ноябре прошлого года подруга пригласила на день рождения. Я была с костылем и в парике. В ресторане я изобразила «стриптиз»: под музыку сняла с себя кольца, часы, а потом… парик. На моей абсолютно лысой, гладкой голове был нарисованный черным маркером узор — подобие металлических пластинок с гвоздиками, это дочь постаралась.

Нельзя откладывать

Хочу сказать важную вещь. Я много разговаривала с соседками по отделению, когда лежала в стационаре. Оказывается, всю жизнь каждая из них что-нибудь откладывала на потом: пока вырастут дети, пока они закончат школу, институт, пока купят машину, пока выплатят кредит… Вот только после этого женщина готова были сделать то, что хочет: научиться танцевать танго, поехать за границу, выучить китайский язык… И вдруг в какой-то момент оказывается, что времени больше нет.

Мне кажется, главное, что я смогла вынести из этой болезни, — то, что ничего нельзя откладывать. Потому что ты никогда не знаешь, сколько у тебя времени. Не то чтобы я жду смерти… Я-то вообще уверена, что для меня эта история закончилась, у меня всё будет хорошо. Просто я сейчас ясно чувствую, что время конечно. И моя жизнь стала гораздо чище. Я научилась отказывать, не поддаваться на провокации, не заниматься тем, в чем не испытываю необходимости, фильтровать информацию, которую воспринимаю из окружающего мира. Я удалила из жизни кучу ненужных вещей, которыми я занималась из скуки, из любопытства, еще по каким-то причинам, и стала гораздо больше успевать. Потому что почувствовала вот эту вот конечность времени. Я даже стихи писать стала лучше, они получаются теперь абсолютно другими, непохожими на прежние.

Уроки болезни

Сейчас у меня периодически болит нога, тяжело ходить, я стала менее выносливой, чем раньше. Но я думаю, это вопрос времени. Волосы отросли. Я по-прежнему провожу шесть уроков в неделю и еще веду дополнительную работу, общественную, можно сказать: вожу экскурсии в школьном музее, участвую в проектах, пишу стихи, пьесы для школьного театра и сценарии документальных фильмов, озвучиваю эти фильмы. Со следующего учебного года, возможно, буду вести больше часов. По крайней мере, я надеюсь на это.

Всё, что в жизни происходит, происходит для чего-то. Вопрос «за что мне это?» бессмысленный. Потому что всё случается не за что-то, а для чего-то, чтобы мы что-то поняли, выработали в себе новые качества, чтобы продолжать жить с ними дальше. Физическая сторона понятна: заболел — надо лечиться. А вот сверхфизический смысл — понять, зачем тебе это надо; это совет номер четыре. Я, разумеется, не могу сказать, будто рада, что всё это случилось со мной. Но я довольна, как ни парадоксально, — определенные уроки я из этого извлекла.

Я сейчас просто счастливая женщина, наверное.

нарисованный пес отбирает у Харрисона Форда бутылку — Российская газета

Крупного мощного пса по кличке Бэк, питомца обеспеченного судьи с юга США, крадут и переправляют на север, где в разгаре золотая лихорадка и крупные мощные псы как раз в цене. Там его покупают двое почтальонов, и с этого момента из домашнего избалованного тузика Бэк становится постепенно матерым зверюгой, в чем ему помогают регулярные тумаки от хозяев, голод, кровавые разборки внутри собачьего коллектива, нечеловеческие условия труда и пробуждающиеся инстинкты безжалостного хищника. Это на случай, если вы забыли, о чем был «Зов предков» Джека Лондона.

Очередная экранизация «Зова предков» лишена тумаков, кровавых разборок и тому подобного напрочь. Потому что нынешним деткам, как, очевидно, зачастую полагают боссы киностудий, не следует показывать ничего реалистичного. То есть на протяжении более сотни лет все спокойно читали, и никого не смущало живописание таких подробностей, как «захрустела сломанная кость, и белый пес оказался уже только на трех ногах. Трижды пробовал Бэк повалить его наземь, потом, пустив в ход тот же маневр, перегрыз ему правую переднюю ногу».

И еще не так давно, в 1997 году, когда вышла предыдущая экранизация — с Рутгером Хауэром и ровно с тем же возрастным рейтингом PG, — все было достаточно натурально, в полном соответствии написанному и изображаемым реалиям: собак там колошматили палками и кнутами (ни одно четвероногое, естественно, не пострадало — колошматить четвероногих в принципе грешно), меж собой они насмерть дрались, а главный герой, как положено, перегрызал глотки индейцам. Сегодня за такой неаккуратный подход армия зоозащитников и иных поборников всего хорошего весь интернет бы слюной забрызгала. Странно, что никто, кажется, до сих пор не требует Джека Лондона целиком (кроме «Маленькой хозяйки большого дома», разумеется) запретить и сжечь.

В версии Криса Сандерса, ранее занимавшегося исключительно мультиками (от диснеевской классики 90-х до «Как приручить дракона» и «Семейки Крудс») все еще звучат слова о законе дубинки и клыка, действующего на территории Юкона. Но на самом деле здесь теперь действует закон доброты, великодушия и павильонных съемок. А также закон о защите прав животных. С собаками все обращаются почтительно, ласково, даром что те нарисованные. Причем нарисованные так себе. Бэк вообще похож одновременно на Гарфилда из фильмов про Гарфилда и на Скуби-ду из фильмов про Скуби-ду анимацией движений и мимики, а если вы хоть один из этих фильмов смотрели, то должны себе представлять, насколько это плохо.

Тем не менее в фильме есть ярко выраженный злодей, которого играет Дэн Стивенс. В книге этот персонаж эпизодический — самонадеянный дурачок, без малейших знаний и без должной подготовки отправившийся покорять суровые края в компании супруги и ее брата. Единственная функция там его заключалась в том, чтобы передать Бэка в руки последнего хозяина, Джона Торнтона, и бесславно, глупо сгинуть. В фильме он не просто дурачок, а настоящий мерзавец, алчущий во что бы то ни стало отыскать тайное далекое место, где, согласно легендам, реки золотом полны, и разбогатеть.

Джон Торнтон, сыгранный Харрисоном Фордом, ни о каких богатствах не помышляет, он терзаем потерей сына и скитается по холодным пейзажам в поисках успокоения. Хотя злодей подозревает, что старик хитер и строит ему козни, так как сам желает добраться до золотишка. Это выливается в небольшой отдельный сюжет, не отягощенный сложной драматургией, но сильно напоминающий одну из глав «Баллады Бастера Скраггса» братьев Коэн — ту, которая про старателя, с Томом Уэйтсом. Данное отступление от оригинального текста, видимо, в первую очередь призвано смягчить финал, убрав из него индейцев. И таких смягчающих факторов в фильм пришлось добавить немало.

Собственно, тот самый зов предков, изначально — непостижимая сила, возвращающая веселого дружелюбного песика к волчьим корням и делающая из него кровожадную машину смерти, визуализирован в виде огромного черного волка, который иногда появляется, чтобы указать путь. Буквально, по принципу автомобильного навигатора. А возвращение к корням, окончательная трансформация в дикого зверя, происходит посредством введения — какая чудовищная пошлость — любовной линии. Но перед тем нарисованный пес успевает избавить любимого хозяина от пристрастия к алкоголю, отбирая у него бутылку. Потому как алкоголь — это вредно, понятно, детишки?

Наверное, для самых непритязательных и флегматичных зрителей младшего возраста оно и сойдет. Мультяшные собачки потешно скачут, вылизанные хромакейные виды смотрятся нарядно, как пластиковая гирлянда на утреннике, общая атмосфера экзальтированного идиотизма умиротворяет. Однако факт остается фактом: «Зов предков» — циничный плевок на могилу Джека Лондона. И ведь можно же по-другому, есть свежий пример диснеевского «Того», где тоже про север и ездовых собачек, но с живыми собачками, где все в десять раз красивее и честно, без оголтелого обезжиривания. А то ж детки посмотрят, затем возьмут книжку (вряд ли, но будем оптимистами) и сильно удивятся. И проклянут. И правильно сделают.

2

Механизм метилирования ДНК

Онкогеномика. Мастер-класс проф. Д.В. Залетаева

Механизм метилирования ДНК

Мишень метилирования в ДНК – последовательность CpG. В геноме имеются два типа распределения CpG-динуклеотидов: около 80% составляют рассеянные CpG в виде одиночных динуклеотидов и районы обогащения CpG, называемые CpG-островками.

Одиночные CpG обнаруживаются чаще всего в межгенных и реже – в транскрибируемых последовательностях. CpG-островки располагаются вблизи структурных генов, преимущественно в 5′-районах, которые содержат регуляторные последовательности, характерные для промоторов. CpG-островки присутствуют в промоторных районах 60% генов. За редким исключением (импринтированные гены) CpG-островки промоторных районов в нормальных тканях не метилированы, что свидетельствует о функционально нормальном состоянии гена.

Как правило, тканеспецифические гены не имеют в своих промоторах CpG островков. В них присутствуют одиночные CpG-динуклеотиды, степень метилирования которых варьирует в широких пределах и препятствует локальному связыванию факторов транскрипции.

Только одно основание ДНК может быть модифицировано посредством энзиматического метилирования – цитозин. Метилирование является обратимой ковалентной модификацией ДНК, когда цитозиновый остаток в CрG-динуклеотиде метилируется в позиции N5 пиримидинового кольца с помощью ферментов ДНК-метилтрансфераз. Остатки 5-метилцитозина могут удаляться из ДНК благодаря активности гликозилазы или ДНК-деметилазы. Фермент способен узнавать метилированные CpG-динуклеотиды, трансформировать 5-метилцитозин в цитозин, не нарушая целостности ДНК, и осуществлять деметилирование на значительном участке нуклеотидной последовательности (Li E., Bird A., 2007).

Современные методы анализа метилирования ДНК в геноме можно условно разделить на две группы. Первая в связи с простой, эффективностью и экономичностью используется в практической ДНК-диагностике – методы анализа метилирования известных генов. Вторая группа методов, более трудоемких, капризных, неэкономичных, – анализ профиля метилирования всего генома для поиска аномалий метилирования генов в определенном типе опухолей или на разных стадиях онкологического процесса и для поиска новых генов, вовлеченных в канцерогенез.

Воздействие в профессиях, связанных с рисованием, и риск некоторых видов рака: результаты исследования случай-контроль в Монреале

Задний план: Считается, что художники подвержены повышенному риску рака легких. Цель состояла в том, чтобы оценить риск нескольких видов рака, помимо рака легких, у работников профессий, связанных с живописью. Большинство предыдущих исследований были сосредоточены на названии должности, а не на подверженности риску.

Методы: В 1979-1986 гг. в Монреале было проведено крупное популяционное исследование случай-контроль, включавшее несколько видов рака и фокусирующееся на профессиональных воздействиях. Интервью выявили подробные истории работы на протяжении всей жизни; они были оценены группой промышленных гигиенистов для определения воздействия. Контрольный список воздействия включал три вещества, связанные с краской: металлические покрытия, лаки и морилки для дерева, а также краски для дерева и гипса.Были проанализированы семь типов рака (количество опрошенных): пищевода (97), желудка (248), колоректального рака (754), предстательной железы (438), мочевого пузыря (478), почек (174) и неходжкинской лимфомы (215). Для каждого типа рака объединенная контрольная группа была составлена ​​из 533 контрольных популяций и 533 больных раком, выбранных из других типов рака. Были оценены отношения шансов (ОШ) между каждым из агентов, связанных с краской, и каждым из семи типов рака с поправкой на несколько потенциальных искажающих факторов, включая курение.

Результаты: Должность «маляры» не была связана с риском развития какого-либо из исследуемых видов рака. Большинство ОШ между тремя агентами и семью видами рака были близки к нулю. Тем не менее, наблюдалась тенденция к тому, что ОШ превышал 1,0 у субъектов, подвергшихся значительному воздействию металлических покрытий, с заслуживающей внимания ассоциацией с раком пищевода (ОШ = 4,2; 95% ДИ: 1.1-17,0; n = 4), простата (ОШ = 2,7; 95% ДИ: 1,0–7,7; n = 13) и мочевой пузырь (ОШ = 1,7; 95% ДИ: 0,7–4,4; n = 13).

Вывод: Эти результаты совместимы с отсутствием риска среди профессий, связанных с живописью; они также совместимы с повышенным риском некоторых видов рака, особенно среди тех, кто подвергается воздействию металлических покрытий.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КРАСОК СВЯЗАНО С РАКОМ ХУДОЖНИКА

Исследование смертности художников, посвятивших свою жизнь работе с растворителями и пигментами, которые могли содержать известные или предполагаемые токсичные вещества, выявило большее число смертей, чем ожидалось, от некоторых видов рака, согласно данным ученых Национального института рака.

Исследователи получили свидетельства о смерти 1598 профессиональных художников, некрологи которых были опубликованы в журнале «Кто есть кто в американском искусстве» с 1940 по 1969 год. Свидетельства составляют около 75 процентов от числа, которое будет использовано в окончательном исследовании.

Сравнив причины смерти художников с ожидаемой частотой тех же причин среди населения в целом, исследователи обнаружили «статистически значимое» увеличение смертности от рака среди художников.

Предварительные результаты исследования получены в то время, когда растущее осознание рисков для здоровья, связанных с длительным воздействием растворителей и химических веществ в красках, не только художниками, но и гораздо большим числом промышленных маляров, вызывает споры о более строгих и более комплексная маркировка, указывающая на возможную опасность такой продукции.Противодействие со стороны промышленности

Администрация Рейгана в своем нормативном «замораживании» представила положение о более строгой маркировке, которое было предложено Управлением по охране труда и технике безопасности и против которого решительно выступило производство красок и растворителей. Тем не менее, в Конгрессе и в Законодательном собрании штата Нью-Йорк находятся на рассмотрении меры, которые законодательно закрепят строгие требования к маркировке лакокрасочной продукции.

Через совет производителей Национальной ассоциации торговли художественными материалами ряд крупных производителей и дистрибьюторов предметов искусства пытаются заблокировать такое законодательство, предлагая стандарт добровольной маркировки опасностей, который вступит в силу в 1982 году.

Председатель совета Патрик Инденс из Binney & Smith, производителя пигментов для художников, заявил в среду, что ему ничего не известно об исследовании Национального института рака, но заявил: «Если есть какие-либо опасности, мы собираемся их контролировать. . Вы думаете, мы хотим, чтобы люди умирали?»

Мистер Инденс также поставил под сомнение обоснованность исследования смертности, в котором не указывались материалы, использованные художниками; например, одни могли использовать масляные краски, а другие — акварельные. Ответ на критику

Барри Миллер, эпидемиолог Службы общественного здравоохранения, который является старшим научным сотрудником, отвечающим за исследование, позвонил г-ну Барри Миллеру.Замечания Инденса «это критика, которую можно было легко сделать и которую мы ожидали». Он сказал, что исследование было «предназначено для создания гипотезы для будущего использования с использованием более точных методов и более точной информации».

Тем не менее, г-н Миллер сказал, что избыточная смертность от определенных видов рака была «заметна» среди художников, особенно живописцев. В исследовании 568 художников были живописцами; другие были в различных областях, включая лепку и шелкографию. В выборку вошли 1253 мужчины и 345 женщин; 45 процентов мужчин и 70 процентов женщин были художниками.

Новые разработки в области исследований рака


Карточка 1 из 6

Прогресс в этой области. В последние годы достижения в исследованиях изменили подход к лечению рака. Вот некоторые последние обновления:

Химиотерапия. В области лечения рака происходит тихая революция: все большее число пациентов, особенно с раком молочной железы и легких, избавляются от страшного лечения в пользу других вариантов.

Лейкемия. После получения нового лечения, называемого CAR T-клеточной терапией, более десяти лет назад у двух пациентов с хроническим лимфоцитарным лейкозом рак крови исчез. Их случаи дают надежду больным и создают новые загадки.

Рак пищевода. Было обнаружено, что ниволумаб, препарат, стимулирующий иммунную систему, продлевает время выживания у пациентов с этим заболеванием, принимавших участие в крупном клиническом исследовании. Рак пищевода является седьмым по распространенности видом рака в мире.

В одном из интервью он сказал, что «сила связи рака мочевого пузыря и лейкемии у художников поразительна» и что растворители были причастны к заболеваемости лейкемией.

Избыточная смертность от лейкемии или рака крови, а также от рака мочевого пузыря в исследовании ограничивалась малярами. Среди них, по словам г-на Миллера, было обнаружено 13 случаев смерти от рака мочевого пузыря по сравнению с четырьмя случаями смерти, ожидаемыми в аналогичной выборке белых мужчин в общей популяции. Девять смертей среди этих художников-мужчин были связаны с лейкемией по сравнению с тремя, ожидаемыми среди того же числа людей в населении в целом.Законодатели настаивают на новой маркировке

Исследование показало, что доля смертей от рака толстой кишки была «значительно выше» среди скульпторов. Они также показали «значительно повышенную» смертность от рака простаты. Изучаемые женщины показали более высокие, чем ожидалось, доли рака прямой кишки, легких и молочной железы.

Два законодателя из Нью-Йорка добиваются введения обязательных требований к маркировке предметов искусства. Один из них, представитель Фредерик У.Ричманд, демократ из Бруклина, добивался принятия такого закона в Конгрессе в течение трех лет. Он заявил, что «сотни, даже тысячи художников по всей стране заболели без необходимости из-за того, что они непреднамеренно неправильно использовали свои материалы». Хосе Э. Серрано, демократ из Бронкса, другой главный сторонник реформы ярлыков. Г-н Ричмонд сказал, что принятие закона штата Нью-Йорк о маркировке будет иметь значительный эффект, поскольку отраслевые данные показывают, что около 20 процентов всех материалов художников продаются в Нью-Йорке, и производителям будет трудно или невозможно поставить два комплекты товарных этикеток.

Самые ранние изображения рака молочной железы, найденные на картинах эпохи Возрождения | Умные новости

«Ночь», Микеле ди Родольфо дель Гирландайо, масло, панель, Галерея Колонна, Рим, Италия The Lancet Oncology, Бьянуччи и др.

Нравится вам искусство эпохи Возрождения или нет, в одном все могут согласиться: груди действительно много. В то время как преобладание обнаженных фигур обусловлено чисто художественными причинами, каталог обнаженных людей оказывается довольно хорошим представлением людей из прошлого.Фактически, как сообщает Виттория Траверсо из Atlas Obscura , в новом исследовании исследователи использовали эти картины, чтобы получить представление о распространенности рака молочной железы.

Раффаэлла Бьянуччи и Антонио Перчаакканте, два соавтора нового исследования, опубликованного в журнале The Lancet: Oncology , говорят Маартену Риккену из ResearchGate, что существует мнение, что рак молочной железы — это современное заболевание. Если подумать, образ жизни, продолжительность жизни и другие факторы сделали рак гораздо более распространенным в индустриальную эпоху.Но недавние исследования показывают, что эта болезнь была довольно распространена еще в древности.

Изучая иконографию груди, работая над более масштабным исследованием распространенности рака молочной железы в прошлом, исследователи наткнулись на две картины эпохи Возрождения, на которых изображены фигуры, демонстрирующие признаки рака молочной железы. Считается, что это самые ранние известные изображения рака молочной железы, найденные до сих пор.

Траверсо сообщает, что первое изображение появляется на картине «Ночь» Микеле ди Ридольфо дель Гирландайо, вероятно, написанной между 1553 и 1555 годами и основанной на скульптуре Микеланджело. На изображении обнаженная женщина лежит и спит в мире грез, в котором есть херувим, сова, цветы и различные маски. Ее левая грудь меньше правой, а сосок втянут, все признаки рака.

На второй картине Мазо да Сан Фриано «Аллегория стойкости» изображена женская фигура, сидящая верхом на льве. На ее левой груди видна опухшая ткань вокруг соска и место, где опухоль прорвала кожу. «Эти признаки согласуются с признаками изъязвленного, некротизирующего рака молочной железы и связанного с ним лимфатического отека», — пишут исследователи в исследовании.«Мы абсолютно уверены, что эти женщины страдали злокачественным раком молочной железы», — говорят они Rikken. «Черты, показанные в «Аллегории стойкости», в частности, типичны для рака груди».

Хелен Томпсон из Forbes сообщает, что появление изображений рака молочной железы в 16 веке не случайно. В это время начал расцветать интерес к медицине и анатомии человека, и художники стремились создавать все более реалистичные изображения человеческого тела. Художники и врачи также начали сотрудничать в области художественных работ и научных иллюстраций.

Но маловероятно, что художники, рисовавшие злокачественные новообразования, знали, что это такое. Исследователи говорят Риккену, что художники просто рисовали то, что видели. «В более общем плане у женщин эпохи Возрождения было много беременностей и аномалий груди из-за мастита или других состояний, таких как разрывы груди», — говорят они. «Художники могли видеть эти болезни, но не всегда были в состоянии различать каждое конкретное заболевание».

Хотя трудно привести статистические данные о распространенности рака, исследователи говорят, что количество трактатов и других работ о раке груди в древности показывает, что это заболевание не было редкостью, и что художники сталкивались с женщинами, у которых развился злокачественный рак.

Но политика ренессансных моделей также усложняет дело. Ученый эпохи Возрождения Джилл Берк объясняет, что в культурном отношении для честных женщин того времени было табу раздеваться для художника. Это означало, что художники либо платили женщинам определенного типа за модели, либо использовали мужчин в качестве моделей и прикрепляли грудь и женскую голову. Это, а также сильное ощущение того, что мужское тело является идеальным воплощением красоты, привело ко многим картинам женщин, которые выглядят как «мужчины с грудью». Кажется, что это имеет место в обеих этих картинах.В «Ночи» груди расположены неестественно, как в скульптуре Микеланджело. Поэтому трудно подтвердить, что изображения были сделаны с одной модели или вообще с живой модели-женщины.

Тем не менее, исследователи говорят, что эти работы могут помочь в более крупном проекте по использованию искусства для обучения студентов-медиков поиску различных болезней и недугов. На самом деле диагностика состояний по картинам — это что-то вроде кустарного промысла, и некоторые медицинские школы даже предлагают курсы для обучения студентов тому, как смотреть на шедевры с точки зрения клинициста.

История искусства Рак Болезни и болезни Здоровье Лекарство Новое исследование Ренессанс

Рекомендуемые видео

Технология «красит» опухоли лучевой терапией – Кливлендская клиника

Автор: Джон Грескович-младший. , МД

Cleveland Clinic — некоммерческий академический медицинский центр. Реклама на нашем сайте помогает поддерживать нашу миссию. Мы не поддерживаем продукты или услуги, не принадлежащие Cleveland Clinic. Политика

Можно сказать, что лечение рака головы и шеи стало чем-то вроде искусства. Последние 12 лет я оттачивал свое художественное мастерство «рисовать» радиацией опухоли в голове и шее.

«Закрашивание» опухолей

Новая радиационная технология дает мне возможность «закрашивать» опухоли, ориентируясь на их точный размер и форму.

Если, например, у пациента опухоль имеет форму яблока, я буду «причесывать» радиацию внутри пациента в форме яблока. Дозированное облучение щадит еще больше здоровых тканей, предотвращая неблагоприятные побочные эффекты и ускоряя выздоровление моих пациентов способами, которые я никогда раньше не видел.

Инновации в технологии лучевой терапии сделали это возможным. Я никогда не был так взволнован ценностью лучевой терапии для наших больных раком, как сегодня.

Там, где искусство встречается с наукой

Лучевая терапия с модулированной интенсивностью, или IMRT, была усовершенствована до такой степени, что машины, называемые линейными ускорителями, могут модулировать пучок излучения в 2 раза.5-мм сегменты излучения. IMRT позволяет мне точно нацелить излучение.

От 50 до 100 лучей вводятся в тело с девяти или десяти разных направлений, персонализируя лечение моих пациентов в соответствии с их точной анатомией и геометрией опухоли.

Получение опухоли в перекрестье прицела

Я должен убедиться, что мы точно нацеливаем наш луч, чтобы точно определить местонахождение опухоли пациента. Именно здесь на помощь приходит другая передовая технология: лучевая терапия под визуальным контролем или IGRT.

Теперь моим пациентам проводят IGRT до того, как мы включим луч, чтобы убедиться, что опухоль находится прямо в центре перекрестия.

Тип IGRT, который я назначаю, использует компьютерную томографию, чтобы дать нам трехмерное изображение того, где опухоль и нормальные органы расположены в этот день, что позволяет нам видеть цель, прицеливаться и стрелять.

Как новые методы лечения улучшают качество жизни

Мы уже видели, как эта комбинация новых технологий улучшает качество жизни пациентов.

Например, мы показали, что мои пациенты испытывают меньше затруднений при глотании при использовании усовершенствованной IMRT и IGRT. А отчет Йельского университета показывает, что использование IMRT уменьшило количество дней, в течение которых пациенты были госпитализированы после химиотерапии и облучения, в среднем на девять дней.

Индивидуальное облучение для каждого пациента

Теперь в клинике Кливленда у меня есть гораздо больше инструментов для создания планов лучевой терапии, персонализированных для каждого из моих пациентов.

Наши радиационные технологии позволили мне и моей онкологической команде разработать невероятно точный, точный и конформный тип лучевой терапии для рака головы и шеи.Благодаря этим технологиям выдающиеся результаты лечения пациентов стали реальностью.

Раскрашенные камни дарят надежду больным раком

Билл Потеат [email protected] com | The Gaston Gazette

В библейской истории о Давиде и Голиафе молодой защитник Израиля сбивает гигантского воина филистимлян одним камнем.

В онкологическом центре CaroMont Health камни используются в борьбе с другим грозным воином — раком.

Камни, окрашенные в яркие цвета и содержащие послания надежды, можно найти вдоль дорожки, ведущей в онкологический центр.

Пациенты могут любоваться камнями, на которых они лежат, или могут взять понравившийся камень и носить его как личный талисман, борясь с раком.

Рак коснулся моей семьи дважды. Сначала, когда у моей тогда 78-летней матери был диагностирован рак груди, и снова, когда моя дочь Джада, которой тогда было 32 года, получила тот же диагноз.

Зная, насколько долгим и трудным может быть путь к выздоровлению, путь, отмеченный не только химиотерапией, лучевой терапией и хирургией, но также страхом, ужасом и приступами отчаяния, я рад возможности стать частью больничный легион художников по камню.

Ричи Рид, социальный работник онкологического центра в онкологическом центре, впервые представила проект рисования как упражнение по сплочению команды в онкологическом центре и как мероприятие по сбору средств на ежегодной эстафете жизни Американского онкологического общества.

«Наши пациенты переживают очень трудный период в своей жизни, — сказал Рид, — и наличие этих камней на нашем пути стало символом разных вещей, в зависимости от пациента.

собственной силы.Другие говорят, что эти камни напоминают им, что твердое можно сделать красивым. Но в основном мы слышим, что камни — это небольшое напоминание о том, что наши пациенты не одиноки». Комната работает над камнями во время обеда и в перерывах

Координатор CaroMont по связям с общественностью и СМИ Меган Берни пригласила меня присоединиться к группе медицинских работников, которые однажды утром на прошлой неделе раскрашивали камни.

Тоня Уитакер, медсестра, руководитель смены, объяснила, что ее мать, Бетти Кратчфилд, пережила рак, и что воспоминания о пути ее матери к выздоровлению помогают ей раскрашивать камни.

Натали Снид, RN, координатор по обучению в операционной, сама пережила рак и позаботилась о том, чтобы в комнате отдыха были краски и маркеры, необходимые для успеха проекта.

«У всех этих людей работа с высоким уровнем стресса», — сказал Снид. «Поэтому у этого проекта двойная цель.Это удовлетворяет потребность и помогает им расслабиться и перевести дыхание».

Эшли Лонг, старший директор по медсестринскому делу больницы, рассказала историю женщины, которая чувствовала себя подавленной и подавленной после лечения рака.

Как долго было Когда пациентку вывозили из здания, ее трость упала со стороны инвалидной коляски и ударилась о камень, на котором было написано одно слово: «Верю». улыбнулась на ее лице и сказала: «Я верю, что Бог пытается мне что-то сказать.'»

Я не художник, и когда я сидел за столом и размышлял над своим маленьким камнем, я остановился на ярко-желтом солнце с улыбающимся лицом посередине, окрашенным в желтый цвет, и словами: «Надежда, Вера , Любовь и Радость», раскрашенные красным, синим, золотым и зеленым цветом вокруг солнца.

Шел мягкий дождь, когда мы вышли на улицу, чтобы положить камни в сад, а затем отступили, чтобы полюбоваться своей работой.

Когда мы уходили, мы услышали, как пациент, направляющийся в онкологический центр, сказал: «Мне нравится, когда приходит Каменный Кролик.»

Я горжусь тем, что участвую в этих усилиях, и горжусь тем, что я Rock Bunny!

С Биллом Потейтом, который когда-то преподавал ремесла в старшей школе, потому что больше никого не было, можно связаться по телефону 704- 869-1855. 

Молодые больные раком раскрашивают космические скафандры

Блестящие вихри цвета и творчества представляли собой то, как некоторые праздновали победу над раком.Для других прикосновение щетки к ткани было одним из их последних действий в конце короткой жизни.

Мужество — подходящее название для скафандра, он один из трех, созданных молодыми больными раком в рамках проекта «Космический скафандр».

«Спасибо каждому ребенку, который нарисовал этот костюм», — сказала она им. «Вы, ребята, художники, вы потрясающие и вдохновляете меня».

Пока Рубинс говорила, пациенты могли видеть множество цветов и деталей костюма, в том числе изображение маленьких белых слонов, марширующих по ее правой руке.

Для тех, кто знал о слонах, это чудо, что они вообще существуют, и утешение, что они добрались до звезд.

Надежда, мужество и единство

Запуск этого произведения искусства на орбиту вокруг Земли был бы невозможен без Иэна Сиона и его веры в силу искусства и медицины.

Сион руководит программой «Искусство в медицине» в MD Anderson в течение шести лет, создавая крупномасштабные проекты с пациентами для объединения сообществ и пациентов вне их палат. Создание космических скафандров из произведений искусства, созданных больными раком в детстве, казалось естественным.

«Для меня всегда был другой уровень того, что может сделать искусство», — сказал Сион. «Основная цель состояла в том, чтобы мотивировать и вдохновить наших пациентов сделать что-то необычное и глубокое. Что касается второй цели, я надеялся, что мы сможем вызвать энтузиазм, и это может привести к повышению осведомленности о детском раке.»

Сион работала с Гордоном Эндрюсом в Группе стратегических коммуникаций в Космическом центре Джонсона, а также с астронавтом на пенсии Николь Стотт, первым астронавтом, который рисовал в космосе, и которая теперь занимается своей страстью в качестве художника. Стотт пригласила Рубинса. ILC Компания Dover, которая годами занималась изготовлением скафандров для НАСА, помогала в их создании.

«Я думаю, что в основе этого лежит вдохновение и надежда на будущее, а это то, что нужно каждому из этих детей», — сказала она. «Если что-то вроде изготовления скафандров из своих произведений искусства может побудить их думать не только о том, что они испытывают прямо сейчас, то это так замечательно».

В рамках проекта «Космический скафандр» завершено создание двух скафандров, и ведется работа над третьим. Первую, «Надежду», носили на различных художественных мероприятиях в больницах и выставляли как произведение искусства. Второй, Courage, использовал рисунок и краски, одобренные NASA и ILC Dover.

Третий, Unity, объединит произведения искусства, собранные Сионом и Стоттом во время их тура по больницам в столицах космических агентств-партнеров, которые помогли построить космическую станцию: Кельн, Москва, Токио и, вскоре, Монреаль. По словам Стотта, это представляет собой то, как космическая станция объединила людей и страны во имя исследований и исследований.

Проект «Космический скафандр» продолжает поиск информации о детском раке. НАСА в настоящее время участвует в исследованиях рака.В онкологическом центре MD Anderson есть программа Moon Shots для борьбы с болезнью с новым планом, ориентированным на исследования в области раннего выявления, профилактики и лечения.

Сион стал свидетелем эмоциональной потери лечения рака. Вот почему он начал создавать художественные студии в больнице.

«Я заходил в комнаты, где люди плакали, страдали и страдали», — сказал Сион. «Я мог видеть моменты, когда вы наблюдаете, как они трансформируются на ваших глазах. Сосредоточенность человека — действительно мощный союзник для исцеления.»

Слон, указывающий на небо

Джейкоб Баллард, которому сейчас 17 лет, открыл для себя программу «Искусство в медицине» во время лечения в MD Anderson. В ноябре 2014 года ему поставили диагноз саркома Юинга, рак, поражающий кости. В течение 120 дней, проведенных в больнице, Джейкоб получил 160 доз агрессивной химиотерапии

У него была опухоль в области таза, сложная область Хирургам пришлось удалить всю левую часть таза Врачи не смогли реконструировать это, сказала его мать, Лета Баллард, но они создали сустав из рубцовой ткани.Благодаря реабилитации Джейкоб снова может ходить.

Ему еще предстоит пройти обследование и сканирование, но Джейкоб чувствует себя хорошо. Его мать называет его «ходячим чудом», который сохранил хорошее отношение во время лечения, но был закрыт для других. Затем появился Сион.

Джейкоб и Сион сблизились из-за «Аватара», и их товарищеские отношения были мгновенными. Вскоре он начал участвовать в арт-проектах.

«Работа в группе вывела его из скорлупы», — сказала Лета. «Он открылся и начал заводить друзей.

Так он познакомился с Катариной Стоффа, которой тоже 17 лет. Хотя Джейкоб был застенчивым, он часами разговаривал с Кэт. такая умная и интересная, сказал он ей.

Она тоже боролась с саркомой Юинга в правом плече, начиная с января 2013 года. в течение девяти месяцев, когда началась другая битва — острый миелоидный лейкоз, вызванный химиотерапией, которой лечили ее саркому Юинга.

Ей сделали трансплантацию стволовых клеток, надеясь пройти через 100-дневное окно, которое будет означать, что она в порядке.

На 95 день снова обнаружили лейкоз.

«Я не буду продолжать, мама, если это вернется», — мать Кэт, Эйлин, вспоминает, как ее дочь сказала, когда ей было 15 лет. Теперь ее слова сбылись.

Она составила список желаний, и в течение двух месяцев семья делала все, что хотела Кэт. Сион устроил ей визит к ее любимому животному: слонам. Семья сделала одинаковые татуировки слонов, разработанные Кэт.

Когда Кэт попала в хоспис дома, Джейкоб и его мать много раз приезжали навестить ее, сказала Эйлин.

Сион продолжал спрашивать, не хочет ли Кэт поработать над скафандром, но она была недостаточно здорова, чтобы участвовать. В конце концов, он пришел к ним в квартиру с художественными принадлежностями.

Четыре слона маршируют по правому рукаву скафандра, один за другим. Они связаны хоботом с хвостом, за исключением последнего слона.Это слоненок, и он сидит в одиночестве, хоботом направленным к небу. Их окружают звезды и планеты. Это соответствует татуировкам, которые сделали Кэт и ее семья.

Первые три слона представляют отца, мать и старшего брата Кэт. Слонёнка зовут Кэт.

Любимый цвет Джейкоба — зеленый. Он нарисовал жирные полосы на правом рукаве скафандра.

Кэт нарисовала своих слонов прямо поверх зелени Джейкоба. Они соприкасаются навсегда.

«Космос — это место, где я окажусь»

Ранним утром 18 июля с мыса Канаверал на Международную космическую станцию ​​стартовала ракета SpaceX Falcon 9 со скафандром Courage. Там были Сион, Иаков и его мать. Они наблюдали за яркой вспышкой света, когда ракета поднималась к звездам в ночном небе. Это был эмоциональный момент, который никто не забудет.

Джейкоб хочет работать над вездеходами и робототехникой для НАСА. Он сочетает в себе любовь к науке, технике, искусству и работе с обществом.

«Иан начал это, и связь с НАСА зажгла огонь для Джейкоба», сказала Лета. «Он сказал мне: «Это то, чем я хочу заниматься». »

Его подруга Кэт не дожила до запуска.Она скончалась 4 июня.

«Думаю, я окажусь в космосе», — сказала Кэт маме, когда ее спросили о планетах и ​​звездах, окружающих ее слонов.

«Этот космический скафандр оказывает неизгладимое влияние на мир», — сказала ее мать. «Это бесценно».

Несмотря на то, что лейкемия была вызвана лечением Кэт от рака, Эйлин ни о чем не жалеет; они пытались сделать все возможное, чтобы помочь ей. Матери Кэт и Джейкоба надеются, что костюмы и программа «Выстрелы в луну» помогут повысить осведомленность и найти более безопасные методы лечения. Как родители детей, больных раком, им приходилось принимать мучительные решения.

Но они также признают, что Сион и его программа «Искусство в медицине» помогли создать некоторые из положительных воспоминаний, которые у них есть, и которые, как они надеются, могут быть у других больных раком детей и их семей.

«Когда ты ребенок, больной раком, многие двери закрываются для тебя», — сказала Лета. «Вам говорят: «Ты больше никогда не сделаешь то или это». Но посмотрите на этот скафандр, он отправился в космос, символ их дружбы и постоянное прекрасное напоминание о Кэт.И было здорово увидеть, на что способны эти дети.»

Изображают ли картины эпохи Возрождения рак молочной железы?

Автор статьи — 02 марта 2018 г.

Рак молочной железы может быть не первым, что приходит на ум, когда вы думаете об эпохе Возрождения, но недавнее исследование, опубликованное в журнале The Lancet Oncology, указывает на то, что у женщин, изображенных на известных картинах, мог быть рак молочной железы. Согласно исследованию, ученые обнаружили изображения злокачественного рака молочной железы в «Ночи» Микеле ди Родольфо дель Гирландайо и в «Аллегории стойкости» Мазо ди Сан Фриано.

Доктор Лоретта Лофтус, врач-онколог отделения онкологии молочной железы в Онкологическом центре Моффитт и любитель искусства, опубликовала статьи о жизни, искусстве и болезнях таких художников, как Винсент Ван Гог и Джорджия О’Киф. В «Ночи» она выявляет признаки рака молочной железы, в том числе втянутый левый сосок и деформированную левую грудь, прикрепленную к грудной стенке.

Доктор Лофтус говорит, что в «Аллегории стойкости» труднее увидеть признаки рака груди из-за слежки. Но у женщины на картине, кажется, отёк левой руки, возможный признак лимфедемы.

Это не первый случай обнаружения рака молочной железы в искусстве. В конце 1960-х итальянский хирург заметил асимметрию груди Вирсавии в картине Рембрандта «Вирсавия в купальне». У женщины на картине распухшая грудь, обесцвеченная и отмеченная характерными ямками. Любовница Рембрандта Хендрикье Стоффелс, которая, как полагают, скончалась после долгой борьбы с раком груди, была его моделью для Вирсавии.

Согласно Американскому онкологическому обществу, древние врачи и хирурги считали рак неизлечимым, потому что казалось, что он всегда возвращается даже после операции. Они считали, что вмешательство может быть более вредным, чем отсутствие лечения вообще. Имейте в виду, что хирургия в то время была очень примитивной, со многими осложнениями, включая кровопотерю.Кроме того, грудь в то время также рассматривалась как символ женственности, плодородия и красоты, а хирургическое удаление груди считалось бесчеловечным, а это означает, что, вероятно, было большое количество видимых, запущенных форм рака молочной железы.

Хотя интересно увидеть возможность рака молочной железы на этих картинах эпохи Возрождения, доктор Лофтус предупреждает, что мы не должны диагностировать рак молочной железы по картине. Она говорит, что у нас нет никакой информации о том, что еще происходило с женщинами, например, об инфекциях, заболеваниях или травмах.

Comments