Иллюстрация к сказке о царе салтане рисуют дети – Как нарисовать сказку о царе Салтане?


10.11.2019 Facebook Twitter LinkedIn Google+ Разное


Как нарисовать сказку о царе Салтане

В этом уроке мы рассмотрим, как нарисовать сказку Пушкина, как нарисовать сказку о царе Салтане карандашом поэтапно. Нарисуем 2 иллюстрации к сказке. Сказка о царе Салтане — это сказка, по которой есть много мультфильмов и фильмов. Она довольно длинная, о том, что царь встретил царицу, родила она ему сына, когда он был на войне и отослала ему гонца, чтоб он обрадовался. Однако завистники послали другого гонца и в письме было написано, что родила царица не то сына, не то дочь, не то невиданную зверюшку. Царь поверил и разозлился. Послал с ответом другого гонца. Однако те же завистники, послали своего и сказали, чтоб царевну с ребенком поместили в бочку и бросили в океан. Вот этот эпизод мы будем рисовать. Потом еще нарисуем второй эпизод, где говорится о белке, которая живет в хрустальном замке и шкарлупа от орех золотая.

Итак, начнем с белки и закончим океаном с бочкой, где сидит Царевна и сынок, который растет не по дням, а по часам.

Вот скриншот с советского мультфильма, однако мы всю картину не будем рисовать.

Нарисуйте вот такой домик, чтоб было ровненько используйте линейку. Т.е. рисуем прямоугольник, сверху него треугольник, по бокам дополняем по прямоугольнику. Дальше на внешней стороне отделяем колонны, рисуем вход и вместо лестницы будет просто спуск, на верхнем отделении будет сидеть белка.

Дальше украшаем дом.

Вот готовый рисунок хрустального замка с белочкой по сказке Пушкина «Сказка о царе Салатане».

Теперь рисуем эпизод. когда бочка плывет по морю, а там находятся Царевна и сын Царевич.

С правой стороны листа рисуем волны.

Потом бочку.

Детализируем бочку, и проводим линию, т.к. часть бочки находится в воде.

Рисуем волну, просто кривизной изображайте ее.

Стираем часть бочки под волной и дорисовываем брызги, горизонт, волну слева.

Теперь можно закрасить.

Можете использовать краски акварель или гуашь.

А также по этой сказке вы можете посмотреть, как нарисовать Царевну Лебедь здесь. Вот что получится.

Также можете посмотреть другие сказки:

1. Маугли

2. Золотую антилопу

3. Колобок

4. Царевну Лягушку

5. Серый волк

www.lesyadraw.ru

Разработка урока по ИЗО Иллюстрирование «Сказки о царе Салтане» А.С.Пушкин

Цели: ознакомить с понятием «иллюстрация», творчеством художников-иллюстраторов; обучить умению простейшими средствами передавать основные события сказки; развивать умение сопереживать героям литературного произведения, наблюдательность и внимание, логическое мышление; пробуждать интерес и любовь детей к творчеству художников детской книги, к оформительской графике.

Оборудование:

Изобразительный ряд: презентация с иллюстрациями И. Я. Билибина и Т. А. Мавриной к «Сказке о царе Салтане» А. С. Пушкина

Литературный ряд: отрывоки из «Сказки о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне лебеди» А. С. Пушкина.

Музыкальный ряд: музыка из оперы Н. А. Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане».

Планируемые результаты:

Предметные:

- формировать понятие «иллюстрация», знакомить с творчеством художников

иллюстраторов;

умению простейшими изобразительными средствами передавать основные события сказки.

Метапредметные:

- развивать устную речь учащихся, формировать читательскую

самостоятельность,

- развивать образное и логическое мышление, воссоздающее творческое воображение детей;

- развивать навык словесного рисования;

- обогащать словарный запас учащихся

- развивать умение анализировать, обобщать, сопоставлять

Личностные:

- воспитание интереса к миру детской художественной литературы, изобразительного искусства и жизни талантливых людей нашей страны;

- формировать усидчивости, взаимоуважение, взаимовыручку.

Ход урока:

I. Организационный момент.

1. Приветствие учащихся.

2. Проверка готовности к уроку.

II. Постановка темы урока.

Учитель. Сегодня продолжим разговор о сказке, начатый на предыдущем уроке, и выполним иллюстрацию к «Сказке о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне лебеди» А. С. Пушкина.

III. Актуализация знаний учащихся.

Учитель. Пушкинские сказки… Невозможно перечислить всех художников, которые работали и продолжают работать над этой неисчерпаемой темой.

- А какие сказки А. С. Пушкина вы знаете?

(Ответы учеников)

Учитель. Молодцы!

IV. Работа над новым материалом.

1. Вводная беседа.

Учитель. А теперь вспомните хорошо всю «Сказку о царе Салтане».

- О ком в ней говорилось?

- О каком времени идет рассказ?

- Какие представления о добре и зле рассматриваются в этой пушкинской сказке?

- Как вы считаете, справедливый ли конец у этой сказки?

(Ответы учеников)

Учитель. А теперь закройте глаза и придумайте сюжет для своей иллюстрации к отрывку из сказки:

1). Ветер по морю гуляет

И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На поднятых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого:
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.

2). В синем небе звезды блещут,
В синем море волны хлещут;
Туча по небу идет,
Бочка по морю плывет.
Словно горькая вдовица,
Плачет, бьется в ней царица;
И растет ребенок там
Не по дням, а по часам.

3). Князь пошел, забывши горе,
Сел на башню, и на море
Стал глядеть он; море вдруг
Всколыхалося вокруг,
Расплескалось в шумном беге
И оставило на бреге
Тридцать три богатыря;
В чешуе, как жар горя,

Идут витязи четами,
И, блистая сединами,
Дядька впереди идет
И ко граду их ведет.

4). Лебедь тут, вздохнув глубоко,
Молвила: «Зачем далёко?
Знай, близка судьба твоя,
Ведь царевна эта — я».
Тут она, взмахнув крылами,
Полетела над волнами
И на берег с высоты
Опустилася в кусты,
Встрепенулась, отряхнулась
И царевной обернулась:
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит;
А сама - то величава,
Выступает, будто пава;

А как речь - то говорит,
Словно реченька журчит.
Князь царевну обнимает,
К белой груди прижимает
И ведет ее скорей
К милой матушки своей.

- Что будет изображено на листе?

- Что будет главным в вашей иллюстрации к этому отрывку?

(Ответы учеников)

Где будет изображен главный герой?

Ученики: В центре.

Учитель: - Какими цветами вы будете изображать главного героя отрывка, чтобы он выделялся, он же главный?

Ученики: Яркими, насыщенными.

2. Анализ произведений изобразительного искусства.

Просмотр презентации с иллюстрациями И. Я. Билибина и Т. А. Мавриной.

Учитель:

- Что позволило И. Я. Билибину и Т. А. Мавриной выразить смысл сказки столь глубоко и подлинно?

- Где они находили основу для своих произведений?

(Ответы учеников)

2. Работа над иллюстрацией.

Учитель. Сегодня вы попробуете нарисовать свою иллюстрацию к любимой сказке А.С. Пушкина. Вы должны выбрать сюжет для иллюстрации, обдумать композицию своего рисунка. Каждый должен постараться по-своему выполнить задание. Пожалуйста, закройте глаза и постарайтесь представить картинку иллюстрации. Обдумывание композиции и словесное рисование поможет вам реализовать замысел, скорректировать его, избежать ошибок в изображении.

VI. Физминутка.

VII. Самостоятельная творческая работа учащихся

Задание. Выполните самостоятельно рисунок любого из понравившегося вам эпизода. Постарайтесь передать не только внешнее сходство изображаемых объектов и героев, но и ваше отношение к ним.

Помните: чтобы выделить наиболее интересное и впечатляющее в выбранном вами сюжете, надо эти объекты расположить в центре работы и выполнить более крупно.

Обратите внимание на то, как лучше расположить лист – по вертикали или по горизонтали.

Чтобы вы работали более увлеченно, фоном для вашей деятельности будет музыка из оперы Н. А. Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане» («Белка», «Богатыри», «Царевна-лебедь»).

Простым карандашом учащиеся намечают композицию рисунка иллюстрации.

VIII Индивидуальная работа учителя с классом

Во время творческой работы учитель наблюдает, чтобы учащиеся располагали листы альбома и определили величину изображения на листе в зависимости от композиционного замысла и размера листа, чтобы композиция отражала содержание выбранного эпизода в логической связи между изображаемыми объектами. На этом этапе урока учитель оказывает учащимся индивидуальную помощь, поддерживает их творческие стремления, предлагает активно заполнять плоскость листа.

IX. Подведение итога урока.

1. Выставка работ учащихся.

2. Обобщение изученного материала.

Домашнее задание: прочитать сказку А.С.Пушкина «Сказку о золотой рыбке»

infourok.ru

Сказка о царе Салтане, о сыне его, славном и могучем богатыре, князе Гвидоне Салтановиче, и о прекрасной царевне Лебеде. Сочинение А.С. Пушкина. Рисунки С.В. Малютина.

Издание А.И. Мамонтова. Москва, 1898. 32 с. с ил. В цветной иллюстрированной хромолитографированной издатетельской обложке. Oblong. 16х25см.

 

 

 

 

 

 

Две условные линии в иллюстрировании сказок Пушкина — жанровая и «сказочная», в действительности постоянно переплетались. Об этом говорят рисунки В.М. и А.М. Васнецовых, Н.В. Досекина и С.В. Малютина, опубликованные в известном трехтомнике П.П. Кончаловского, выпущенном в 1899 году в Москве к 100-летию со дня рождения поэта, а также остроумные акварели А.Ф. Афанасьева (автора популярных иллюстраций к «Коньку-Горбунку») к «Сказке о рыбаке и рыбке», изданной в том же году в Петербурге Товариществом Р. Голике и А. Вильборг.

К «Сказке о царе Салтане» Малютин сделал акварельные рисунки, с плавным, тягучим контуром, тяготеющим к округлостям и как бы сглаживанию формы предметов. Он так же активно использовал золотую краску, создавая яркие и самобытные по колориту иллюстрации, в которых тепло золота было противопоставлено холодным голубым и зеленоватым краскам. Эта цветовая гамма стала своеобразной визитной карточкой художника, которую ценили многие его современники. Так Сергей Дягилев писал об иллюстрациях Малютина: «Красота и новизна колорита была совсем обольстительна; акварели казались кусками каких-то дорогих и редких материй». Правда, на некоторых иллюстрациях в этот удивительный ковёр из цветовых пятен нужно долго вглядываться, как в причудливую головоломку, чтобы понять, что же изображено на рисунке. При этом, не все рисунки были сделаны в едином стиле: где-то они больше тяготели к модерну, с его декоративно-плоскостным решением книжного пространства, где-то, вдруг, пространство в них становилось иллюзорно трёхмерным. Но рассматривая эту книгу важно помнить, что в те годы ещё не существовала никакой системы иллюстрирования детских книг. Еще не сложилось принципы подхода к оформлению изданий для ребенка, впереди были опыты мирискусников и конструктивистов. Не существовало ни теоретических размышления о построении ансамбля детской книги, ни исследований психологии детского восприятия. Малютин, как до него Елена Поленова, путём проб и ошибок учится выстраивать пространство отдельной иллюстрации и решать весь ансамбль книги. Для этого издания художник выбрал удачный, небольшой, вытянутый по горизонтали формат, дававший в развороте ощущение движения, некой протяженности пространства, в котором путешествуют корабельщики, строит свой сказочный город царь Гвидон, плавает царевна Лебедь... Он пробовал компоновать на разворотах иллюстрации и рукописный текст, создавая книгу частично наборную, частично рукописную. Правда, иногда желание создать какую-то определённую композицию в иллюстрации пересиливало в нём желание создать единый книжный ансамбль, и он мог вытянутую по вертикали композицию развернуть и боком поместить, втиснуть в горизонтальный формат книги. Из-за невысокого уровня полиграфии того времени, рисунки в книге многое теряли по сравнению с оригиналами, но это было одно из первых высокохудожественных изданий для детей сказки Пушкина. Восторженный Александр Бенуа, отмечая необычную цветовую гамму рисунков Малютина с «очаровательными восточными аккордами», он писал:

«В Малютине какое-то странное, дикое, причудливое но и очаровательное скопище самого разношерстного, пёстрого, невозможного. Малютин большой непосредственный поэт, почти гениальный фантаст. Истинно сказочные картинки создаются из своего рода иероглифов, объединяющих целую гамму понятий; но только те иероглифы хороши, которые обладают чудесной силой вызывать эти понятия. Этой азбуке научиться никакими методами нельзя. Её или знаешь, или не знаешь от природы... Нужно быть большим поэтом и большим ребёнком, чтобы познать её и овладеть ею. Во всей истории искусства потому и не найдёшь более двух десятков художников, обладавших действительно этой дивной способностью. Малютин, бесспорно один из этих немногих... Малютинские сказки обладают этим важнейшим свойством художественных произведений: они заставляют верить вымыслу».

Малютин,Сергей Васильевич - русский живописец, портретист, архитектор, мастер самобытного русского модерна. Родился 22 сентября 1859 г. в Москве, в зажиточной семье фабриканта. Когда ему исполнилось три года, его родителей не стало, и он остался сиротой. Далее его детство проходило в Воронеже, куда его тетка взяла на воспитание, муж ее был простым чиновником. Окружение и воспитание мальчика не способствовало развитию его художественного таланта: он учился в коммерческом училише, а затем окончил бухгалтерские курсы и служил конторщиком в Воронеже. В конце 1870-х гг. в Воронеже состоялась выставка передвижников. На Сергея Васильевича эта настоящая живопись, созданная выдающимися художниками, произвела неизгладимое впечатление, он почувствовал в себе силы изменить своей нелюбимой работе и заняться рисованием. В 1880 году Малютин поехал по торговым делам в Москву, где вновь попал на выставку передвижников. Он был так потрясён увиденным, что вернувшись в Воронеж, сдал все дела — и уехал в Москву, решив стать художником. Несмотря на то, что он родился в этом городе, все там было ему незнакомо и интересно: образ жизни, люди, архитектура, контраст между центральными районами города и его пригородами. Чтобы выжить в большом городе, он устроился конторщиком, а затем чертёжником в управление Брестской железной дороги. Начал заниматься живопись самостоятельно, и лишь потом, когда появились небольшие деньги, стал посещать вечерние курсы при Московском училище живописи, ваяния и зодчества.  Долгое время этот целеустремлённый, но скромный и застенчивый молодой человек не решался идти сдавать вступительные экзамены в училище, а когда наконец набрался смелости — учебный год уже начался. «Придя в канцелярию,— вспоминал Малютин, — я встретил там преподавателей Евграфа Сорокина и Павла Десятова. «На каком основании мы сможем Вас принять? —спросили меня. — Ведь приём уже прекращён!» Но я, за неимением других доводов в мою пользу, выдвинул один, казавшийся мне неопровержимым: «У вас учится Сухов, мой приятель, — сказал я, — а я лучше его рисую!» Моё поведение, видимо, говорило больше слов, в нём сказывалось такое страстное желание учиться, что меня не отослали за глупый довод. А, напротив, продолжили разговор и захотели посмотреть принесённые с собой рисунки. После осмотра работ предложили нарисовать стоящую в фигурном классе статую Венеры Милосской, что я немедленно и начал. Через некоторое время, проходя в натурный класс к ученикам, подошёл Евграф Сорокин и, осмотрев мою работу, взял карандаш и написал на рисунке: «Принять». Так, в 1883 году Малютин был принят вольнослушателем в фигурный класс Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Сначала он занимался платно, но потом, за успехи в учёбе, был от платы освобождён. Его учителями в фигурном классе были П.С. Сорокин и И.М. Прянишников, а в натурном классе — Е.С. Сорокин и В.Е. Маковский.

К сожалению, конфликт молодого человека с Маковским на последнем курсе привёл к тому, что Малютин окончив училище с малой серебряной медалью (1888), получил диплом лишь неклассного художника (в 1890 году). Начался период самостоятельных исканий в живописи и — вечного поиска денег. В эти годы Малютин создал картины «Крестьянская девочка» (1890) и «По этапу» (1890)... Но какой только работой не приходилось заниматься художнику: он преподавал в московском Елизаветинском институте, рисовал ярлычки для баночек с помадой, писал акварели с золотой и серебряной краской. В 1896 году совместно с Коровиным создал панно для павильона Север на Нижегородской выставке для Саввы Мамонтов. Работал художником-декоратором в мамонтовской «Частной опере», оформляя оперы «Самсон и Дилила», «Садко»... Помимо этого, художник работал над большим историческим полотном на тему монголо-татарского нашествия. Эта работа на столько заинтересовала художника, что он начал серьёзно изучать русскую старину, ремёсла, утварь, вышивки, а увлёкшись декоративно-прикладными работой, сам начал создавать удивительные предметы быта и мебель, сначала для личного обихода своей семьи, а потом и на заказ. В этих предметах, являющихся одновременно и заработком художника и творчеством, органично сплавлялись друг с другом мотивы русского искусства и личной фантазии художника. В 1890-х гг. Малютин выполняет декорации для Нижегородской оперы Мамонтова С.И., а затем для Московской частной оперы. В конце этого же периода он выполняет иллюстрации к книгам А.С. Пушкина. В 1896 Малютин С.В. становится членом Московского товарищества художников.

Малоизвестный факт, что Сергей Малютин является одним из "отцов-создателей" знаменитого русского бренда - Русской матрешки. По инициативе крупного российского промышленника, мецената, покровителя и знатока искусств,  Саввы Ивановича Мамонтова (1841 – 1918гг.) собралась группа видных русских художников: И.Е. Репин, М.М. Антокольский, В.М. Васнецов, М.А. Врубель и другие.

В подмосковной усадьбе Мамонтова «Абрамцево» были созданы художественные мастерские, в которых производились и коллекционировались предметы народного искусства, в том числе игрушки. Для возрождения и развития традиций русской игрушки в Москве была открыта мастерская «Детское воспитание». В ней сначала создавали кукол, которых одевали в праздничные народные костюмы разных губерний (областей) России. В этой мастерской и зародилась идея создания русской деревянной куклы. В конце 90-х годов XIX века по эскизу художника Сергея Малютина местный токарь Звездочкин выточил первую деревянную куколку. А когда Малютин расписал ее, получилась девочка в русском сарафане. Матрешка Малютина представляла собой круглолицую девушку в вышитой рубашке, сарафане и переднике, в цветастом платке, с черным петухом в руках.

Первая русская матрешка, выточенная Василием Звездочкиным и расписанная Сергеем Малютиным, была восьмиместной: за девочкой с черным петухом следовал мальчик, затем опять девочка и так далее. Все фигурки отличались друг от друга, а последняя, восьмая изображала спеленатого младенца. Идея создания разъемной деревянной куклы была подсказана Малютину японской игрушкой, которую привезла в подмосковную усадьбу Абрамцево с японского острова Хонсю жена Саввы Мамонтова. Это была фигурка добродушного лысого старика, буддийского святого Фукурума с вложенными внутри несколькими фигурками. Однако японцы считают, что первую подобную игрушку выточил на острове Хонсю русский странник – монах. Технологию изготовления матрешки российские мастера, умевшие вытачивать деревянные предметы, вкладывающиеся друг в друга (например, пасхальные яйца) освоили с легкостью. Принцип изготовления матрешки остается неизменным и до настоящего времени, сохраняя все приемы токарного искусства русских умельцев.


"Отцы" русской матрешки:

меценат Савва Мамонтов, художник

Сергей Малютин и токарь Василий Звездочкин

Работы С.В. Малютина в изобразительной пушкиниане занимают особое место. В конце 1890-х — начале 1900-х годов он проиллюстрировал «Руслана и Людмилу», «Песнь о вещем Олеге» и все сказки, за исключением «Сказки о попе и работнике его Балде» и «Сказки о медведихе». Иллюстрации Малютина родственны его жанровой живописи, в них подчеркнута народность сказочных персонажей, крестьянские черты приданы не только сватье бабе Бабарихе и ее дочерям, но и Салтану, боярам и прекрасной царевне Лебеди. Однако Малютин не ограничился бытовой трактовкой Пушкина. Сам метод создания им сказочного образа близок пушкинскому: поэт вдохновлялся фольклором, художник — народным искусством, образы Пушкина живут у него в блеске золота, в цветовой насыщенности акварелей и гуашей. Московский издатель А.И. Мамонтов, брат известного мецената, намеревался отметить столетнюю годовщину Пушкина серией книг с малютинскими иллюстрациями. Но его планы осуществились не полностью: в свет вышли только «Сказка о царе Салтане» и «Руслан и Людмила». Первая, выпущенная в 1898 году в виде небольшой горизонтальной тетради, оказалась в числе тех немногочисленных изданий, с которыми мы связываем начало возрождения книжного искусства в России. Сам пушкинский текст побуждал к поискам новых композиционных решений книги. Желая передать динамизм сказки, где «ветер весело шумит, судно весело бежит», переходы от одного настроения к другому, Малютин помещает почти на каждой странице яркую живописную картинку и чередует обстоятельные иллюстрации с небольшими рисунками, разрывающими столбцы текста и акцентирующими внимание на какой-либо меткой детали. Он избегает подробных портретных характеристик (ведь их нет и у Пушкина), а характеризует героя через пластику движения, психологически верно найденный жест. В процессе подготовки к печати Малютин вносил в иллюстрации изменения: упрощал рисунок, вводил контур, локализовал цвет. Дело не только в требованиях полиграфии. Мастер эстетически осмысливал новые графические приемы. Яркий пример — «Флот царя Салтана». Белые облака и паруса обведены здесь жестким контуром, в плавный ритм изогнутых черных линий заковано море. Иллюстрация хорошо ложится на лист, украшает его. Но Малютин был непоследователен, и в большинстве иллюстраций, сохраняющих эскизность, живописное начало все же превалирует. Работа для издательства осталась в его творчестве кратковременным эпизодом. Однако это не лишает ее значительности. В то время, как композиции, подобные «Флоту царя Салтана», своей стилистикой непосредственно предшествовали мирискуснической графике, в частности иллюстрациям И.Я. Билибина, в построении книги в целом Малютин предвосхитил достижения советских художников и среди них таких иллюстраторов пушкинских сказок, как В.М. Конашевич и Т.А. Маврина. При этом, чтобы художник не создавал, книгу или предмет мебели, казалось, все его творения выходят из единого сказочного пространства, где «одни и те же сюжеты, детали быта и обстановки переходили со страниц книг в оформление спектакля, роспись теремков, балалаек или украшали созданную по его рисункам мебель». Например, так путешествовал с предмета на предмет сказочный конёк: то появляясь в декорациях к опере Римского-Корсакова «Руслан и Людмила», то возникая в концовке сказки Пушкина.
Издание сказки «Руслан и Людмила» оказалось для художника менее удачной работой. Огромного формата, роскошное подарочное издание было украшено одинаковыми по размеру иллюстрациями, занимающими примерно треть полосы. От черного контура художник в этой книге отказался. Цветовая гамма стала мрачнее: сумеречные темно-синие, серые, зеленоватые оттенки, как и раньше обильно приправленные серебром и золотом. Эти цвета наглухо запечатывали небо почти во всех иллюстрациях, и делая его почти твердью, непроницаемой и глухой; смешивались в плотную густую массу, в которую, зачастую было трудно даже проникнуть фигурам героев, и они казались наложенными сверху, оказавшимися вне этого бурлящего цветового пространства. Исследователь творчества художника В. Пронин замечает, что по существу, Малютин «игнорирует всё, что есть в поэме смешного», следуя словам самого Пушкина, и показывая в иллюстрациях борьбу добра и зла. Сами же фигуры героев, где-то нарисованные более реалистично, в части иллюстраций вдруг приобретали театральность жестов и условную витиеватость модерна, порой с трудом помещаясь в выбранный художником формат иллюстраций. Текст поэмы был заключен в тонкие, графические орнаментальные рамки, мало связанные с иллюстрациями. Художник делал иллюстрации и к другим произведениям Пушкина: «Сказке о золотом петушке», «Сказке о мёртвой царевне и семи богатырях», «Сказке о рыбаке и рыбке», но к сожалению эти работы так и не были выпущены. (Оригиналы иллюстраций к этой книге были куплены княгиней Тенишевой, (которую художник нарисовал в виде своенравной царицы) и увезены из России. Сейчас их местонахождение не известно.)

Итак, в конце 1900-х — начале 1910-х годов Малютин вернулся к Пушкину и выполнил новые иллюстрации к «Сказке о царе Салтане», «Сказке о мертвой царевне», и «Сказке о золотом петушке». Работая в данном случае не для издательства, он не связывал себя ни полиграфическими требованиями, ни задачами объективного отражения литературного произведения. В свободных живописных композициях Малютин создал вариации на темы Пушкина. Совершенно необычную трактовку приобрела у него сцена вручения Дадону золотого петушка. Звездочет предстает в ней не восточным мудрецом, а коварным царедворцем в европейском одеянии. В облике Дадона угадывается его былая мощь («Смолоду был грозен он...»). Спесивый, надменный царь воспринимается как олицетворение тупой силы. Но сатирическая направленность сказки не стала для Малютина главной. Иллюстрации к строкам, в которых описывается ленивое сонное царство («Петушок с высокой спицы...», «Царствуй, лежа на боку»), наполнены любованием патриархальностью, мирной тишиной. В следующих иллюстрациях нарастает настроение печали и тревоги. Лист «Дадоново войско» вдохновлен отрывком, в котором звучат эпические ноты. Ритм стиха, перечисление — «ни побоища, ни стана, ни надгробного кургана» — создает картину утомительного передвижения по пустынной равнине. Излюбленная Малютиным высокая точка позволила передать безбрежность пространства земли и неба. Внизу на первом плане уходящее от зрителя в глубину войско. Второй план пуст. Только всадник на белом коне возвышается в центре пологого зеленого холма, призывая последовать за собой остальных. Рать уходит, она должна исчезнуть за холмом. Подвижная живописная масса войска как бы растекается и заполняет сферическую поверхность. Оставленная во многих местах незакрашенной серо-коричневая бумага объединяет общим тоном приглушенную многокрасочную гамму. Ее оживляют золотые отблески заката на небе и шлемах воинов. По лаконизму и завершенности, цельности цветового и композиционного решений эта работа тяготеет к картине и, несмотря на небольшие размеры, воспринимается как былинно-историческое полотно.

В 1900 г. Малютин Сергей Васильевич поселяется в Талашкино – усадьбе княгини М.К.Тенишевой. Княгиня проявляла огромный интерес к народным художественным ремеслам и всеми силами способствовала их возрождению. Сергей Васильевич руководил художественными мастерскими до 1903 г., по его эскизам резчики и столяры выполняли внутреннее и внешнее убранство зданий в усадьбе, Москве и Смоленске (из всех построек сохранился лишь домик-библиотека «Теремок»). Известные художники Н.К. Рерих, К.А. Коровин, В.М. Васнецов, М.А. Врубель создавали эскизы для художественных изделий. Работы, проводимые в талашкинских мастерских, стали толчком для развития русской художественной промышленности. В этом своем творчестве Сергей Васильевич брал за основу образы народного творчестве, избегая слепого технического копирования традиций народного искусства. Поэтому Малютин считается основателем оригинального русского модерна. Уже в конце своей жизни, пытаясь обобщить свои достижения, он превозносил роль декоративного искусства, ставя его на одну ступень с другими видами изобразительных искусств. Также в 1900 г. Малютин вошел в состав объединения художников «Мир искусства». На страницах журнала «Мир искусства» имя Сергея Васильевича не раз фигурировало, публику все больше интересовало творчество художника.

Субъективное восприятие Пушкина характерно для искусства конца XIX — начала XX века. «...Если бы сам автор увидал иллюстрации к своей поэме, то вовсе не было бы ценно его восклицание: «да, я именно так это понимал!», но крайне важно: «вот как вы это понимаете!» — писал С.П. Дягилев в статье, специально посвященной иллюстрированию Пушкина. В эту парадоксально заостренную мысль творческая практика внесла существенные коррективы. В поисках «своего Пушкина» поэты, литературные критики, художники открывали в его наследии аспекты, не замеченные их предшественниками. Так, Малютин чутко уловил грозную загадочность «Сказки о золотом петушке», ощущение трагической обреченности Дадонова царства. В последующие десятилетия изобразительная интерпретация сказок Пушкина, ставших достоянием детского чтения, окажется связанной прежде всего с изданиями, спектаклями, декоративными росписями, адресованными детям. Работы же Малютина и некоторых художников его поколения напоминают о возможности иной трактовки пушкинских образов. Сказки для поэта были особым миром, миром ясности и естественности человеческих отношений. Однако он чувствовал утопичность созданной им «обетованной земли», и завершающая цикл «Сказка о золотом петушке» по отношению к предыдущим звучит во многом пародийно. Художники конца XIX — начала XX века, противопоставив красоту народного творчества пошлости современной буржуазной цивилизации, искали в нем избавления от своего индивидуализма. «Сейчас я опять в Абрамцеве и опять меня обдает, нет, не обдает, а слышится мне та интимная национальная нотка, которую мне так хочется поймать на холсте и в орнаменте. Это музыка цельного человека...»,— писал в 1891 году М.А. Врубель. Но в его время гармония патриархальной жизни была еще более призрачной и недостижимой.

Врубель не стремился иллюстрировать Пушкина. В большей мере он шел от музыкальных образов Римского-Корсакова, смело переосмысливая их в самостоятельные, глубоко личные произведения. В 1900 году в Москве Товарищество русской оперы осуществило постановку «Сказки о царе Салтане», где в оформлении Врубеля предстал величественный образ белокаменной Руси. В связи с этой постановкой живописец выполнил в конце 1890-х — начале 1900-х годов несколько станковых и декоративных композиций на темы Пушкина и Римского-Корсакова («Гвидон», «Царевна-Лебедь», «Лебедь», «Тридцать три богатыря»). В «Царевне-Лебеди» Врубеля нет фольклорной простоты. Настроения, родственные А.А. Блоку, появляются здесь у живописца. Что-то тревожно-таинственное и хрупкое есть в фантастической серебристо-фиолетовой птице, которая, уплывая к манящему вечерними огнями далекому берегу, на мгновение повернула к зрителю свое лицо царевны. Но совсем лишить картину, как и другие работы художника на темы «Сказки о царе Салтане», пушкинского начала нельзя. Сюжетный, литературный мотив во многом определяет обаяние «Царевны-Лебеди». Созданный Пушкиным пленительный образ, пройдя через различные виды искусства — музыку, театр, обрел новую жизнь в замечательном полотне».

Врубель был рожден для изобразительного воплощения сказки. Перед ним не было тех преград, какие вставали перед художниками, пытавшимися воссоздать в живописи или графике фантастический мир средствами передвижнического бытового жанра или академического салонного искусства. Врубель обладал редкой способностью видеть волшебное в изменчивых формах реальной действительности. Так, пушкинскому словесному образу «в чешуе, как жар горя, тридцать три богатыря», он находит зрительный эквивалент в сильной экспрессивной живописи. Желто-розовые на солнце тела «витязей морских» теснятся на каменистой гряде, омываемой могучими волнами прибоя. Утесу подобна угловатая фигура дядьки Черномора. Богатыри так же естественны в морском пейзаже, как рыбы в воде, как чайки над зелено-голубыми валами, вскипающими розово-сиреневой пеной. Чудо возникает в самой стихии природы. С именем К.А. Коровина связана сценическая жизнь сказок Пушкина. В 1903 году он оформил постановку балета Л.Ф. Минкуса «Золотая рыбка» и впоследствии в отдельных композициях возвращался к этому сюжету. В 1909 году он выполнил эскизы декораций и костюмов к опере «Золотой петушок», а в 1913-м — к «Сказке о царе Салтане». Своим оптимизмом, фольклорной непосредственностью мироощущения, ликующей праздничностью сцен народной жизни Коровин оказался близок определенным граням дарования Пушкина. Иллюстрируя пушкинские сказки, как и произведения устного народного творчества, многие художники обратились к древнерусскому искусству. Его мотивам они подчинили поэтику и стилистику своих работ. Такова акварель А.П. Рябушкина «Гвидон отправляется на охоту», датированная 1899 годом. Высокой одухотворенности, не-обыкновенной лаконичности, певучей ритмичности линий и чистоты цвета мастер достиг, проникшись духом иконописи, опираясь на ее живописно-графический строй.

Как и в предшествующее время, в конце XIX — начале XX века создавалось множество произведений, поверхностно трактующих сказки Пушкина, но именно в этот период впервые появились замечательные листы и полотна, давшие их яркое индивидуальное прочтение. Тогда же начались поиски пространственного выражения литературного произведения средствами искусства книги, устремленные в будущее. Они были продолжены в советское время на новых этапах развития искусства, новых этапах изобразительной интерпретации творчества Пушкина.

www.raruss.ru

Comments