Как нарисовать монумент дружбы: Change.org · Глобальная платформа для ваших кампаний


09.11.1980 Facebook Twitter LinkedIn Google+ Разное


Содержание

Change.org · Глобальная платформа для ваших кампаний

Страны ЕС, Великобритания и США не признали выборы 9 августа в Беларуси

In English  Italiano  Espanol  Deutsch  Français  Türkçe

Сейчас создается наша история. И она уже не о страхе, а о надежде.  Эта петиция — обращение к международным лидерам.

9 августа в Беларуси прошли выборы президента. По предварительным официальным данным Лукашенко получил более 80% голосов. Однако согласно независимым экзит-полам, победу одержала лидер оппозиции Светлана Тихановская. Эти данные подтверждаются цифрами с десятков избирательных участков, где удалось добиться честного подсчета голосов.

В ответ на фальсификацию результатов выборов тысячи беларусов вышли на улицы своих городов с требованием честного подсчета голосов. Уличные акции прошли в 33 городах по всей стране. Власти выставили против мирных демонстрантов силы милиции и внутренних войск, в результате чего произошли столкновения, принесшие десятки раненых.

Уже сообщается о том, что один из протестующих был убит. Более 3000 человек задержаны. 

Люди вышли за то, чтобы их голоса посчитали честно и справедливо, и получили резиновые пули, светошумовые гранаты, слезоточивый газ и направленные на них водометы. Власти отключили доступ к интернету внутри страны с самого утра в день выборов, его нет до сих пор (понедельник 10 августа). Это делает невозможным получение информации о том, что происходит в стране и оценку всей картины происходящего. Беларусы, живущие за границей, не могут связаться со своими родными и близкими, и не знают, в безопасности ли они. 

Можете ли вы представить, чтобы в ваших странах кандидатов в президенты и их семьи бросали в тюрьмы только за то, что они осмелились выдвинуть свою кандидатуру на выборах? Что их семьи будут вынуждены тайно вывозить своих детей из страны для того, чтобы КГБ не взял их в заложники? Что вам не дают свободно голосовать, а за простое стояние в очереди вас будут силой хватать люди без опознавательных знаков и увозить в неизвестном направлении? 

Человек, находящийся сейчас у власти в Беларуси, бессменно занимает этот пост уже 26 лет. Власть в таком объеме не может оставаться в руках одного человека на протяжение такого периода времени демократическим путем. Эта власть основана на страхе, коррупции и репрессиях со стороны силовых структур. Только с мая несколько сот человек, включая правозащитников журналистов и даже простых прохожих, были арестованы во время мирных собраний по всей стране, пытаясь реализовать свое право на честные выборы. 

В Беларуси вас могут арестовать за то, что вы распространяете эту петицию. Высказывать свое мнение небезопасно. Но действующий режим опасен не только для беларусов, он опасен и для вас — не важно, где вы живете. Это режим, который не соблюдает международные нормы и соглашения, строит атомные электростанции без разрешения и надлежащей техники безопасности, укрывает международных преступников, выступает посредником в нелегальных бизнес-схемах с участием других недемократических стран. Этот режим опасен и для вас. 

И именно поэтому нам нужна помощь правительств европейских и других стран в том, чтобы оказать серьезное международное давление на людей, которые удерживают власть в Беларуси. Мы требуем от правительств стран международного сообщества

  • НЕ ПРИЗНАВАТЬ результатов выборов 9 августа 2020 года
  • потребовать от Лукашенко немедленно освобождения всех 3000 задержанных ночью с 9 на 10 августа и всех остальных политических заключенных
    , включая кандидатов в президенты, членов их семей и штабов.

Сегодня сотни тысяч беларусов не боятся говорить о переменах. Журналисты, телеведущие и другие публичные люди проводят уличные акции по всей стране. Но кроме наших действий внутри страны, нам нужна и ваша поддержка!

 Далее

скульптуры, биография, концепция творчества. Работы Эрнста Неизвестного

Советские деятели искусства часто любили брать себе псевдонимы в виде звучных прилагательных, служащих определённой характеристикой их творчества: Максим Горький, Демьян Бедный. В романе «Мастер и Маргарита» Михаил Булгаков изящно проехался по этой моде, выведя одним из главных героев поэта Ивана Бездомного. Казалось бы, и Эрнст Неизвестный – один из этой шеренги. Но думать так было бы большой ошибкой.

Биография Эрнста Неизвестного

Прежде всего, Неизвестный – очень противоречивая личность. Учитывая различные нюансы его творчества, не стоит забывать, что он – участник Великой Отечественной войны, награждённый медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды. Причём, последний был присвоен ему с пометкой «посмертно», так как Неизвестного, тяжело раненого в боях за Австрию, сочли погибшим.

За работой

Будущий скульптор, чьё творчество признано мировым наследием, родился 9 апреля 1926 года в Екатеринбурге. Фамилия Неизвестный досталась мальчику от деда, державшего самую большую типографию в Верхнеуральске. Моисей-Лейб Иосифович Неизвестнов в какой-то момент сменил фамилию на Неизвестный. Под ней был известен и его сын (отец Эрнста Неизвестного) Иосиф Моисеевич, ставший большой знаменитостью среди местных врачей. Матерью будущего скульптура была писательница Белла Дижур. Её перу принадлежат такие книги как «Фонарь земли», «Волокнистый камень» и «Стеклянная река. Горсть соли», раскрывающие детям тайны уральской природы и её мастеров.

В мастерской

Учёба в школе для одарённых детей привела Неизвестного к мысли, что послевоенное время стоит посвятить искусству. Он сначала преподает рисунок в Суворовском институте Свердловска, а затем уезжает в Ригу учиться в Академии изящных искусств. Однако там он долго не задерживается, перебравшись в Суриковский художественный институт Москвы, одновременно штудируя философию в МГУ. В 1955 году Неизвестный вступает в секцию скульптуры Московского отделения Союза советских художников. Несколько лет он проводит, представляя работы на молодежные, республиканские и всесоюзные выставки Москвы. Первой большой удачей для него стали две медали IV Международного фестиваля молодежи и студентов, который столица СССР принимала в 1957 году. Закрепляет его положение успех в национальном конкурсе на памятник Победы.

Памятник Хрущёву

Пограничным моментом, разделившим жизнь Неизвестного на «до» и «после», в какой-то мере стала полемика на выставке «Манеж» с Никитой Сергеевичем Хрущёвым.

Брошенная Неизвестному фраза «Почему ты так искажаешь лица советских людей?», которую высказал лидер СССР, стала началом противостояния социалистического реализма и «дегенеративного искусства» (как охарактеризовал Н.С. Хрущёв увиденное на выставке). С этого момента Неизвестный считает, что должен всеми силами доносить до верховной власти своё видение искусства. Своеобразная битва с Хрущёвым продолжается и последующие годы. Глазами Неизвестного её можно увидеть в книге «Диалог с Хрущёвым». По иронии судьбы именно Неизвестному дают заказ надгробного памятника Хрущёву, установленного на Новодевичьем кладбище.

Творчество Эрнста Неизвестного

«Я думаю о скульптуре не как о человеке, животном или другой природной или геометрической форме, расположенной в пространстве: скульптура заключает в себе диалог между духом и плотью», — так описывал свою концепцию Эрнст Неизвестный. Разберёмся, почему случилась битва социалистического реализма и «катакомбной культуры»? Чем обусловлена фраза «Почему ты так искажаешь лица советских людей?» И почему скульптуры Неизвестного так сильно выпадают из стиля советской эпохи?

Живописный фриз (9 частей) «Древо Жизни II» (холст, акрил, масло)

Для этого надо представить, каким видел окружающий мир Эрнст Неизвестный. Разумеется, любой искусствовед представит собственную гипотезу, кардинально отличающуюся от тех, что выскажут собратья. Поэтому за ответами обратимся непосредственно к самому скульптору и его книге «Говорит Неизвестный». Культура социалистического реализма предполагала представление мира через преобразование его советским народом под направляющей рукой КПСС. Ранние работы Неизвестного (горельеф «Яков Свердлов призывает уральских рабочих к вооруженному восстанию» и скульптура «Яков Свердлов знакомит Ленина и Сталина»), которые он выполнил ещё студентом, вполне вписываются в заданное направление. Как же произошёл переход к кентаврам и прочим искажениям пропорций?

«Но неожиданно для себя я заметил, что это множество людей не воспринимается мной как обычная толпа, имеющая персонализированное многообразие. Это сытое стадо было единообразным. Передо мной проходили инкубаторные близнецы с абсолютно стертыми индивидуальными чертами. Разница в весе и размере не имела значения», — таким увидел Эрнст Неизвестный партийных функционеров, расходящихся после рабочего дня по домам. Соответственно, руководящая роль партии исчезла из картины его мира.

Живописный фриз (9 частей) «Древо Жизни II» (холст, акрил, масло)

А что же советский народ? «Бутылки, бутылочки, пузырьки, шкалики, мерзавчики, баночки, сосудики… Московский двор начинает свою жизнь с мыслью о бутылке. Граждане и товарищи ищут деньги, чтобы опохмелиться. Без привычной утренней дозы алкоголя нельзя — невозможно трясущимися руками начать работать. Двор умирал от жажды — его томил похмельный синдром. Этот синдром порождал массу историй — забавных и трагических. Собственно, вся история двора и вся биография его обитателей покоилась на событиях, связанных с опьянением или мучительным желанием опохмелиться»

, — записывает скульптор зарисовки из окна. В этих наблюдениях не остаётся места ни трудовым подвигам, ни совершающим их трудовым коллективам. Они были, но где-то далеко от той квартиры, через окно которой смотрел он на московский двор. Стоил ли удивляться трагичности скульптурных образов Неизвестного и искажённости их пропорций. «Широко распространена схема, что вот, наверху — злая власть, где-то там, посередине — образованщина, а внизу — угнетаемый народ. В схеме это верно, но на практике — где кончается угнетатель и где начинается угнетенный — для меня осталось невыясненным»
.

Живописный фриз (9 частей) «Древо Жизни II» (холст, акрил, масло)

Своё место в этом неласковом мире скульптор видел так: «И я, со своими своеобычными интересами, скульптурой, Данте, Библией, и музыкой, и поэзией, был погружен в размягченное, не доброе и не злое, а полуидиотическое общество». К этому добавлялось желание любого человека искусства увидеть своё имя рядом со своим творением. Получить свою долю признания от общества (даже полуидиотического). Но, как сам подчёркивал Неизвестный, с этим были большие проблемы: «Во времена Ленина при открытии монумента в газетах писали сначала, кому монумент, потом кто автор, потом кто открывал. Сейчас пишут сначала — кому, потом — кто открывал, потом — кто были почетные гости. Имя скульптора указывается только, если он в иерархической лестнице занимает определенное место; этим подчеркивается его отношение к символике власти. Итак: не важно, как сделано, важно кто открывает работу».

Живописный фриз (9 частей) «Древо Жизни II» (холст, акрил, масло)

Кроме того, Неизвестный истово верил, что путь к вершине славы ему прочно закрыт из-за «мафии от искусства», которая забирает все выгодные заказы. Более того, она и решает, кто будет победителем того или иного художественного конкурса. В качестве примера приведём отрывок из биографии Неизвестного: «Когда я вернулся в Москву в 1957 году, там происходила первая международная конкурс-выставка искусства. Жюри было международное, и я получил все три медали. От золотой мне пришлось отказаться в пользу своего друга скульптора Фивейского, потому что меня вызвал к себе министр культуры Михайлов и сказал, что неприлично, чтобы все три медали собирал один человек, и что он мне обещает всяческую поддержку, если я откажусь от золотой». Справедливости ради надо заметить, что сам Фивейский вряд ли бы согласился, что его работа «Сильнее смерти», изображающая советских военнопленных, недостойна золотой медали. За эту скульптуру на Всемирной выставке в Брюсселе Фивейский получил Почётный диплом. И вряд ли жюри капиталистической страны действовало под нажимом советской «мафии от искусства». То, что автобиографии Неизвестного надо верить с большой оглядкой, подтверждает история с Монументом советско-египетской дружбе.

«Цветок лотоса»

В 1966 году правительство Египта, возглавляемое Насером, выделило деньги для проведения международного конкурса на проект Монумента дружбы арабского и советского народов. Этот гигантский памятник должен был украсить Асуанскую плотину, которую возводили советские специалисты.

«Цветок лотоса». Проект и реализация

По воспоминаниям самого Неизвестного монумент «Цветок лотоса» был громадным прорывом, достигнутым при его главенствующем участии: «Или Асуан. Я получил поздравление непосредственно из канцелярии Брежнева, из канцелярии Косыгина, и меня по личной дружбе поддерживал Семенов, который по дипломатическим соображениям считал, что если такой монумент делают советские (чихать, какие там оттенки стиля) — то это уже гигантская победа, ведь мог же выиграть американец или француз. Представляете, как они обрадовались! И они меня поддерживали, и в конце концов мы победили, я остался автором монумента, но все же среднее звено умудрилось не дать мне сделать рельефы, причем самыми простыми бюрократическими закрутками, процессуально. Пока шел спор о рельефах, инженерам было приказано рассчитать все по моей модели — и конструкцию, и материалы — и составить сметы — без учета рельефов. А когда согласились, наконец, на рельефы — то оказалось, что уже поздно, что это невозможно».

Читая эти строчки, кажется, что лишь недалёкие советские функционеры мстительно не позволили работе великого скульптора блеснуть во всём великолепии. Но вот как оценивают вклад Неизвестного настоящие авторы проекта – архитекторы Пётр Павлов и Юрий Омельченко.

«Цветок лотоса». Вид снизу

Павлов бесстрастно фиксирует события тех дней, горячих для них обоих: «Мою квартиру превратили в мастерскую. Мебель в угол. Распорядок дня такой – работаем с 5 до 8 утра, затем идём на службу, а после работаем до полуночи и, конечно, сплошь все выходные дни. Спали по пять часов в сутки, и так в течение четырёх месяцев. За месяц до сдачи проекта я пригласил скульптора Эрнста Неизвестного. Мы предложили ему нарисовать барельефы для внутренних поверхностей пилонов Монумента. Было ему не до этого, он уезжал заканчивать барельефы монумента в Артеке. После моих звонков в Крым, за три дня до сдачи проекта Неизвестный прислал нам кальки рисунков с запиской: “Пётр! Сделал всё, что смог. Если не нужно, выброси. Если нужно – используй. Страшная запарка. Пятого открываю монумент. Желаю успеха. Твой Эрнст”. Рисовали на подрамниках барельефы мы сами. Юра с женой уговорили меня вписать Э. Неизвестного в авторский лист, и мы указали, что рисунки барельефов выполнены с участием Э. Неизвестного. Надо сказать, что в дальнейшем работа со скульптором не сложилась. Барельефы на внутренних поверхностях пилонов при возведении Монумента были выполнены 20 арабскими резчиками по эскизам и под руководством скульптора Николая Вечканова».

Взгляд других участников событий показывает ситуацию вовсе не так, как представил её скульптор в книге «Говорит Неизвестный». Имена настоящих авторов монумента оказались не на слуху, так как за время его постройки Гамаль Абдель Насер успел умереть, а пришедший ему на смену Анвар Садат быстро испортил отношения с Советским Союзом. Торжественное открытие монумента прошло без советской делегации, из-за этого работа не удостоилась государственных наград. С авторами поступили по принципу: нет открытия – нет объекта – за что награждать? Поэтому записывать выдающийся «Цветок лотоса» в работы Эрнста Неизвестного по меньшей мере опрометчиво.

Скульптуры Эрнста Неизвестного советского периода

«Кентавр»

Первый крупный зарубежный успех творчество Эрнста Неизвестного получило в Югославии, где установили две работы скульптора: «Кентавр» и «Каменные слезы». Можно сказать, что первая работа стала судьбоносной для самого Неизвестного. С данного момента скульптора стали ассоциировать с этим мифическим существом, а впоследствии «кентавр» стало его прозвищем. Неизвестный всеми силами поддерживал складывающийся миф. К примеру, в автобиографии он указывал, что небольшие фигурки кентавров любил лепить ещё в детстве. Как пишут искусствоведы: «Контраст прямых линий и округлых форм придаёт работе мощь, добавляет энергию, углубляет возможности восприятия. Идея о соотношении природы и технологии, естественного и механического передаётся здесь посредством архаического сюжета о стихиях и воле человека». Сам Неизвестный в той же автобиографии указывал: «Я с триумфом вернулся из Югославии, где меня до небес поднимали (газета «Политика» писала: «Достоевский плюс Шостакович плюс Рихтер равно Неизвестный»)». Учитывая выше сказанное о «Цветке лотоса», скорее можно поверить, что установка небольшой парковой скульптуры за рубежом прошла в СССР незамеченной. Впрочем, по мнению Неизвестного, его тут же обвинили в связях с иностранцами. Однако в последующем творчестве Неизвестного кентавры занимали очень важное место.

«Памятник всем детям мира» (до реставрации)

Это творение известно под многими именами. Порой его обозначают кратко – «Прометей». Однако чаще 150-метровый декоративный рельеф зовётся «Прометей и дети мира» или вовсе без участия Прометея: «Дружба детей мира» и «Памятник всем детям мира». Установлен он был в середине 1960-х гг. на территории пионерского лагеря «Артек» (сейчас это международный детский центр) Ключевым моментом композиции надо считать громадную ладонь, на которой пылает пламя. По сторонам от неё изображены разрывающий цепи Прометей и многочисленные детские лица. Рядом с Прометеем на плитах высечен девиз: «Сердцем — пламенем, солнцем — сиянием, костром — заревом, дети шара земного, дорогу дружбы, равенства, братства, труда, счастья навсегда озарим!» Рельеф был частью монументального комплекса, в который также входила сферическая чаша диаметром 13 метров, выполненная из армированного железобетона. Она символизировала земной шар в целом и части света по отдельности. От последних шли лучи к стране детства. Сам «Артек» был представлен миниатюрной моделью корпусов. К сожалению, в постсоветское время эту часть комплекса демонтировали (на фото выше виден обломок). Однако реставрационные работы, завершившиеся в 2021 году, позволят следующим поколениям гостей «Артека» снова увидеть комплекс целиком.

«Прометей» на выставке

Эрнст Неизвестный успел изготовить «Прометея» не только для детей, но и для взрослых. В начале 1970-х семи деятелям советского искусства поступил заказ на скульптуру для оформления павильона СССР на международной выставке «Электро-72», проходившей с 12 по 26 июля 1972 года на территории московского парка Сокольники. Неизвестный представил пятнадцатиметровую скульптуру героя древнегреческой мифологии в осовремененном видении. В руках великана сверкал не огонь, а электрический разряд. Скульптуру сварили из листов нержавеющей стали (по другим сведениям, был использован алюминий).

МИЭТ. Внутреннее пространство

Считающийся крупнейшим в мире 970-метровый декоративный рельеф Эрнст Неизвестный выполнил для Московского института электронной техники (МИЭТ), расположенного в Зеленограде. Скульптор в автобиографии писал, что заказу предшествовала личная просьба министра электроники Шокина. Больше всего Неизвестного расстраивала недоступность шедевра для широкой публики: «Панно находится внутри здания, оно опоясывает огромную библиотеку. Это закрытый институт, там стоит солдат при входе, и не один. Даже с меня требовали допуск секретности. Я отказался его подписать, в конце концов сделали так, что я без допуска работал. Здание создавалось для показа иностранцам, для Никсона, для Тито. Это была одна из потемкинских деревень, и простой советский гражданин туда проникнуть не может». Работой подобного стиля Неизвестный украсил Архитектурный фасад здания туркменского ЦК КПСС в Ашхабаде.

«Полёт»

Ещё одну скульптуру Эрнста Неизвестного можно увидеть в Москве возле Института лёгких сплавов. «Была какая-то военная выставка. И там надо было продемонстрировать возможности соединения различных металлов неким секретным способом. Без сварки и болтов. То была композиция летящих птиц, исполненных в различных «стратегических» материалах. Интересная работа. Постояла и была разрушена», — горевал в своё время о судьбе творения сам скульптор. К счастью, благодаря неравнодушным людям «Полёт» удалось сохранить (некоторые источники называют эту работу «Крылья»). Если читать автобиографию Неизвестного, складывается впечатление, что он смело открывал пинком любую кремлёвскую дверь, а верхушка советской власти поголовно стремилась завести с ним дружбу. И только среднее звено номенклатуры и «мафия от искусства» непрестанно чинили ему препятствия (почему-то абсолютно не опасаясь окрика от властной верхушки, которая пребывала в восторге от работ скульптора). Реальную востребованность творца в СССР сухо подчёркивает Википедия, когда сообщает, что за весь советский период из 850 созданных скульптур у Неизвестного приобрели только четыре. Неизвестному приходилось браться за любую работу, будь то должность каменщика или реставратора. Полученные деньги он тратил на реализацию творческих замыслов.

Эмиграционный период творчества Эрнста Неизвестного

Понятное дело, что при таком раскладе Неизвестный с радостью ухватился за возможность отъезда за рубеж, что и произошло в июне 1976 года. Во время противостояния СССР и Западного мира любой советский эмигрант мог послужить политическим оружием. Ещё лучше, если покинувший Советский Союз относился к творческой интеллигенции. Уже в 1977 году, оказавшись в Нью-Йорке, Неизвестный получает должность в Колумбийском университете. Постепенно он становится членом Шведской Королевской Академии наук и Нью-Йоркской Академии Искусств и Наук, а затем и Европейской Академии искусств, наук и гуманитарных знаний. Поэтому без внимания он не остался, и ему неоднократно выпадал шанс творчески себя реализовать.

Бюст Шостаковича

При этом Неизвестный не упускал случая создать негативный образ страны, которую покинул. Примером может служить бюст Дмитрия Шостаковича для Кеннеди-центра (Вашингтон, округ Колумбия, США). На столь неприглядный образ композитора Неизвестного подвиг случай, который якобы случился на одном из совещаний в присутствии Хрущёва. Когда Хрущёв приказал «Эй, Вы там, в очках, встаньте!», ошибочно поднялся Шостакович. «Он стоит. Но не просто стоит, он – простите меня! – стоит на полусогнутых ногах и… дрожит! – делился замыслом Неизвестный. — Простите, но мой бюст об этом». Так как Шостакович к этому моменту давно покинул наш мир, опровергнуть историю или подтвердить её он, конечно же, не мог.

«Траурная маска. Надгробный памятник для кентавра»

Тему кентавров, сопровождавшую Неизвестного всю его жизнь, здесь мы проиллюстрируем скульптурой «Траурная маска. Надгробный памятник для кентавра», выполненной из каррарского мрамора. Фантасмагорическое надгробие в виде гротескной двухметровой маски представляет двоякую идею. С одной стороны, это метафора сознания человека XX века. С другой, памятник техногенной цивилизации – порождения того же века. Установлен памятник в Милане (Италия).

«Фрагмент кентавра» (Вестерос) и «Пророк» (Уттерсберг)

Ещё одна скульптура той же серии расположена в шведском городе Вестерос (швед. Västerås). Она носит название «Фрагмент кентавра». Надо сказать, в Швеции любят творчество Неизвестного и даже создали музей его работ «Древо жизни». Он расположен в городе Уттерсберге (швед. Uttersberg).

«Сквозь стену»

К окончанию 1980-х американская галерея Магна (Magna Gallery) даёт скульптору большой заказ на целый цикл работ «Man through the Wall», целью которого требовалось показать вершащееся крушение коммунистической идеологии. Скульптура 1988 года «Сквозь стену» впоследствии оказалась в Москве. Её в середине следующего десятилетия привёз в Россию сам Неизвестный в подарок Борису Ельцину. В пожелании дарящего говорилось, что образ прорывающегося сквозь стену человека поможет Президенту России справиться с болезнями.

Скульптуры, возведённые после распада СССР

Когда Советский Союз распался, отпала и необходимость в выделении средств на борьбу с коммунизмом. Возможно, творчество Неизвестного так и осталась бы в сфере обсуждения искусствоведов, но тут уже Родина обратила внимание на когда-то отвергнувшего её скульптора. Поэтому борьбу с коммунизмом Эрнст Неизвестный продолжил на территории Российской Федерации.

«Маска скорби». Магадан и Екатеринбург

Помня о «Треугольнике Вучетича», где одной темой связаны монументы «Родина-мать» в Волгограде, «Тыл — фронту» в Магнитогорске и «Воин-освободитель» в Берлине, Неизвестный решил воплотить собственный величественный замысел также в трёх памятниках. Концепция «Треугольник скорби» с общей темой советских репрессий предполагала возведение трёх памятников жертвам репрессий в Екатеринбурге, Магадане и Воркуте. Замысел удался лишь наполовину. Первый из памятников «Маска скорби», установленный в Магадане, настолько ужаснул и общественность, и искусствоведов, что возведение второго застопорилось. Общественность Екатеринбурга сильно воспротивилась. Тогда решили перенести памятник в Челябинск, но и там оказались не в восторге. В результате скульптору пришлось несколько раз переделывать первоначальный проект. Открытие памятника «Маски скорби: Европа-Азия» произошло уже после смерти скульптора и не в центре Екатеринбурга, а за городом. В Воркуте памятник так и не возвели.

«Орфей»

Когда для конкурса ТЭФИ потребовалась награда, Неизвестный нанёс ответный удар «Оскару», так как лауреатам стали вручать миниатюрную копию скульптуры «Орфей». Образом здесь стал не кентавр, но ещё один из самых известных героев древнегреческой мифологии. Лицо Орфея искажено болью от собственноручно разорванной груди, но он продолжает играть на струнах своей души. Правда, аналогом послужила двухметровая бронзовая статуя Орфея, созданная Неизвестным ещё в 1962 году (то есть её можно отнести к советскому периоду).

«Золотое дитя»

Одним из масштабных заказов Эрнста Неизвестного стало «Золотое дитя», которое он создал к 200-летию Одессы. Как говорил сам скульптор, он побывал в разрушенной фашистами Одессе ещё в 1944 году, и его тогда поразил дух её несломленных жителей. «Я впервые за свою жизнь создал монумент в светлом, радостном, романтическом ключе, — отзывался Неизвестный об этой работе. – “Золотое дитя” — яркий, солнечный образ рождающегося гиганта, надежда на процветание будущего вольного города».

«Возрождение»

«Золотое дитя» — не единственный памятник Неизвестного, несущий в себе позитивный посыл. Другим примером служит «Возрождение», установленное в Москве на пороге нового тысячелетия. Ось замысла здесь представлена Архангелом Михаилом, ведущим за собой святое воинство ангелов. В качестве противоборствующего элемента выступает образ Змия. Архангел сражается с врагом и одновременно пытается освободиться от цепей. Памятник олицетворяет новую Россию. Намёк на возрождение даёт и росток жизни, прорывающийся сквозь каменную стену.

«Древо жизни»

Что для Родена «Врата Ада», а для Глазунова «Вечная Россия», то для Неизвестного «Древо Жизни». Концепцию этого произведения скульптор носил в себе всю долгую творческую жизнь. Точкой старта тут стал символический толчок от смерти к жизни. От изначального цикла «Война это», воплощавшего трагедию многочисленных смертей, скульптор перешёл к теме «Роботы и полуроботы», воплотившую непрекращающееся сражение живого человека с мёртвым металлом. Потом ненужное отпало, и осталось «Древо Жизни». Форма короны дерева и форма сердца в мыслях скульптора проявились ещё в 1956 году. Первоначально это были семь витков ленты Мёбиуса, складывающиеся в гигантское сердце. Так как в Библии «древо» — это синоним «сердца», а «сердце» — синоним креста, то скульптурой Неизвестный хотел связать эту троицу, одновременно показав дуалистическое противоречие человека и природы.

«Древо жизни». Общий вид

С каждым прожитым годом масштаб замысла лишь возрастал. Постепенно Неизвестному рисовалась уже не скульптура, а огромное здание. Можно даже сказать, город, целый мир или даже вселенная (сам скульптур использовал слово «микроуниверсум»). В мечтах Неизвестный чётко видел, как грядущее здание символично ориентируется на четыре стороны света, обозначенные гигантскими буквами-воротами. Внутри вошедшего будет поджидать лабиринт из семи дорог, олицетворяющих смертные человеческие грехи. Идущий по дорогам будет неоднократно встречать на стенах изображение слепого человека, заблудившегося в своей природе. Далее путешественник попадает в центральное фойе, откуда семёрка лифтов возносит добравшихся до этой точки на семь высотных отметок. Необычны будут и сами лифты — стеклянные корзины, движущиеся по спиралям. Пара спиралей символизировала бы одновременно и ДНК, и мужское с женским начала. Лифты подвозят к площадкам, чей пол сделан из стекла, чтобы ощутить масштаб высоты и страх пропасти. Наполнение семи витков Неизвестный видел не постоянным, а временным, отражающим важные детали творящейся эпохи. Меняются эпохи, меняется и содержание витков Мёбиуса. Здесь со скульптурой должны быть сопряжены подвижная светотехника и элементы киноискусства.

«Древо жизни». Фрагмент

В конечном виде получившееся могло превратиться в настоящий центр искусства, подобно Лувру или центру Помпиду, и стать самым удивительным зданием российской столицы. «Светящее, пульсирующее, музыкальное лицо сердца или древа есть феномен целого», — таким видел конечный результат Неизвестный. К сожалению, задумка родилась гораздо раньше времени, в котором могла бы воплотиться. Тем не менее, бронзовое «Древо Жизни» скульптор успел завершить. В семиметровом творении собрано множество различных элементов, знаменующих то или иное событие истории человечества. В многоликости можно увидеть образы Адама, Евы или Будды, а также лица тех людей, которые поворачивали эволюцию на новый виток (например, Юрия Гагарина). В 2004 году «Древо Жизни» установили в торгово-пешеходном переходе «Багратион» (Москва). Хочется надеяться, что искусственный интеллект когда-нибудь соберёт по крупицам замысел Неизвестного и сумеет воплотить его не как скульптуру из бронзы, а как тот самый микроуниверсум. Чтобы каждый из живущих в ту эпоху смог отправиться в необычное путешествие по семи виткам, возможно, встретившись в конце пути с самим собой. Только уже немножко другим. Преображённым этой удивительной вселенной.

О монументе дружбы — Туристическая компания Аврора

Перед въездом на гребень плотины, на небольшом полуострове, вдающемся в озеро Насер, как часовой стоит на вечном посту это уникальное сооружение, которое видно со всех точек асуанского ландшафта. О необычной судьбе памятника рассказал один из авторов проекта Монумента, заслуженный архитектор РСФСР Петр Петрович Павлов:

В 1966 г. в газетах появилось сообщение: в столице Египта объявлен международный конкурс проектов Монумента дружбы советского и арабского народов для установления на высотной Асуанской плотине.

На следующий день я встретился с моим товарищем и коллегой Юрием Омельченко: — Давай сделаем проект. — Что-то боязно… — А когда же участвовать в таких конкурсах, как не теперь? И началось! Мою квартиру превратили в мастерскую. Мебель в угол. Распорядок дня такой — работаем с 5 утра до 8, затем идем на службу, а после работаем до полуночи и, конечно, все выходные дни. Спали по 5 часов в сутки, и так в течение 4 месяцев.

За месяц до сдачи проекта я пригласил скульптора Эрнста Неизвестного.

Мы предложили ему нарисовать барельефы для внутренних поверхностей пилонов Монумента. Было ему не до этого, он уезжал заканчивать барельефы монумента в Артеке. После моих звонков в Крым за 3 дня до сдачи проекта Неизвестный прислал нам кальки рисунков с запиской: «Петр! Сделал все, что смог. Если не нужно, выброси. Если нужно — используй. Страшная запарка. Пятого открываю монумент. Желаю успеха. Твой Эрнст. Может, стоит прямо вырезать, подклеить кальку, а не перерисовывать».

Удалось что-то использовать, но рисовали на подрамниках барельефы мы сами. Юра с женой уговорили меня вписать Э. Неизвестного в авторский лист, и мы указали, что рисунки барельефов выполнены с участием Э. Неизвестного.

От Советского Союза через Союз архитекторов СССР ушло в Каир 56 проектов. Прошло несколько месяцев, и вдруг — сообщение ТАСС. Международное жюри в Каире признало лучшим проект советских архитекторов Ю. В.Омельченко и П. П.Павлова с настенными барельефами скульптора Э. Неизвестного!

В большинстве проектов, представленных на конкурс. Монумент был задуман традиционно — в

виде двух пилонов, символизирующих идею дружбы и равноправного сотрудничества двух народов. Наше решение было другим.

Гигантский стилизованный лотос на водной глади. К нему ведут две дороги — пути двух народов. Там, где они соединяются, из воды вырастает цветок — символ жизни, дружбы и борьбы.

Грандиозный размер плотины, гидростанции, озера Насер, мощь реки и окружающий ландшафт диктовали большой масштаб Монумента. В конкурсном варианте он имел высоту 90 метров. Для дальнейшей разработки облицовочной части проекта и для авторского надзора за строительством я и Ю. Омельченко в 1970 г. были откомандированы на Асуанскую плотину. Проект был подарен Советским Союзом Египту, а строительство велось местными фирмами на средства Египта.

Окончательно генеральный план выглядел так. К дороге, идущей по гребню плотины, примыкает стоянка для автомобилей. Рядом предполагалось построить музей и кафе-ресторан для туристов. Отсюда начинается дорога, выложенная из плит красного асуанского гранита. Она идет по ковру зелени, пересекает бассейн диаметром 100 метров и входит внутрь Монумента.

Это — эмоционально насыщенное динамичное пространство, ограниченное пятью пластичными плоскостями, на поверхности которых выполнена декоративно-скульптурная композиция. Осмотрев ее, на двух лифтах, облицованных чеканной бронзой, можно поднятья на смотровую площадку в форме кольца, расположенную на высоте 46 метров. С нее хорошо просматриваются желто-красные просторы Сахары, водохранилище, плотина, величественный Нил и силуэт Асуана вдали.

В январе 1970 г., когда состоялось открытие гидростанции и плотины, строительство Монумента еще продолжалось. Его сооружали в общей сложности 11 арабских фирм. Несмотря на наличие башенного 100-метрового крана, работы в основном велись вручную, как в древнем Египте. Это и подъем бетона на руках в круглых резиновых чашах, и обтесывание мраморных и гранитных плит. Все делалось добросовестно, аккуратно и с любовью.

На внутренних поверхностях пилонов была задумана декоративно-скульптурная композиция площадью примерно 700 квадратных метров. В нижней ее части до высоты 14 метров уложены мраморные шестигранные плиты, на которых и выполнены Н. К.Вечкановым совместно с 20

арабскими резчиками оригинальные барельефы.

Вся композиция выглядит так. На центральном пилоне изображены две гигантские ладони, подбрасывающие вверх струи воды. На фоне условного изображения гидростанции вырублены в мраморе два герба — СССР и Египта. Над ними — барельефы президентов Насера и Садата. Надпись на арабском языке гласит: «Бог создал воду, а вода — самое прекрасное на свете».

Торжественное открытие Монумента было намечено на январь 1975 г. Арабское руководство к этому тщательно готовилось. В декабре 1974 г. корреспонденты советского телевидения взяли у нас интервью. Приезжала киногруппа документалистов. Ждали, что открывать Монумент приедет Л. И.Брежнев. Не дождались…

На берегах Нила так и стоит неоткрытый Монумент, прославляющий труд русских и египтян в Асуане. Тысячи людей посещают его. Среди них в январе 1997 г. был еще раз и автор этих строк. Мы поднялись по лифту на смотровую площадку Монумента, полюбовались панорамой плотины, потом прогулялись по ее гребню. Было приятно констатировать, что все еще работает, все на месте. Все служит людям. В том числе и Монумент. Молчаливый свидетель прошлого.

Эпоха Эрнста Неизвестного

Автор: Юрий ПАНКОВ
08.02.2016

От редакции. В последнем номере газеты «Правда»  опубликован материал «Цветок в Асуане, конфуз в Манеже»,  обвиняющий скульптора Эрнста Неизвестного в претензиях на авторство оформления Монумента арабо-советской дружбы «Цветок лотоса», установленного в 1975 году на Асуанской плотине в Египте.
90-летний скульптор, живёт в США и не имеет возможность постоять за свое доброе имя в открытой полемике. Редакция «Совершенно секретно» публикует эксклюзивное интервью, которое скульптор дал нашему автору в конце прошлого года. Там же приводятся некоторые подробности, касающиеся работы Эрнста Иосифовича над «асуанским проектом».

 

За 90 лет жизни скульптор Эрнст Неизвестный перемесил своими руками не менее тонны глины, перетаскал на спине десятки самосвалов песка, сдвинул с места минимум две гранитных горы – каждая размером с Мавзолей. А если учесть, что о себе постоянно напоминают многочисленные раны, полученные ещё на фронте…

Между тем попасть к Эрнсту Иосифовичу на интервью – задача трудная. Особняк художника расположен на острове Шелтер-Айленд, в двух часах езды от Нью-Йорка. Студенты художественных школ, галерейщики, искусствоведы и артдилеры, туристы из России – все мечтают попасть сюда, где живёт великий мастер и где на участке в полтора гектара находится уникальный парк его скульптур. Подлинный «Оскар», голова «Золотого дитя», «Сердце Христа», кентавры – десятки работ, знакомых нам по фотографиям и копиям в российских галереях, – всё это здесь. Наша беседа с Эрнстом Иосифовичем продолжалась два дня. Общая продолжительность аудио- и видеозаписи – без малого 11 часов.

 

– По своему опыту я точно знаю, что большинство мемуаров – это фантазии на две трети. Это не враньё. Просто люди, даже такие поэтические, как Бердяев, иногда чрезмерно увлекаются своими мыслями и начинают верить в свою же выдумку – как поразительны мои воспоминания, мой опыт… Вот что, скажем, я не люблю вспоминать – так это историю с Хрущёвым в Манеже.

– Конечно, всё уже рассказано.

– Тем не менее интервью о встречах с Хрущёвым на той выставке продолжают давать даже те, кого тогда и в Москве не было.

– Кто например?

– Я фамилии называть не хочу, но они на слуху. И вообще, я художником был уже до встречи с Хрущёвым. У меня в жизни много чего свершилось до той выставки.

– Тогда давайте поговорим не о руководителе партии, а о тех, кто рангом ниже. В книге «Говорит Неизвестный» вы часто ссылаетесь на «товарищей» из международного отдела ЦК КПСС, которым заведовал Борис Пономарёв, и из отдела по связям с коммунистическими и рабочими партиями соцстран под руководством Юрия Андропова. Как вы оказались в той компании?

– В основном с ними меня перезнакомил Юрий Карякин. В итоге я их знал, так сказать, изнутри. С Юрой я был дружен ещё с середины 1950-х… Я его называл Карякой. Очень хороший человек был.

– Ещё вы часто упоминаете Юрия Жилина, заведующего консультантской группой международного отдела.

– Конечно… Жилина я помню. Близкий друг, которого я угнетал, но и очень любил настоящей мужской дружбой. У нас с ним много было историй. Однажды я украл его из милицейского участка. Точнее выкупил… Мы с ним как-то здорово посидели в Доме литераторов. И там он познакомился с Беллой Ахмадулиной. Юра был так потрясён этой встречей. В результате его забрали в милицию, а когда достали его документы и выяснили, кто он такой…

– … испугались?

– Обрадовались! Это придавало высокий вес их милицейской работе. И я его выкупил. Приехал в милицию с пачкой денег. Говорю: ребята, во-первых, выручайте, вот вам… А во-вторых, если не выручите, я организую такое, что вы все полетите к такой-то матери. Они испугались и даже помогли нам вызвать такси, погрузиться и уехать.

Эти цековцы меня любили, потому что я был бесшабашный, хулиганистый и, так сказать, всех выручал – и с бабами, и с жёнами. Но я знаю, почему они меня любили. Я обслуживал их ночное сознание. Я знаю много про Италию. Анекдоты про Микеланджело и Папу Римского, стихи на эту тему. Там были всякие истории. Увы, среди тех людей было много сильно пьющих, которые через это погибли.

Я стихийный патриот. Мне главное – чтобы за власть не было стыдно: если не пукает публично – уже спасибо. Потому что пролетарии распустились.

Хорошо помню – когда приходишь в идеологический отдел, то пахнет грязными носками. А если в международный отдел, где работали мои ребята, то французскими духами. Елизар Кусков, Вадим Загладин, Анатолий Черняев

 

Сотрудники Международного отдела ЦК КПСС, 1960-е годы. Именно о них вспоминает Эрнст Неизвестный: Юрий Жилин (третий слева в первом ряду), Елизар Кусков (первый слева во втором ряду), Вадим Загладин (второй слева во втором ряду).

Фото из личного архива референта по Франции международного отдела Вольфа Седых (второй справа во втором ряду).

 

– Черняеву в этом году 95 лет.

– Раньше мы очень дружили. Юра Карякин меня с ними связывал.

Дело в том, что эти ребята… Они шли в Сперанские. Я им говорил – если лампочка хочет стать Сперанским, то она обязательно перегорит. Я оказался прав. Потому что сменить власть может только диверсант или предатель. А не службист.

Должен вам сказать, что во время встречи с Путиным мне было легко. Это было в Москве, когда он меня награждал орденом в 2000 году… Он мне показался парнем из этой компании. Он очень свой мне был… Почему? Потому что крайне напоминал всех этих цэковских ребят – таких интеллигентных, относительно подтянутых, бритых и стриженых.

– Однако цековские ребята ко всему прочему были ещё и интеллектуалами…

– …Путин произвёл на меня впечатление именно манерами человеческими. То есть он в личном общении – другой человек, чем мы видим по телевизору. Он энергичный, подвижный, экспансивный. Не такой же он артист, как Качалов. Нет. Но он артистичен. Когда он выступает, это другое.

Я согласен с сегодняшней правительственной Россией в смысле международного поведения. Прав Путин! Я тоже уличный мальчишка: надо бить первым и сильно! Я по темпераменту не демократ и либерал, а совершенно наоборот. Как человек, который проиллюстрировал дантовскую «Монархию» – причём искренне!

– Я так понимаю, что вы говорите о Крыме?

– Конечно.

– Тогда поясните: в книге «Говорит Неизвестный» вы пишете, что не разделяли идею создания в 1954 году памятника к годовщине 300-летия воссоединения Украины с Россией. Помните?

– Помню. Но воссоединение Украины с Россией для меня не было политической темой. Это было художественным заданием. И всё. А ошибочность я доказывал, встречаясь с людьми, близкими к Шелепину, исходя из того, что в случае перевёрнутой логики таких памятников надо было бы ставить по количеству всех республик. Страна была другая, всё было иным!

– Пожалуйста, в 1983 году, к 200-летию воссоединения Грузии с Россией, в Москве установили монумент «Дружба народов» работы Церетели.

– Мало ли чего не делали. 

…Но далеко не все мои отношения с советской элитой были светлыми… Я был в добрых отношениях с директором издательства АПН Вадимом Комоловым и очень много для него сделал. Дело вот в чём. В то время был лимит на заработки. Скажем, в организации возникала необходимость напечатать огромное количество бумаг сверх нормы. Секретаршам приходилось засиживаться в машбюро до утра. А на выплату сверхурочных средств не было. Поэтому иногда начальство выписывало всякие «гонорары» на кого-то из своих, потом забирали у них эти деньги и расплачивались с исполнителями работ. Вот так Комолов выписывал постоянно на меня. И попался на этом. А Комолов был очень крупной фигурой. Он лично работал с Жуковым над его мемуарами, носил читать новые главы в ЦК.

– В предисловии к первым изданиям «Воспоминаний и размышлений» Георгий Константинович выражает Комолову свою благодарность. В издании 1972 года этого имени уже нет.

– Дело в том, что у Вадима была страсть – он играл на скачках. А поскольку требовались деньги, он стал сдавать информацию кому-то из иностранцев. Он много знал о том, что происходит в высших партийных и правительственных кругах. У него были адреса государственных деятелей, космонавтов, учёных, с которыми он имел отношения по работе, книги которых он готовил к изданию. Возможно, и какие-то другие данные. Может быть, о планах запуска спутников. Может быть, о ракетах, о военных учениях. Не исключено, что он располагал более детальным содержанием каких-то разговоров в ЦК. Когда Комолова арестовали, мой телефон нашли в его записной книжке, и нам устроили очную ставку в Главной военной прокуратуре. Помню, там он сказал такую фразу: «Я хотел управлять людьми, а я подонок слабый. Я не могу управлять собой».

– Судя по всему, дело было серьёзным…

– И я вместе с Комоловым прошёл следствие. Потому что на меня выпало большое количество таких денег, которые надо было ему передавать. Мне не казалось это странным. Лимиты на зарплату были везде: у фотографа, чиновника, каменщика. И если сумма набегает в пять раз больше – уже криминал. Поэтому иногда это делалось ради пользы дела и людей. А не для того, чтобы положить себе в карман

– При каких обстоятельствах вы познакомились с Комоловым?

– А просто ещё в 1961 году я был официально приглашён – вместе с Шостаковичем и другими общественными деятелями – стать одним из учредителей АПН (теперь это МИА «Россия Сегодня». – Ред.). Даже мой портрет висел там среди учредителей. Вот так я и познакомился с Комоловым.

– Вы пишете, что принимали у себя в студии Эдгара Фора, бывшего премьер-министра Франции. А в каком году это было?

– Да, принимал. В Большом Сергиевском переулке. В районе Сретенки. Наверное, это было уже в 1960-е. Туда ещё приходили Ренато Гуттузо, Феллини, Морис Торез. И этот… Известный французский писатель…

– Про встречу с которым вы написали: «Я думал, что сижу с великим писателем, а ко мне, оказывается, пришёл французик из Бордо»?

– Да, это был Сартр.

– Но в первую очередь это, надо полагать, был приют художников?

– Кого там только не было. Про мастерскую в Большом Сергиевском переулке Межиров написал: «А на Сретенке, в клетушке, в полутёмной мастерской, спит Владимир Луговской»… «Неизвестный Эрнст, не ест, не пьёт, день и ночь он глину месит, руководство МОСХа бесит. Не даёт уснуть Москве»…

– У вас там был проходной двор – и сотрудники ЦК, и поэты с художниками…

– Одно время было модно культивировать всех неофициалов, типа Лимонова, Худякова. Они все ко мне приползали. Приходил и Анатолий Зверев. Блистательный был художник. Другое дело, что он был совершенно непереносимый человек. И этим отпугивал даже тех, кто хотел ему помочь.

– Говорят, очень импульсивный.

– Навязчивый. Понимаете, многим из этих людей, которые диссидентствовали, я сочувствовал и помогал материально. Но я их не любил. Мне гораздо больше нравился отряд этот из ЦК. Чистые люди, не вонючие. А даже если и пьяные, всё-таки приличные…

– Надо же… А вы помните такого Льва Делюсина из «андроповского» отдела?

– Припоминаю.

– В интервью нашей газете («Совершенно секретно», № 4/2011) он рассказал, как в Театре на Таганке готовился к постановке спектакль «Павшие и живые» – о поэтах на войне. А так как среди них было много евреев, опасались, что спектакль запретят. В итоге к Делюсину обратился его друг – художник Юрий Васильев, оформлявший спектакль, с просьбой организовать встречу с Андроповым, чтобы подстраховаться.

– Этот спектакль должен был открываться с чтения стихотворения Андрея Вознесенского: «Лейтенант Неизвестный Эрнст». Юра Васильев сказал, что он заберёт все свои декорации, которыми оформлял спектакль, если это произойдёт. Я на Юру не обижен. Я его простил, хотя это был один из моих лучших друзей. Я на предательства не обижаюсь, а молюсь за этих людей: «Благослови и помилуй»… И Любимов со слезами на глазах просил меня простить его по этому поводу, что он не устоял.

– Не устоял перед требованием Васильева?

– Да-да. А насчёт Андропова я точно знаю – я ведь был членом художественного совета Таганки… Дело в том, что дети Андропова пришли к Любимову и сказали, что хотят стать актёрами.

– Андропов не хотел!

– А Любимов не принял их. Но не потому, что так хотел Андропов, а по своим соображениям. И Андропов ему сказал: «Вы очень честный человек. Любой бы принял».

…А у меня с Андроповым была какая-то связь. Дело в том, что всё, что исходило хорошего, это была ссылка на Андропова. И отъезд мой тоже. А этот, главный идеолог…

– Суслов.

– Суслик, как сказал Хрущёв… С него перхоть сыпалась, как снег. Гормональное разрушение…

Был у меня артдилер Джанфранко Моцалини. Познакомился я с ним ещё в Москве. И привела его ко мне наверняка завербованная в КГБ валютная проститутка. Позже, после того, как я уехал из СССР и какое-то время жил в Италии, я испытал потрясение. Представляете – мэр Милана устроил приём, как ни странно, в мою честь. Туда явились виднейшие богачи, звонкие итальянские имена. И все они были с девочками, которых можно было снять у «Националя».

– Знай наших!

– Разногласия были большие – советская милиция этих проституток заметала за валютные операции, а КГБ их опекал, поскольку они информировали

– Логично, всех всё устраивало.

– Так вот такие же, как эти девочки, были диссиденты. Та же ситуация. Глазунов был такой же… Единственное, что ему делает честь, то, что я знаю его с юности. Мы были не разлей вода. Но как он был антисемитом, русофилом, так им и остался.

У меня есть версия, почему женщины при великих людях Европы были русскими.

– Вы имеете в виду таких, как Дина Верни – натурщица Майоля или Елена Дьяконова – муза Поля Элюара?

– В том числе… Это женщины, которые получили блестящее образование и сбежали из России после революции, все они оказались официантками в маленьких кабачках. А ведь все эти великие будущие художники, скульпторы тоже туда приходили выпивать рюмочку-другую. А интеллектуальный уровень был сходный. При этом они были совершенно блестящие женщины. А где ещё можно было найти официанток, которые говорят на четырёх языках, получили высшее образование, дворянки?

– Трудная доля эмигранток…

– Вы знаете самый страшный эмигрантский сон? У Барышникова на эту тему – целый фильм «Белые ночи». Ты приземляешься на территории совдепии, паспорта нет, пограничный контроль, страх, что арестуют за то, что жил за границей.

– Тяжёлый сон.

– Я начинал здесь жить, работая и одновременно преподавая философию искусств и анатомию в Колумбийском университете. Это целый курс… Есть топографическая анатомия – где расположены мышцы. Есть функциональная – как мышцы работают, какие напряжены, какие отпущены. И ещё я преподавал космологическую анатомию. Сотворение Вселенной в космологии связано с анатомическим человеком. Тела воспринимаются как символы и знаки космоса. Изобразительные возможности тут неисчерпаемы: горы – кости, облака – мысли, растения – волосы…

И ребята шли на лекции невероятно. Потому что мы, прошедшие русскую школу отчуждения, обладаем невероятной смелостью. Мы были вынуждены быть всем – и художниками, и дипломатами, и искусствоведами. Таким образом, в Колумбии было три самых популярных профессора – Иосиф Бродский, Милош Форман и я.

– Сложно учить американцев?

– Я всегда говорю, что американцы очень честные люди в определённом смысле, но убогие. Почему? Потому что если тебе хочется узнать что-то о Достоевском, то ты должен обратиться к специалистам сначала по правым резцам, а потом по левым. Узкий профессионализм! А у нас нет такого. Мы можем врать, но интересно.

Я, например, недавно посмотрел «Цитадель» Михалкова. Что у него хорошо, а что плохо и почему неровно? Как всякая дидактика – коммунистическая, антикоммунистическая – любая религиозная дидактика мертва. Как односторонняя абстракция. Когда Никита влезает в шкуру комдива и в точности его копирует, появляется дидактика. А когда он исходит из живого чувства – секса, страха, паники, любви, беспартийного чувства – это хорошо. И ещё замечательно бесстрашие Никиты…

Я знаю этих двух ребят и дружил с ними – Андреем и Никитой. Но Андрей – больший интеллектуал.

Пастернак вспоминал, как кто-то из рафинированных интеллигентов сказал ему: «Вот Неизвестный хочет с вами познакомиться. Но говорят, что он бандит». А тот ответил: «Нам нужны среди них наши бандиты». Так вот Михалков – наш бандит. Он реакционер. Но он наш реакционер.

– К нему сейчас предъявляют много претензий – и по части творчества, и в отношении его гражданской позиции.

– Был здесь один журналист – некий Янов. Он травил в русской американской прессе Солженицына. И настолько затравил, что Солженицын перестал ночами спать. Всё составлял ему ответ. Вот сколько обо мне писали гадостей?! А я никогда не отвечал. Почему? Потому что Янов хочет полемизировать! И если Солженицын ему ответит, то это будет так: Янов против Солженицына.

– Сразу вырастет на целую голову.

– Конечно.

– Можно предположить, что Михалкову на все эти претензии наплевать.

– …Знаете, таких, которые хотят поссориться хотя бы с секретарём обкома, просто пруд пруди. Мне, например, несколько лет назад позвонил Березовский. Сказал, что организовывает новую партию, что хочет откупить здание КГБ и построить на его месте самый большой русский храм. А меня просит сделать проект и поставить две скульптуры – Горбачёву и Ельцину. Я сказал, что это провокация и это утопия. Ему нужно было записать на плёнку, что я согласен. И потом шантажировать. Он ведь конфликтовал с Лужковым…

– Ещё как конфликтовал!

– И я тоже. И когда я сказал публично по радио: «Передайте Лужкову: сегодня ты – мэр, а завтра ты – …», Березовский обрадовался. И решил, что меня возьмёт на зацепку… А я увидел в нём мелкого интригана. Это был человек – мастер развода, разорения. Он ничего не создавал. Он разорял и присваивал

– А ведь начинал, как человек из научного мира.

– Я знал многих учёных. Харитона хорошо знал. Мы с Сергеем Хрущёвым были у него. И он мне очень много разъяснил. Например, он спрашивает: вы что, собираетесь уезжать? Я отвечаю: нет, я не хочу. Но меня вынуждают, намекают, выгоняют. Он: и как вы к этому относитесь? Я: мне уже 50 лет, а я не видел ни разу ни одного живого Леонардо, Микеланджело. У меня переписка с Генри Муром, который мне отпускает комплименты, пишет мне, и я ему тоже. Но я не видел живых… А так не может быть. Надо видеть вживую своих коллег, чтобы делать что-то хорошее. 

 

Голова Хрущёва, только что отлитая и принесённая рабочими из цеха. На фабрике в Мытищах. 1972

Из архива «Совершенно Секретно»

 

– Это всё вы сказали Харитону?

– Да. И говорю ему: вот вам хорошо… А это был мужской разговор под водочку. КГБ украл какую-то главную бумагу, передало вам – готово: вы её прочли, вам как учёному всё ясно, вы всё можете сделать. А я из-за того, что видел только гнилую репродукцию в журнале, не могу ничего. Он отвечает: вы неправы. Главную бумагу я, может быть, и прочту, но до конца сам её не пойму. Для учёных тоже все родится в живом общении. Мы такие же, грубо говоря, сплетники и болтуны, как артисты и художники. И у нас в кулуарах, на съездах, решается едва ли не больше, чем в лабораториях.

– Это Харитон сказал?

– Да… Вот поэтому молодые люди, преданные родине, должны ездить и больше общаться.

– Считайте, что следующий вопрос – от москвичей, которые хотят разобраться… Обычные люди в творчестве скульпторов не шибко продвинуты: Шадр им понятен, Вучетич тоже, Мухина нравится. Красиво, величественно, понятно. Вот – Маяковский работы Кибальникова, вот – Горький или Дзержинский. А вот Церетели… Кто его поймёт! Странный какой-то. Какие критерии нужны для оценки его творчества? Говорят: он уже вошёл в историю, оставил след. А что есть след? Да, много места занял. Скандалов много….

– Я дружил с Церетели в юности. Был целый ряд художников, которые стремились друг к другу: Салахов, Королёв. Все выделялись по каким-то признакам. Например, Салахов, исключительно талантливый живописец. А мы скульпторы. Но мы объединялись. Общими у нас с Церетели и Салаховым были меценаты – техническая интеллигенция, которой разрешалось хулиганить в своих заповедниках. Потому что им скучно было среди надоевших жён и секретарш. Так вот они развлекались с нами.

– А Церетели при чём здесь?

– Церетели, Салахов и я обслуживали эту элитическую капризную иерархию. Подкармливали.

– Чем?

– Искусством. А они нам радость доставляли – моя первая выставка была в Институте Курчатова. Самый большой в мире барельеф сделан мною в Институте электротехники, в Зеленограде. Это более девятисот квадратных метров.

– А Церетели чем известен был?

– А он по-своему, иначе… Ведь уровни понимания разные. Ну, например, Хрущёв говорил: «Вот картинка… Снежо-о-ок, солнышко светит, берё-ё-ёзка, снежок та-а-алый. На сердце так хорошо-о-о… Почему бы вам это не сделать?» Какой снежок, когда у меня тут оторванные руки и головы?! Вот вы говорите, что у вас там претензии к Никите Михалкову за его позицию. А я не презираю его. Это позиция. «Цитадель» – это размах. Пускай это неправда. Сейчас для меня в определённом смысле Никита становится неким символом свободного творчества.

– Его упрекают в ангажированности.

– Не в этом дело! Внутри своего творчества он свободен. Да, он ловкий, умный человек. Но он не останавливается на полутонах. Он, как Лимонов, доходит до крайности. И мне понятно это – «на разрыв». Потому что я считаю, что подлинное творчество есть на грани смерти. А не так: «Снежо-о-ок, солнышко светит, берё-ё-ёзка, снежок талый. На сердце так хорошо…» Так эстетски… Леонардо – это на грани… Когда я изучал машины для убийства Леонардо, мне было ясно, что он руководствовался не только… Что это не в келье под елью. Это воинствующее.

Так вот насчёт Церетели… Церетели попал для меня в ту же рамку людей, что и Глазунов в своё время. Потом это выродилось в холуйство. Почему? Потому что если ты вступаешь на этот путь, то сперва – недомолвки. А потом – ложь. Тут нет пути другого. В творчестве – недомолвка хуже, чем
обыкновенная ложь

– А в чём у Церетели ложь?

– А у него и нет.

– Как так?

– А он полностью оформил свою бездарность. У Церетели всё искусственно. Церетели – гениальный бизнесмен, который бизнес превратил в искусство.

Мне Энди Уорхол говорил: создать – ерунда, легко. Продать тяжело… Есть такие люди, которые страшны в искусстве. Ну, например, мой настоящий друг Сидур Дима. Его страшно было пускать в мастерскую. Потому что для него всё – его собственность. Как у Пикассо… Вот считается, что Пикассо – создатель кубофутуризма. Неправда. Брак создатель.

– Кто, простите?

– Жорж Брак. Пикассо зашёл к нему в мастерскую, увидел и настряпал. Он быстро работал. Для него вторая природа принадлежала ему так же, как первая. Нарисованное Браком дерево в духе кубофутуризма он воспринимал как свою собственность. Такой темперамент.

– Сидур был таким же? Его опасно было пускать к себе в мастерскую…

– Талантливейший человек. Но потом ты увидишь свои собственные работы и испорченные.

– А Церетели?

– А для Церетели – всё его… Михаил Шемякин одно время сильно переживал, что Нахамкин у него покупает за тысячу, а продаёт за десять.

– Кто покупает?

– Русская галерея такая была в Нью-Йорке – «Нахамкин»… Я говорю: Миша, вот у Шварца есть сказка про человека, который изобрёл аппарат для подслушивания мыслей. А денег у него не было даже для того, чтобы купить обезьяну. Тогда он купил щуку и вживил ей этот аппарат. Вот плавает щука и думает: «Съем карася». Какает и думает: «Съем карася». Спит и думает: «Съем карася». Так вот, ты – сказал я Шемякину – думаешь о Данте, о Достоевском, а Нахамкин думает: «Съем Шемякина». Ты хочешь с ним конкурировать? Не выйдет. Занимайся своим делом и забудь о нём. Всё равно съест.

Церетели был таким человеком: если он за день не заработал определённую сумму или проиграл, то не может ночь спать. Я не могу спать, если не нарисовал, как хотел. А он – если проиграл десятку.

– А у кого он учился?

– А это гениальный самородок.

– Самородок…

– У товарища Сталина… Сталин-то – гениальный самородок. Церетели у Востока учился, в Грузии.

– То есть вот весь этот орнамент – из грузинского изобразительного искусства?

– Да нет. Есть там гениальные люди… Вот, например, Вучетич не такой человек. У него были помощники, которых он чуть не убил: схватил пистолет и стрелял в них. Промахнулся.

– За что?

– Они сказали: ты же наш, русский, а вокруг тебя – одни жиды. А он нерусский: у него мама еврейка, а отец черногорец. Он достал пистолет, показал на портрет женщины и сказал: вот это моя мама, она еврейка, и я чту её память. Но промахнулся. Специально, конечно же. Мог и не промахнуться… Вучетич – цельная личность. Он довёл своё верноподданичество до искусства. Как Никита Михалков. И я его за это уважаю… Когда в начале 1970-х я выиграл международный конкурс на строительство монумента на Асуанской плотине, меня поздравили Брежнев, Косыгин и Вучетич. Почему он? А потому что он – придворный скульптор. А что ему ещё оставалось? Не садиться же какать при императоре. Кроме того, он действительно меня уважал. Потому что крал у меня общие идеи.

– Крал общие. Интересно… А вот Шадр начинал с обучения у Родена. Он крал у учителя?

– Да это великий скульптор – Шадр. Другое дело – он мне не нравится, потому что, так сказать, переборщил – даже деньги печатали с его скульптурами. Он очень талантливый человек был. Он ведь уралец мой. Фамилия Шадр – от города Шадринск. На самом деле он Иван Иванов.

– И Вера Мухина тоже во Франции училась.

– У Антуана Бурделя.

– Талантливейшие люди.

– Недоступно талантливые. В Германии не было таких скульпторов. А Меркуров какой талантливый!.. Понимаете, это кухонное диссидентство – презирать их.

– А сейчас в Европе и США есть заметные имена скульпторов?

 

Эрнст Неизвестный в своём доме на острове Шелтер-Айленд. США. Ноябрь 2015

Фото: Юрий Панков

 

– Конечно. Но они не так выпуклы и ярки, как советские.

– Почему?

– Цензуры нет. Борьбы нет. Всё разрешено и ничего не хочется.

– Поразительно.

– Диалектика. У меня был друг, который уехал на Запад. Александр Аскольдов. Снял картину «Комиссар» по рассказу Гроссмана. Картина на уровне Эйзенштейна. А в эмиграции уже ничего не создал.

– Увы, это практически закономерность такая. Может быть, вы, Барышников и Солженицын – редкие исключения.

– Я когда был мальчишкой – студентом, то не ревновал ни к одному моему соученику. Я вкладывал в альбом своих рисунков рисунок Микеланджело – для того, чтобы сравнить. А ведь были очень талантливые люди. Они погибли. Почему? Потому что всё легко давалось.

– А вот такой философский вопрос: чтобы нарисовать окно или балкон, нужно знать, что такое дом?

– Знать нужно. Но можно не знать, а только чувствовать. Вот Леонардо считал, что нужно знать. Но это его «считание» было таким неистовым, что думали, будто он поедает трупы. То есть потребность должна быть доведена до сумасшествия. Как сексуальный импульс. Каждая мышца должна содрогаться у эмоционального человека. Вот, собственно, почему мне «Цитадель» нравится. Пожалуй, больше, чем «Утомлённые солнцем».

– Одно из главных ваших произведений – скульптура «Древо жизни», которое вы подарили Москве в 2004 году. Для того чтобы рассмотреть, осознать, задать себе вопросы, найти ответы, нужно несколько часов. Ничего подобного нет – люди возвращаются сюда снова и снова, чтобы разобраться и понять…

– Нет невозможного. Ведь хватает слов, чтобы объяснить, что, как и почему исполняют на каких-то допотопных музинструментах нацменьшинства – коржаки и прочие. «Древом жизни» доказано пластически, что Ромео и Джульетта были во всех цивилизациях. Единые сюжеты… Вот отец Мень писал замечательные книги, где предчувствие Христа он углядывает во всех религиях и мифах. То, к чему стремится Путин, – доказать, что наша нация состоит из разных национальностей, разных трудовых навыков, разных религий, но это единый народ.

– Открытие…

– И объединяет это, скажем, Великая Отечественная война. И земля сама по себе. Так вот об этом и «Древо жизни».

– Но как простому человеку-москвичу, который ходит мимо каждый день, разобраться в таком трудном для понимания произведении? Там же надо стоять часами и изучать.

– Для чего есть умные люди – они и объяснят. Я и сам объяснял – почитай хотя бы мои книжки. Просто никто не хочет. Легче брать интервью у Эрнста Неизвестного в Америке, чем самостоятельно искать способ объяснения. Просто это государственное дело. А что – разве Владимиру было легко крестить Русь? Тоже надо было объяснять.

– Ему, кстати, тоже собираются ставить памятник.

– Если это служит целям объединения нации, то хорошо. Он объединяет, потому что он понятный для восприятия своей простотой. А сложное тоже состоит из простого. Оно не простое. Для того чтобы лопату сделать символом, надо объяснить, что такое черенок и штык. Ничего нет сразу понятного. Как берёзка стала национальным деревом? А что, Сикстинская капелла Микеланджело простая? Разве в ней всё понято? Ничего не понятно. До сих пор исследователи всё открывают и открывают…

– Но когда граждане подходят к памятнику Дзержинскому Вучетича, им всё понятно.

– А что именно им понятно?… Да, главное сделала Лебедева, любовница Дзержинского: она взяла патрон и вписала его в среду, а потом превратила этот патрон в фигуру. А Вучетич воспользовался этим её решением и на его основе создал свою скульптуру, поставленную на Лубянке уже в конце 1950-х. Толпа ходит мимо простого памятника. А разве с ним всё понятно?

Тем не менее вся эта советская символика уже объяснена. Поэтому соцарту легко. Ну сделай это карикатурно – и всё понятно.

– Вы с Уорхолом впервые встретились здесь, в США?

– Да, у нас были блестящие отношения. Это же его слова, что «Хрущёв – мелкий политик эпохи Эрнста Неизвестного»… Ну не могу же это я придумать?! Это без меня напечатали. Хотя, может быть, он этого не говорил, но приписали ему… Энди Уорхол – фигура большая. Но пустая, с моих позиций.

– Лишь момент истории искусства?

– Не только истории, а жизни. Потому что некоторые люди живут всем этим…

– Китч?

– Нет-нет. Это как тот же Энди сказал одному художнику: «Твои работы очень скучные. Мне скучно на них смотреть». Тот ответил: «Ну что делать. Жизнь скучная». Вот мне, например, на Энди Уорхола смотреть скучно. И страшно. Знаете почему? Потому что из своего мира он начисто исключает меня. Ну, подумаешь, эта Мэрилин Монро, или доллар, или банка. Гениально выдумано. Но не трогает. Кровь там не бурлила… Вот и Церетели не добирается до сути. Но он знает, сколько это стоит

– И Уорхол?

– И Уорхол.

– Выходит, Церетели можно сравнивать с Уорхолом?

– Нет, нельзя. Дело в том, что Энди Уорхол и это поколение, как «Роллинг Стоунз» и прочие железные оркестры, все эти мотоциклисты… Их здесь отстреливали как воробьёв. Они в борьбе родились. А тот, который копирует, ничего не решает. Делает то, что придумал и хочет делать другой. Воплощает его волю, идеи, планы. Вот, скажем, эстеты никогда не принимают правильных решений. Почему? Потому что они эстетствуют. И интеллигенты в формальном смысле – не интеллектуалы, а эстеты. Потому что у них есть эстетика. Эстетика подменяет им реальную жизнь. А у Леонардо не было эстетики. Он ковырялся в трупах, в гнили. Не было эстетики. А была анатомия.

Поэтому мне чужда эстрада как вид искусства. Хотя она замечательна, и я отдаю должное мастерству эстрадных артистов. Но только тем, для которых эстрада – это не вид искусства и самоутверждения, а сама жизнь. Не сценические движения… Не обучение сценическим движениям, а когда движение становится сценическим. В этом разница. Как в рисунке, когда ты видишь в нём иногда действительность. Если посмотреть историю искусств не просто праздно, чтобы получить пятёрку, а как способ существования, ты увидишь, что в любой школе, например эпохи Возрождения, средний художник формально рисовал не хуже Микеланджело. Замечательная анатомия, правильные пропорции. Но нет Микеланджело. А потому что для него это – сценическое движение, которому он подражал. А у Микеланджело это сама жизнь. Понимаешь? Сама жизнь. У Микеланджело печёнки болели. А у этого – атласные штаны. И на них – чуть-чуть пыльца, которую надо стереть. А у Микеланджело сапоги приросли к ногам, когда он писал Сикстинскую капеллу. Где уж тут до сценического движения!

– Образно говоря или фактически?

– Конечно, фактически. У меня то же самое было в армии – после марш-броска с полной выкладкой, преодолением водных преград и рукопашного боя. Портянки приросли к коже. И у меня это настолько живо в памяти, что сейчас, когда нужно принимать ванны, та боль оживает. Но происходит это уже в голове.

– У Малевича сапоги приросли, пока он рисовал «Квадрат»?

– Я не знаю. Это тот вид искусства, который я не сопереживаю, а понимаю. Он великий мастер, но великий мастер другого. Я вообще не люблю геометризации. Для меня первое – бионика. Я учусь не у машины, а у человека. С его дыхательными функциями. Малевич оказал на искусство огромное влияние. Просто на меня он влияния не оказал.

– А Матисс?

– То же самое. Такой… Буржуа. Вот Ван Гог! Это великий мастер. А Матисс – замечательный художник, но мне он так же чужд, как солдату – Джеймс Бонд.

– А что в этом «Квадрате»?

– Это гениальная выдумка.

И изображение гениальное. Ну боже мой. Подвешенный шарик тоже может гипнотизировать. Это не значит, что в шарике есть смысл. Смысл есть в этом акте, в действии. Но нельзя всё списывать. Это действие – тоже внутри искусства. Но это другое искусство. Ну как, например, искусство жонглёра не похоже на искусство поднимателя тяжестей.

– Скажите, а современную живопись и скульптуру ожидают новые явления?

– Ну так уже сейчас есть.

– Что?

– Подвижная скульптура. Саморазбирается. Трансформируется.

– Ходячие собаки?

– Японцы уже делают. Боже мой…

Размышления, воспоминания. Сейчас меня мучают во сне воспоминания детства. Причём такие яркие, такие жгучие… Вот стихотворение, которое я написал в 12 лет. Хотите послушать?

– С благодарностью!

– Ночи играли сказки,

Между супов и кастрюль,

В липкой оконной замазке,

Мазали дымчатый тюль.

Музыкой, светом и тенью,

Отблеском солнца и дня,

Искрами сновидений

Наполнилась наша кухня.

Примус украшен мерцаньем,

Светом из яркой дуги,

И в золотистом тумане

Важно плывут утюги.

Но к непрактичным предметам

Кухня совсем холодна,

Жирным презреньем одета

Миска до самого дна.

Примус сказал: «Удивительно», –

А примус совсем не глуп:

«Если так ярко горите Вы,

Зачем же не варите суп?»

К звёздам он страшно строг:

«В Вас экономии нет,

Раз керосин так дорог,

Зачем же Вы жжёте свет?»

Сказки глаза опустили,

Звёзды в смущеньи потухли:

«Здесь нам не место», – решили

И улетели из кухни.


Авторы:  Юрий ПАНКОВ

15 памятников, которые делают мир добрее / AdMe

Добрые поступки благотворно влияют не только на наше самочувствие, но и на состояние всего человечества. А если вы умудритесь создать нечто, что будет заражать добротой всех вокруг, то вам можно поставить памятник.

AdMe.ru собрал для вас великолепные монументы и скульптуры, которые каждый день делают этот мир добрее.

Не нужно стыдиться своих чувств

Видимо, так думали авторы 8-метровой скульптуры матроса, целующего медсестру. Эта гигантская колоритная парочка установлена во Флориде.

Добрый маленький ангел

12 октября 2013 года в Измайловском саду появилась скульптура «Петербургский ангел». Фигурка доброго маленького ангела расположилась на одной из скамеек в парке. Он скромно присел на лавочку отдохнуть и переждать осенний дождь или зимний снегопад.

Настоящие друзья всегда готовы прийти на помощь

Переправа кроликов через Йота-канал в Швеции. Скульптуры находятся на двух берегах канала, с одного берега кролики прыгают, с другого – забираются, помогая друг другу.

Память об одиссее

В Мурманске находится памятник коту Семену, который прошел более 2000 км, чтобы вернуться к своим хозяевам. Полосатый более 6 лет добирался из Москвы до столицы Заполярья. Память о его одиссее теперь увековечена в бронзе.

Символ незыблемых семейных ценностей

Трогательный и одновременно динамичный памятник семье установили в городе Саранске в 2008 году. Инициатором монумента многодетной семьи стал сам глава Мордовии, высказав пожелание установить символ незыблемых семейных ценностей, являющихся истинным фундаментом общества.

Иллюзия легкости

В одном местном парке Англии находится гигантская скульптура 7-месячного младенца, которая была создана английским художником Марком Куинном. Сделана она из бронзы и стали, а держится на ручке младенца, создавая иллюзию легкости.

Мальчик, смотрящий на Луну

Мальчик, смотрящий на Луну, — памятник в Старом городе Стокгольма, изображающий сидящего мальчика, обнявшего колени. Созданный скульптором Лиссом Эрикссоном и установленный в 1967 году, памятник стал самым маленьким в Швеции: его высота составляет около 15 см.

Четвероногий герой

Знаменитый пес породы, впоследствии ставшей известной как сенбернар, в начале XIX века работал спасателем при монастыре Святого Бернара в Швейцарии, расположенном недалеко от опасного горного перевала, где часто бывали снежные бури. По легенде, Барри спас 40 человек и был убит 41-м спасенным, принявшим его за волка.

Памятник семье

Скульптурная композиция на смотровой площадке перед Лебединым озером в городе Астрахани была открыта осенью 2013 года. Памятник представляет собой собирательный образ, в котором многие семьи смогут узнать себя и своих близких.

Сосиска дружбы

Этот памятник находится возле одного из мясных магазинов города Новокузнецка. Автор работы, скульптор из Красноярска Константин Зинич, увековечил в бронзе эпизод поедания сосисок с разных концов.

Спасатель зайцев

Помните историю о спасателе зайцев, которую мы читали в школе? У вас есть возможность увидеть ее живое воплощение в московском парке искусств «Музеон».

Побольше читайте

А такой милый памятник можно увидеть на Mount Pleasant Cemetery в Торонто.

Дайте дорогу утятам

Памятник утятам, переходящим дорогу, находится в Общественном саду Бостона. Бронзовая скульптура работы Нэнси Шен изображает героев популярной детской книжки Роберта Макклоски «Дайте дорогу утятам». Точная копия этой скульптурной композиции находится в Москве, в сквере возле Новодевичьего монастыря.

Памятник жене моряка

Памятник жене моряка был установлен в городе-герое Одессе в 2002 году. Где еще, как не в портовом городе, можно увидеть подобные сцены? Плачущая мать и ребенок, который без устали машет вслед своему отцу. Они стараются себя контролировать и не допускать даже мысли о том, что он может не вернуться.

Памятник благотворителю

Памятник благотворителю Асгату Галимзянову установлен в Казани. Когда в СССР еще не было даже понятия “благотворительность”, этот человек перечислял деньги детским домам и дарил интернатам ключи от новеньких авто. Одних только автобусов купил и подарил 75 штук. Затертая до дыр телогрейка, стоптанные сапоги — на себя он денег почти не тратил. Работая возчиком на Казанском колхозном рынке, Асгат Галимзянов выращивал скот в своем сарае и на вырученные деньги помогал нуждающимся. Свою благоустроенную квартиру в центре города он отдал вернувшейся из Казахстана семье. 

Набережная реки Белая | Page 50

В Уфе разработан план ярусного благоустройства новой набережной Белой

Новая набережная реки Белой находится в зоне сильного паводкового подтопления, что определяет особенности ее благоустройства. Минимальный уровень воды в реке может опускаться до минус 1,5 метра от нуля поста, а в сильные паводки подниматься до 12 метров. Поэтому каждый ярус бельской набережной получит собственный функционал.

Верхний (на отметке от 93,5 над уровнем моря) из-за низкой (не более процента) вероятности затопления может эксплуатироваться круглый год. Здесь могут размещаться капитальные объекты и озеленение. На всем протяжении верхней прогулочной зоны уже установлены лавочки, урны, опоры освещения, высажены молодые деревья, смонтирована подсветка.

Две нижние террасы эксплуатируются с 12 июня по 15 апреля. Вероятность затопления на средней террасе (88 м) — приблизительно равно 10%, нижней террасы (84,5 м) – до 100%. С 15 апреля по 15 мая они могут быть в зоне паводка и требуют комплексной уборки в течение почти двух недель. Еще две недели нужно на отладку инженерных систем. На затапливаемых террасах высаживаются однолетние растения, размещаются нестационарные объекты торговли, выполняется озеленение, создается архитектурная подсветка.

При этом пляжей, даже там, где позволяет береговой рельеф, на набережной не будет. Это объясняется тем, что объект проектировался для берегоукрепления реки и предназначался для предотвращения подтопления. Спуски к воде предусмотрены только для пожарных и сотрудников метеостанции.

Напомним, новая набережная реки Белой, строительство которой практически завершилось в этом году, ждет дальнейшего благоустройства. По словам главы Башкортостана Радия Хабирова, для развития набережной нужно привлекать частный бизнес и создавать различные активности, строить рестораны, всевозможные детские и спортивные объекты.

В Уфе разработан план ярусного благоустройства новой набережной Белой

www.bashinform.ru

Неоткрытый монумент | КПРФ Москва

Прочитала в №12 «Правды» за нынешний год статью «Цветок в Асуане, конфуз в Манеже» и была поражена. Ну как же это мог скульптор Эрнст Неизвестный приписать себе работу, авторство которой принадлежит совсем другим людям! Поскольку я хорошо знаю историю создания Монумента арабо-советской дружбы близ Асуанской высотной плотины в Египте (историю, которая, к сожалению, ещё не вполне закончилась!), хочу рассказать читателям «Правды», как это было.

ШЕСТИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ прошлого века. Советский Союз находится на пике послевоенного развития. Нам всё по силам — космос, балет, гидроэнергетика…

Зато мы делаем ракеты

И перекрыли Енисей,

А также в области балета

Мы впереди планеты всей.

Сквозь песенную интонацию Визбора звучит простодушная гордость технолога Петухова.

После блистательно успешной поддержки египтян в конфликте вокруг Суэцкого канала СССР выделяет Арабской Республике Египет (АРЕ) заём на строительство гигантской плотины и электростанции на Ниле, принимая на себя проектирование, оборудование и техническое руководство работами.

Условия почти невыносимые, техническая сложность высочайшая, сроки сжатые, политическая ответственность вообще зашкаливает. Ведь в разгаре противостояние социалистического и капиталистического лагерей на фоне распада колониальной системы.

Но система Советского Союза заточена на выполнение сверхзадач. И мы справились!

К пуску первой очереди строительства правительство Египта, желая увековечить героический труд строителей, объявляет международный конкурс на Монумент арабо-советской дружбы близ Асуанской плотины.

Что значил конкурс для советских архитекторов, объяснять не приходится. Понятно, почему именно от Советского Союза было подано 36 проектов из 48 участвовавших.

Разрабатывать конкурсный проект приходилось в свободное от службы время. А работа была большая — её результат занял 20 подрамников размером 70х150 см!

Из воспоминаний заслуженного архитектора России П.П. Павлова:

«Мою квартиру превратили в мастерскую. Мебель в угол. Распорядок дня такой: работаем с 5 до 8 утра, затем идём на службу, а после работаем до полуночи и, конечно, сплошь все выходные дни. Спали по пять часов в сутки, и так в течение четырёх месяцев.

За месяц до сдачи проекта я пригласил скульптора Эрнста Неизвестного. Мы предложили ему нарисовать барельефы для внутренних поверхностей пилонов монумента. Было ему не до этого, он уезжал заканчивать барельефы монумента в Артеке. После моих звонков в Крым, за три дня до сдачи проекта, Неизвестный прислал нам кальки рисунков с запиской: «Пётр! Сделал всё, что смог. Если не нужно, выброси. Если нужно — используй. Страшная запарка… Желаю успеха. Твой Эрнст».

Удалось что-то использовать, но рисовали на подрамниках барельефы мы сами».

В авторском листе к проекту монумента зафиксировано творческое участие соавторов Омельченко и Павлова по 47 процентов, а участие Неизвестного, как автора эскизных барельефов, — 6 процентов.

Конкуренция была очень серьёзная. Тем весомее — победа. Международное жюри, среди членов которого были ведущие египетские архитекторы и советские авторы проекта плотины, единодушно присудило первую премию проекту Ю. Омельченко и П. Павлова:

«…Проект обладает высокими художественными качествами, исполнен с большим профессиональным мастерством. Это крупное явление монументальной архитектуры подлинно международного класса и значения».

Инженерную и конструктивную части проекта выполнили специалисты института «Гидропроект» под руководством самого Н.А. Малышева — главного инженера института, Героя Социалистического Труда, лауреата Государственной премии, доктора технических наук.

Для дальнейшего выполнения архитектурных рабочих чертежей и ведения авторского надзора за строительством в 1970 году Павлов и Омельченко были откомандированы на Асуанскую плотину. Не знали они тогда, что эта командировка растянется так надолго: для Юрия Омельченко — на три года, а для Петра Павлова — почти на пять лет. Позднее к ним присоединился автор осуществлённых барельефов — скульптор Николай Вечканов.

Нелёгкие это были годы. Архитекторы пережили вместе с египетским народом и внезапную смерть Насера, и две арабо-израильские войны.

Осталось позади 15 января 1971 года — день торжественного открытия гидростанции и плотины. От СССР ленточку перерезал Председатель Президиума Верховного Совета СССР Н.В. Подгорный.

А монумент продолжали строить.

Несмотря на наличие 100-метрового башенного крана, который использовался для установки опалубки, работы велись, как в Древнем Египте, — вручную. Подъём бетона на руках в круглых резиновых чашах, обтёсывание мраморных и гранитных плит — всё делалось добросовестно, аккуратно и с любовью.

С 1972 года Анвар Садат, ставший президентом после смерти Насера, человек прозападной ориентации, положил конец сближению с Советским Союзом и потребовал вывода наших войск из Египта. Арабо-израильская война 1973 года шла уже без участия наших военных, в это время они покидали Египет. Прощаясь, почти над крышами посёлка строителей пролетели лётчики. Уезжали, завершив свои участки работ, специалисты.

А монумент всё продолжали строить. Хотя отношения между правительствами не улучшались, но подготовка к торжественному открытию его, намеченному на январь 1975 года, всё же велась. В декабре 1974-го приезжали корреспонденты советского телевидения, делали репортажи, брали интервью у авторов. Готовилось и арабское руководство. Ждали, что открывать монумент приедет Л.И. Брежнев…

Не дождались. Отношения двух стран приобрели такой характер, что приезд Генерального секретаря ЦК КПСС стал невозможен. Авторы уехали из Египта, так и не открыв монумент. Это печально само по себе, но повлекло и другие последствия: их самоотверженная работа никак не была отмечена в Советском Союзе. Нет открытия — значит нет и объекта: за что награждать?

Но монумент остался. Он уверенно занял место среди самых известных достопримечательностей Египта. На египетских открытках его изображают рядом с древними храмами. Именно он стал символом Асуана и высотной плотины, воплотившей гениальность инженерной мысли и самоотверженность совместного трудового подвига египетского и советского народов.

Строительство высотной плотины в Асуане, безусловно, относится к тем внешнеполитическим действиям, которыми любая страна может гордиться.

А вот наша страна сегодня об этом забыла. Забыла, что она умела не только воевать. Она умела и трудиться, умела творить, умела думать. Если в советское время центральная печать периодически публиковала репортажи из Асуана, то в современной России — полное забвение.

Именно на фоне этого беспамятства стало возможным наглое притязание скульптора Э. Неизвестного на авторство монумента. А ведь он имеет к его созданию столь малое отношение, что человек, обладающий совестью, вспоминал бы о нём лишь как о гипотетической возможности. Считаю демонстрацию монумента на выставке Неизвестного в Манеже оскорблением людей, чьим талантом и самоотверженным трудом он действительно был создан.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.

Памятник дружбы — город Арлингтон

12-футовый монумент Международного мира и дружбы из нержавеющей стали стоит в центре города в парке Джина Аллена напротив мэрии. Памятник был завершен летом 2003 года тремя арлингтонскими скульпторами и тремя приглашенными художниками из Бад-Кёнигсхофена, города-побратима Арлингтона в Германии. Составьте карту!

Это совместное предприятие началось в 2001 году со строительства общественного памятника в Бад-Кёнигсхофене. Летом 2003 года куратор Арлингтонского художественного музея Рэйчел Баундс побывала в Германии, чтобы ознакомиться с работами многих немецких художников.Она была впечатлена качеством увиденной работы, и было выбрано четыре человека, трое из которых смогли принять участие. Директор AMA Энн Аллен сказала, что расстояние и культурные различия делают выставку международной по своему масштабу.

Жители Арлингтона были приглашены на официальное открытие памятника в 10:00 субботы, 12 июля 2003 г.

О художниках

Бенито Уэрта из Арлингтона — соучредитель и вице-президент Artiles, техасского художественного журнала и директор галереи UTA.В настоящее время работает над проектами паблик-арта в международном аэропорту DFW и Мексиканско-американском культурном центре в Остине.

Ева Луна Вармут Бад-Кенигсхофен, Германия — скульптор, профессор и художник-инсталлятор.

Селия Муньос из Арлингтона. Мультимедийная художница, известная своими разнообразными работами, включая письмо, книги художников, фотографию, живопись и паблик-арт.

Peter Picciani Бад Кенигсхофен, Германия — Скульптор, мастер резьбы по дереву и токарь.Его общественные заказы включают городской фонтан и Распятие с видом на Бад-Кёнигсхофен.

Christine Wehe-Bamberger Бад-Кёнигсхофен, Германия. Педагог, художник-концептуалист и художник-инсталлятор, в чьих работах часто используются волокна и текстиль.

Николас Вуд из Арлингтона — мастер-художник и доцент UTA. Выставляется более 28 лет. Его работы включают лепку из глины, рисунок и фотографию.

Памятник Вашингтону с фейерверком Учебник по искусству

Наша любимая Америка собирается отпраздновать свой день рождения, и в этой теме я предлагаю вам то, что я называю «пожеланием ко дню рождения» ей во всей ее красе на День Независимости! Это памятник Вашингтону с уроком рисования фейерверков!

Некоторое время это может быть дневная сцена в отражающем пруду.Затем я покажу вам, как затемнить небо и ландшафт для грандиозного фейерверка!

Несколько детей вместе с Ходжеподгедад только что вернулись с длинных выходных в Вашингтоне. Это было продолжением их урока гражданского права в прошлом году домашнего обучения. Итак, фотография, которую мы использовали, была той, которую они сделали там!

Памятник Вашингтону с фейерверком. Учебное пособие

Вам понадобятся следующие цвета пастели: бледно-голубой, белый, лиловый, светло-зеленый, темно-зеленый, черный, ярко-розовый, оранжевый, желтый.И любые другие цвета фейерверков, которые, по вашему мнению, могут осветить наше небо. Я использовал плотную бумагу среднего синего цвета.

Начните с горизонтального поворота бумаги. Возьмите свой фиолетовый цвет и визуализируйте берега отражающего пруда перед памятником. Нарисуйте линию справа и слева от вашей страницы, начиная снизу, и ПОЧТИ сведите их вместе примерно на полпути вверх по странице. Нарисуйте прямую линию, чтобы соединить береговые линии. Сначала мы будем работать над береговыми линиями, потому что они будут «каркасом» для пруда.

Возьмите свой темно-зеленый и слегка нарисуйте несколько зеленых кустов вдоль берега; возьмите палец и размажьте их, чтобы у вас были не отчетливые деревья или кусты, а впечатление зелени. Добавьте немного светло-зеленого поверх темно-зеленого и слегка растушуйте. Светло-голубым цветом нарисуйте очень тонкую кромку воды на береговой линии. Вы можете поэкспериментировать с цветами отражающего пруда: я использовал темно-фиолетовый по краям, чтобы отразить зелень по бокам. Светло-голубой можно использовать ЛЕГКО в середине пруда.

Переходим к монументу, в плоской части отражающего пруда посреди двух береговых линий черным цветом нарисуйте квадратную рамку, на которой будет стоять монумент. Возьмите белую пастель и создайте свой памятник: нарисуйте прямую линию прямо в небо… сделайте линию шире внизу, добавив белый цвет по бокам памятника, и сузьте ее вверху, чтобы получилась точка. как треугольник на самом верху. Затем используйте черный цвет, чтобы сделать глубокую тень на правой стороне памятника.Раскрасьте немного зелени в нижней части памятника.

Теперь вы будете работать над своим отражением памятника в воде пруда! Днем отражение памятника будет более светлым, почти белым в воде. Если вы хотите сделать ночную пастель, отражение в воде потемнеет до темно-фиолетового.

Возможно, вы даже захотите добавить здание Капитолия на свою картину!

Если вы хотите получить дневной вид на Монумент Вашингтона, то вы можете сделать небо бледно-голубым и добавить несколько пушистых облаков, плывущих за памятником.Но, если вы готовы к празднованию Четвертого июля, позже в тот же день я расскажу вам, как рисовать в темных тонах и готовить небо к фейерверку!

Используя свой темно-фиолетовый, слегка «пошлепайте» по какому-нибудь темному небу, затем кончиками пальцев или даже кулаком разгладьте его, пока вокруг вашего памятника не появится темное небо. Можно даже затемнить верхушки зелени по краям пруда. Вам не нужно, чтобы небо было полностью фиолетовым — просто затемнение, чтобы показать, что сейчас вечер и время для фейерверков!

Мне выпала замечательная честь быть в Вашингтоне Четвертого июля. Я знаю, что вы можете наблюдать за фейерверками со многих достопримечательностей города. Там, где я смотрел, фейерверки взрывались ЗА памятником для большинства зрителей, и это то, что мы будем делать на картине. Ярко-розовой пастелью взорвите фейерверк прямо за белым монументом! Сделайте так, чтобы линии фейерверка взорвались наружу на несколько дюймов. Затем возьмите свой апельсин и на тот же взрыв фейерверка добавьте несколько ярких линий. Слева пусть взорвется еще один фейерверк, чуть выше фейерверка за памятником.Чтобы сбалансировать шоу, поставьте взрывающийся фейерверк справа, еще выше и немного меньше, чтобы показать, что он находится на расстоянии.

Средняя девочка сделала целую газету, полную различных фейерверков, которые вы, возможно, захотите попробовать!

В отражающем пруду должно быть отражение того, что происходит в небе! Нарисуйте тот же фейерверк на воде ниже и не забудьте добавить темную форму памятника в воде.Вы можете добавить несколько белых линий крошечных волн в воде.

О боже! Какой великолепный подарок на день рождения для Америки, и вы являетесь художником этой прекрасной сцены! Поделитесь этим со своей семьей и друзьями… вы не только патриот, всегда помните… вы художник!

Вам также может понравиться наш Американский флаг (с возможностью сделать его с ночным фоном и фейерверком!) и…

уроки рисования с бенгальскими огнями!

С участием тебя! Ты художник!

  • Примечание по меловой пастели. Пастель — это легкий и щадящий материал.Развлечение для детей и взрослых! Подробная информация о пастели и бумаге, которые мы используем, как и где приобрести, а также ссылки на все другие уроки рисования пастелью Наны здесь: 100+ бесплатных уроков рисования для всех возрастов, а также видео «Очень немногие необходимые материалы для рисования меловой пастелью». Простой набор очень доступен. Нана также преподает акриловые уроки.
  • Практические аспекты беспорядка: пастели чертовски беспорядочны. У нас всегда есть детские салфетки, чтобы вытереть руки. Мы носим то, что не жалко испачкать, или надеваем халат.

 

С Днем Независимости!

Связанные

Cooper Triangle Monuments — Peter Cooper : Парки Нью-Йорка

Просмотрите все памятники в парках Нью-Йорка, а также временные инсталляции паблик-арта на нашей карте и путеводителе по общественному искусству Нью-Йорка.

Питер Купер

История

Более века эта статуя Питера Купера (1791–1883 ​​гг.), филантропа, промышленника и изобретателя, охраняла парк и школу, носящие его имя.Купер был уроженцем Нью-Йорка и сыном рабочего, который менее чем за год формального обучения стал одним из самых успешных американских бизнесменов своего времени. Он сделал свое состояние на железе, клее, железных дорогах, недвижимости и связи. Его изобретения включают в себя первый трансатлантический телеграфный кабель и Tom Thumb , первую действующую паровую машину Америки. Купер также изобрел Jell-o с помощью своей жены Сары, которая добавила фрукты в его осветленный желатин.

Несмотря на свои многочисленные успешные предприятия, Купер потерпел неудачу в президентской заявке 1876 года на получение билета в долларах; он получил всего 81 737 голосов избирателей.Настоящее соперничество развернулось между республиканцем Резерфордом Б. Хейсом и демократом Сэмюэлем Джонсом Тилденом. Хотя Тилден получил большинство голосов избирателей, партийная избирательная комиссия отказала ему в президентских выборах.

Купер посвятил свою жизнь и состояние благотворительности. Он хотел, чтобы иммигранты и дети рабочего класса имели доступ к образованию, которого он никогда не получал. Он считал, что образование должно быть «бесплатным, как вода или воздух», и в 1859 году он учредил Союз Купера для развития науки и искусства, колледж совместного обучения, который продолжает предоставлять студентам стипендии на полное обучение в области архитектуры, искусства и искусства. инженерия.Знаменитые особенности учреждения включали бесплатный читальный зал и Большой зал, последний из которых стал местом для одной из самых важных речей Авраама Линкольна, в которой он изложил свою платформу против рабства. Он представил его 27 февраля 1860 года во время своей кампании по выдвижению кандидата в президенты от республиканцев.

После смерти Купера в 1883 году Августу Сен-Годенсу (1848–1907), выдающемуся скульптору 19 века и одному из первых выпускников Cooper Union (выпуск 1864 года), было поручено спроектировать памятник в честь великого провидца.Сен-Годенс сотрудничал с известным архитектором Стэнфордом Уайтом (1853–1906), который создал купол из мрамора и гранита.

Сен-Годенс родился в Дублине и в том же году приехал со своей семьей в Соединенные Штаты. Помимо изучения рисунка в Cooper Union, он также обучался в Национальной академии дизайна в Нью-Йорке и в Школе изящных искусств в Париже. Он вернулся в Нью-Йорк в 1873 году и, помимо памятника Куперу, создал такие известные общественные работы, как адмирал Фаррагут в Мэдисон-сквер-парке (1881 г. ), мемориал Шоу на Бостон-Коммон (1897 г.) и генерал Шерман в Большом Манхэттене. Армейская площадь (1903 г.).Член-основатель Национального общества скульптуры в 1893 году, он также содержал дом и студию в Корнише, штат Нью-Гэмпшир, которые являются Национальным историческим памятником.

Сен-Годенс работал над памятником Куперу, завершив 27 эскизов различных версий, прежде чем остановился на окончательном впечатляющем дизайне. Комитет по памятникам собрал 39 000 долларов в виде популярных подписок, что превышает стоимость строительства в 25 000 долларов, а оставшуюся часть потратил на благоустройство парка. Официальное открытие состоялось 29 мая 1897 года в северной части Купер-парка.Хотя New York Times ошибочно сообщила, что Купер был изображен со скрещенными ногами, массивная фигура Сен-Годена решительна, обе ноги твердо стоят на земле. Среди высокопоставленных лиц на открытии были мэр Уильям Л. Стронг, экс-мэры Франклин Эдсон и Дэниел Ф. Тиманн, первый инженер Центрального парка Эгберт Виле, государственный деятель и редактор газеты Карл Шурц, а также группа друзей, семьи и коллег Питера Купера. .

В 1935 году, совпав с реконструкцией парка, недавно созданная бригада по охране памятников при финансовой поддержке федерального управления ходом работ провела капитальный ремонт и очистила памятник.Памятник был снова восстановлен в 1987 году в рамках программы «Усынови памятник» — совместного проекта Городского художественного общества, Художественной комиссии и Парков.

29 мая 1997 года комиссар Стерн и президент Союза Куперов Джон Джей Изелин председательствовал на церемонии, посвященной памятнику, на которой выступил оркестр Академии торгового флота США. Среди выступавших были Эдвард Р. Хьюитт, праправнук Питера Купера, а также известный защитник природы и писатель Брендан Гилл.Сегодня наследие Питера Купера воплощено в этом благородном памятнике, который остается центром внимания общественности и официальных собраний колледжа имени Купера.

 

Щелкните карту, чтобы проложить маршрут


Щелкните изображение, чтобы увеличить его. Поле DEDICATED относится к самому последнему посвящению, чаще всего, но не обязательно к первоначальной дате посвящения. Если у памятника не было официального посвящения, в годовом списке указывается дата установки.

За дополнительной информацией обращайтесь в отдел искусства и древностей по телефону (212) 360-8163

Statue of Liberty, Liberty Island, Manhattan, New York County, NY

{ ссылка: "https://www.loc.gov/pictures/item/ny1251/", миниатюра: { URL: "//cdn.loc.gov/service/pnp/habshaer/ny/ny1200/ny1251/color/570000c_150px.jpg?q=ny1251.color.570000c&c=463&st=gallery", alt: 'Изображение из онлайн-каталога гравюр и фотографий -- Библиотека Конгресса' } ,скачать_ссылки:[ { ссылка: "//cdn.loc.gov/service/pnp/habshaer/ny/ny1200/ny1251/color/570000c_150px.jpg", label:'Маленькое изображение/gif', meta: 'Фотография [6kb]' } , { ссылка: "//cdn.loc.gov/service/pnp/habshaer/ny/ny1200/ny1251/sheet/00006_150px.jpg", label:'Маленькое изображение/gif', мета: 'Рисунок [4kb]' } , { ссылка: "//cdn.loc.gov/master/pnp/habshaer/ny/ny1200/ny1251/data/ny1251data. pdf", label:'Маленькое изображение/gif', мета: 'PDF-версия страниц данных [0.6мб]' } , { ссылка: "//cdn.loc.gov/master/pnp/habshaer/ny/ny1200/ny1251/data/ny1251cap.pdf", label:'Маленькое изображение/gif', meta: 'PDF-версия страниц с заголовками [0,6 МБ]' } ] }

 

Статуя Свободы, Остров Свободы, Манхэттен, округ Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

  • Название: Статуя Свободы, Остров Свободы, Манхэттен, округ Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.
  • Другое Название: Национальный памятник Статуя Свободы
  • Создатель(и): Исторический американский инженерный отчет, создатель
  • Похожие названия:
    Эйфель, Густав
    Бартольди, Фредерик Огюст
    Хант, Ричард Моррис
    Буше, Джек Э. , фотограф
    Лоу, Джет , фотограф
    ДеПало, Фрэнк , фотограф
    Бюргленер, Роберт , историк
    Джандоли, Лиз , передатчик
    Локетт, Дана , руководитель проекта
    Кристиансон, Жюстин , передатчик
    Локетт, Дана , руководитель проекта
    Кристиансон, Жюстин , передатчик
    Бернс и Роу Инженеры , выездная команда
    Терезо, Джон , руководитель проекта
    Уитон, Энн , разделитель
    Сильный, Крейг , разделитель
    Акбой, Серра , выездная команда
    Брунс, Сьюзан , выездная команда
    Пирс, Райан , выездная команда
    Лаудон, Елизавета I , выездная команда
    Хилл, Гленн Э. , выездная команда
    Уайт, Джон П. , выездная команда
    Сноуден, Крис , выездная команда
    Хьюз, Карен , выездная команда
    Патель, Ананта , выездная команда
    Стюарт, Скотт , выездная команда
    Хэнлон, Стефани , выездная команда
    Эдвардс, Кори , выездная команда
    Техасский технический университет , подрядчик
  • Дата создания/публикации: Документация составлена ​​после 1968 г.
  • Среда: Фото(а): 404
    цветных прозрачных пленок: 59
    Чертежи с размерами: 41
    Страниц данных: 14
    Страниц с подписями к фотографиям: 33
  • Репродукционный номер: —
  • Консультации по правам: Нет известных ограничений на изображения, сделанные U.С. Правительство; изображения, скопированные из других источников, могут быть ограничены. (http://www.loc.gov/rr/print/res/114_habs.html)
  • Номер телефона: ХАЕР NY,31-NEYO,89-
  • Репозиторий: Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса Вашингтон, округ Колумбия, 20540, США http://hdl.loc.gov/loc.pnp/pp.print
  • Примечания:
    • Значение: Статуя Свободы, подаренная гражданами Франции в честь франко-американской дружбы, примечательна своими физическими и символическими характеристиками.Ричард Моррис Хант подготовил планы пьедестала высотой 89 футов; Французский инженер Александр Густав Эйфель спроектировал железный каркас, поддерживающий медную обшивку. Многие считают этот каркас примечательным сам по себе из-за его способности поддерживать конструкцию неправильной формы, подверженную сильному ветру. Символично, что Статуя Свободы отражает политические идеалы конца девятнадцатого века. Он отмечает основополагающие принципы Америки свободы, свободы и возможностей в Америке для всех. Более шестнадцати миллионов иммигрантов прошли мимо Статуи Свободы по пути к иммиграционной станции на острове Эллис.
    • Необработанный материал для полевых заметок существует для этой структуры: N1456
    • Необработанный материал для полевых заметок существует для этой структуры: N1514
    • Номер опроса: HAER NY-138
    • Дата постройки/сооружения: 1886 г. Первоначальная постройка
    • Даты строительства/сооружения: 1972 г. Последующие работы
    • Даты строительства/сооружения: 1984-1986 Последующие работы
    • Национальный реестр исторических мест Номер NRIS: 66000058
  • Предметы:
  • Место:
  • Широта/долгота: 40.689211, -74.044643
  • Коллекции:
  • Часть: Исторический американский инженерный отчет (Библиотека Конгресса)
  • Добавить эту запись в закладки:
    https://www. loc.gov/pictures/item/ny1251/

Библиотека Конгресса, как правило, не владеет правами на материалы в своих коллекций и, следовательно, не может предоставить или отказать в разрешении на публиковать или иным образом распространять материал.Дополнительные права информацию см. в разделе «Информация о правах» ниже, а также в разделе «Права и Информационная страница об ограничениях ( http://www.loc.gov/rr/print/res/rights.html ).

  • Консультант по правам : Нет известных ограничений на изображения, сделанные правительством США; изображения, скопированные из других источников, могут быть ограничены. http://www.loc.gov/rr/print/res/114_habs.html
  • Репродукция номер : —
  • Номер телефона : ХАЕР NY,31-NEYO,89-
  • Средний : Фото(а): 404
    цветных прозрачных пленок: 59
    Чертежи с размерами: 41
    Страниц данных: 14
    Страниц с подписями к фотографиям: 33

Если отображаются цифровые изображения

Вы можете самостоятельно загружать онлайн-изображения. Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Службу тиражирования Библиотеки Конгресса.

Материалы

HABS/HAER/HALS обычно сканируются с высоким разрешением, которое подходит для большинства целей публикации (дополнительную информацию о цифровых изображениях см. в разделе «Оцифровка коллекции»).

  • Фотографии — Все фотографии печатаются из цифровых файлов для сохранения хрупких оригиналов.
    • Запишите Call Number и Item Number, которые появляются под фотографией на многоэкранном дисплее (например,г., ХАЕР, НЙ,52-БРИГ,4-2).
    • Если возможно, приложите распечатку фотографии.
  • Чертежи — Все чертежи печатаются из цифровых файлов для сохранения хрупких оригиналов.
    • Запишите номер обследования (например, HAER NY — 143) и номер листа (например, «Лист 1 из 4»), которые указаны на краю чертежа. (ПРИМЕЧАНИЕ. Эти номера видны на дисплее «Эталонное изображение» в формате Tiff. )
    • Если возможно, приложите распечатку чертежа.
  • Страницы данных
    • Запишите номер вызова в записи каталога.

Если цифровые изображения не отображаются

В редких случаях, когда цифровое изображение для документации HABS/HAER/HALS не отображается в Интернете, выберите изображения для воспроизведения одним из следующих способов:

  • Посетить читальный зал эстампов и фотографий и подать заявку на просмотр группы (общая информация об обслуживании в читальном зале доступна по адресу: http://www.loc.gov/rr/print/info/001_ref.html). Лучше всего заранее связаться со справочным персоналом (см.: http://www.loc.gov/rr/print/address.html), чтобы убедиться, что материал находится на месте. ИЛИ
  • Персонал читального зала P&P может предоставить до 15 быстрых копий предметов в течение календарного года (многие оригинальные предметы в фондах слишком старые или хрупкие, чтобы делать такие копии, но, как правило, материалы HABS/HAER/HALS находятся в достаточно хорошем состоянии, чтобы их можно было разместить на копировальных аппаратах). Для получения помощи посетите нашу страницу «Спросите библиотекаря» ИЛИ
  • Наймите внештатного исследователя, который сделает для вас дальнейший отбор (список исследователей доступен по адресу: http://www.loc.gov/rr/print/resource/013_pic.html).
  • Вы можете приобрести копии различных типов, в том числе быстрые копии, через Службу тиражирования Библиотеки Конгресса (прайс-листы, контактная информация и формы заказа на услуги тиражирования Библиотеки Конгресса доступны на веб-сайте Службы тиражирования):
    • Запишите номер вызова, указанный выше.
    • Посмотрите на поле «Средний» выше. Если в нем указано более одного элемента:
      • Всю группу можно заказать в виде ксерокопий или высококачественных копий.
      • Все элементы определенного носителя (например, все рисунки, все фотографии) можно заказать в виде фотокопий или копий высокого качества.
  • Номер телефона: ХАЕР NY,31-NEYO,89-
  • Среда: Фото(а): 404
    цветных прозрачных пленок: 59
    Чертежи с размерами: 41
    Страниц данных: 14
    Страниц с подписями к фотографиям: 33

Пожалуйста, выполните следующие шаги, чтобы определить, нужно ли вам заполнить бланк вызова в читальном зале эстампов и фотографий для просмотра исходных элементов. В некоторых случаях суррогат (замещающее изображение) доступно, часто в виде цифрового изображение, копия или микрофильм.

  1. Элемент оцифрован? (Эскиз (маленькое) изображение будет быть видны слева.)
    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения можно просматривать в большом размере когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса.В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения. когда вы находитесь за пределами Библиотеки Конгресса, потому что объект имеет ограниченные права или не был оценен для ограничения прав.

      В качестве меры по сохранению мы обычно не обслуживаем исходный элемент, когда доступно цифровое изображение. если ты есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь с справочный библиотекарь. (Иногда оригинал просто слишком хрупкий, чтобы служить.Например, стеклянные и пленочные фотографические негативы особенно подвержены повреждениям. Они также легче увидеть в Интернете, где они представлены как положительные картинки.)

    • Нет, элемент не оцифрован. Пожалуйста, перейдите к # 2.

  2. В полях Access Advisory или Call Number выше указано, что существуют ли нецифровые суррогаты, такие как микрофильмы или копии?
    • Да, другой суррогат существует. Справочный персонал может направить вас к этому суррогату.

    • Нет, другого суррогата не существует. Пожалуйста, перейдите к # 3.

  3. Если вы не видите уменьшенное изображение или ссылку на другое суррогат, пожалуйста, заполните бланк вызова в распечатках и фотографиях Читальный зал. Во многих случаях оригиналы могут подаваться в несколько минут. Другие материалы требуют назначения на более поздний срок. в тот же день или в будущем.Справочный персонал может проконсультировать вас в и как заполнить бланк вызова, и когда предмет может быть обслужен.

Чтобы связаться со справочным персоналом в читальном зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей услугой «Спросите библиотекаря» или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

Трамп стирает 1,1 миллиона акров Национального памятника «Медвежьи уши»

Опубликовано 4 декабря 2017 г.

Мы решительнее, чем когда-либо.Вы будете стоять с нами?

Мы готовились к этой новости с июня, когда в отчете министра внутренних дел говорилось, что большая часть культурного ландшафта Медвежьих ушей будет исключена из-под охраны в качестве национального памятника. Так что сегодняшние действия президента Трампа неудивительны. Выполняя свои политические обещания, президент подписал указ, в котором предпринимается попытка выпотрошить более 1,1 миллиона Национальных памятников «Медвежьи уши», что составляет сокращение на 85 %. Эта драматическая атака включает в себя почти всю Кедровую Мезу , жемчужину археологии Медвежьих Ушей.

Трехэтажная башня 1200-х годов в Биф-Бейсин. Это всего лишь один из тысяч археологических памятников, подлинных древностей, предложенных к изъятию из-под охраны Национального памятника.

Ниже мы перечисляем места, археологические памятники и места отдыха, которые будут сняты с охраны, по крайней мере, до тех пор, пока суд не признает эту попытку незаконной. Также ниже приводится заявление нашего исполнительного директора для прессы.

Никто никогда не говорил, что защитить культурный ландшафт Медвежьих Ушей будет легко, и сейчас не время падать духом.Нападений на Bears Ears следовало ожидать, учитывая крайнюю антифедеральную правительственную идеологию, которая в настоящее время пользуется популярностью в политике Юты. Что менее очевидно, так это то, что эта новость является прямой атакой на Закон о древностях, закон о сохранении коренных пород, который использовался для защиты многих знаковых американских ландшафтов, таких как Гранд-Каньон, Сион и Арки, которые были непопулярны на местном уровне, когда они впервые были защищены. .

Мы уверены, что факты на местах говорят о том, что мы на правильной стороне истории.Нет лучшего места, чтобы выступить за сохранение и Закон о древностях, чем Bears Ears. Это именно то место, которое Закон призван защищать, несмотря на политику. И если мы выиграем этот конкурс, это станет основой для защиты всех национальных памятников для будущих поколений!

Учитывая, что все это поставлено на карту, мы более чем когда-либо полны решимости быть местными распорядителями для защиты этого ландшафта – со служением, с государственной мудростью и настойчивостью – на местах, в судах и в залах Конгресса.

Мы готовы и настроены на долгосрочную перспективу. Мы считаем, что нам повезло, что одна из самых уважаемых юридических фирм в мире, Hogan Lovells, представляет нас (вместе с нашими партнерскими организациями) в этой исторической борьбе за защиту Bears Ears и Закона о древностях. Мы ожидаем, что судебная тяжба будет длительной, и опыт команды Hogan Lovells будет иметь решающее значение для нашего возможного успеха.

Ты будешь с нами? Эта новость означает, что наша борьба за сохранение этого ландшафта будет долгой, требующей выносливости, самоотверженности и большого труда.Огромные участки большой Кедровой Мезы были удалены от Монумента, но это не означает, что посетители не будут продолжать приходить. На самом деле, все разногласия гарантируют, что посещаемость будет продолжать стремительно расти. Мы подходим к решению этой задачи с помощью образовательного центра Bears Ears Visit with Respect, который, как мы надеемся, вы поддержите. Это что-то позитивное и активное, что мы можем сделать, пока судебная тяжба будет продолжаться в течение следующих нескольких лет.

Президент Трамп пытается отменить защиту национальных памятников для нескольких ключевых регионов Медвежьих ушей — областей, имеющих большое научное, историческое, культурное, археологическое и рекреационное значение — ландшафтов, которые имеют большое духовное и традиционное значение для суверенных коренных народов Америки. Фактически, в Прокламации говорится, что многие из следующих областей «не представляют значительного научного или исторического интереса».

Краткий обзор областей, исключенных из охраны памятников, включает:

  • Почти вся Кедровая Меса, включая Гранд-Галч: жемчужина медвежьих ушей и самые известные археологические районы Монумента.
  • Танк-Меса, Коттонвуд-Уош и скамейка Блафф: Великие дороги древних предков пуэбло, богатые археологические раскопки ютов и навахо, водораздел Блаффа и живописный южный вход в монумент.
  • Белый каньон и район Моссбэк-Бьютт: каньонинг мирового класса, захватывающая геология, недавно обнаруженные палеонтологические ресурсы и богатая археология.
  • Горы Абахо, каньон Аллен и Северный Элк-Ридж: дикий и нетронутый водораздел, важная среда обитания диких животных, священные охотничьи угодья для народов ют и навахо и впечатляющие археологические раскопки.
  • Бассейн Локхарт и Хартс-Драйв: популярные дальние маршруты для катания на горных велосипедах, невероятная геология, красивые наскальные рисунки, сотни маршрутов для скалолазания и восточный навес национального парка Каньонлендс.
  • Плато Дарк-Каньон и Биф-Бейс: многочисленные археологические раскопки, важная среда обитания диких животных и южный обзорный навес национального парка Каньонлендс.
  • Долина богов: драматические шпили из песчаника и красивые виды, в том числе 22 вершины для восхождения и важные археологические раскопки.

Стоит отметить, что эти территории остались незащищенными в дополнение к более чем полумиллиону акров, предложенных племенами для защиты, которые администрация Обамы не включила в национальный монумент «Медвежьи уши».

В ответ на действия президента Трампа исполнительный директор Friends of Cedar Mesa Джош Юинг опубликовал следующее заявление.

«Мы в Friends of Cedar Mesa, расположенные в Блаффе, штат Юта, счастливы, что можем выглянуть из парадной двери и увидеть национальный памятник «Медвежьи уши». Мы и сообщество Bluff являемся активными местными сторонниками монумента и имеем непосредственный опыт работы в отдаленных районах Медвежьих ушей.

Несмотря на риторику госсекретаря Зинке о том, что он считает этот район «потрясающе великолепным», и всех политиков, которые говорят, что медвежьи уши должны быть сохранены, действия президента Трампа оставляют многие места огромной научной, исторической, духовной и рекреационной ценности незащищенными и открытыми. для эксплуатации иностранными добывающими корпорациями.

Мы разочарованы тем, что секретарь и президент проигнорировали предоставленную нами подробную информацию о широком распространении археологии в Национальном памятнике Медвежьи уши. Теперь президент предпринял действие, которое является одновременно незаконным и аморальным, — снял защиту с объектов, представляющих научную и историческую ценность, охраняемых прокламацией президента Обамы.

Эта рекомендация свидетельствует о большом неуважении к международному значению района Медвежьи уши — для индейских племен, для американской истории и для отдыха. Медвежьи уши — это именно тот культурный ландшафт, наполненный настоящими древностями, неразрывно связанными с окружающей их средой, для защиты которого и был создан Закон о древностях.

Мы считаем, что этот шаг по снятию защиты и, как следствие, открытию больших территорий Bears Ears для индустриализации является незаконным и безответственным. Мы будем использовать все доступные инструменты для защиты этого ландшафта — от открытия Образовательного центра Bears Ears Visit with Respect до обучения/мониторинга на местах и защиты Национального памятника Bears Ears в суде.

Удаление защиты национальных памятников для этих ключевых частей медвежьих ушей без замены их какой-либо практической альтернативой приведет только к еще большему ущербу археологическим и природным ресурсам этой территории, имеющей международное значение. Посещение Bears Ears резко возросло за последнее десятилетие, и недавние разногласия только гарантируют, что эта тенденция сохранится. Мы обеспокоены тем, что действия президента только еще больше задержат столь необходимое управление посетителями и защиту культурных ресурсов, в то время как решение этого вопроса томится в судах.

Создай свой памятник онлайн

IdeaBook позволяет выбирать нестандартные надгробия из широкого спектра стилей. Для каждого выбранного памятника вы можете ввести текст, изображения и информацию, которые лучше всего отражают жизнь, которую вы отмечаете. Книга идей Паттена дает вам возможность визуализировать бесконечное количество возможностей для создания идеального памятника и позволяет сохранить любое количество пользовательских комбинаций.

Стили нестандартных памятников и надгробий

Книга идей Паттена помогает посетителям создать идеальный вечный памятник умершему члену семьи, близким и друзьям.Благодаря обширному набору стилей, дизайнов, изображений и вариантов размещения, IdeaBook дает вам возможность попробовать несколько комбинаций памятников, пока вы не найдете идеальное расположение.

Нестандартные надгробия в IdeaBook делятся на две основные категории:

  • Классические надгробия, надгробные плиты и памятники для могил и захоронений, выполненные в стилях разных культур и поколений.
  • Надгробия с косой, изогнутой или специальной огранкой, отражающей более разнообразные, менее традиционные элементы дизайна.

Индивидуальные особенности дизайна надгробия

Отдельные элементы дизайна надгробий могут отражать различные идеи и предположения о жизнях, которые они чтят. Формы, которые следуют традиционным стилям строительства, могут олицетворять скромность, силу или общие ценности. Альтернативный дизайн может поддерживать другие, более личные значения, такие как индивидуальность, разнообразие или уникальные идеи.

В IdeaBook перечислены различные модели надгробий, от традиционных классических до более современных дизайнов:

  • Стандартные памятники. Традиционные и старинные надгробия, которые можно увидеть на кладбищах по всему миру, различных форм и форм огранки.
  • Рустик и валун. Надгробия с «естественной» шероховатой поверхностью по краям, напоминающие камень или валун.
  • В форме сердца. Памятники с изображением сердца в качестве основы дизайна или акцента.
  • Маркеры с наклонной головкой, прикрепленные к тяжелому основанию или встроенные в него.
  • Плоские или скошенные маркеры. Простые камни, расположенные заподлицо с травой, с надписями наверху.

Варианты классифицируются по типу и размеру могилы: одинарная, двойная, детская или родовая. Вы можете просматривать изображения пользовательских памятников и надгробий в виде сетки или галереи. Вы также можете пометить пользовательские надгробия как «избранные» для быстрого доступа и просмотра при повторных посещениях IdeaBook.

Персонализированные элементы

Наша жизнь во многом определяется предметами, принципами, действиями, событиями или занятиями, которыми мы больше всего увлечены. Часто эти отличительные черты являются тем, как другие идентифицируют или помнят нас. Событие ухода из жизни заставляет других задуматься о глубокой важности тех элементов, которые имели значение для усопшего, и часто о том, как умерший способствовал этим аспектам и чтил их.

Коллекция индивидуальных надгробий и памятников The IdeaBook включает в себя изображения, которые отображают самые важные интересы, убеждения, связи и работу, чтобы показать, чем больше всего были увлечены усопшие близкие. Изображения из IdeaBook содержат темы, передающие аспекты, глубоко связанные с историей усопших, в том числе:

  • Религиозная принадлежность. Символы, значки и изображения, иллюстрирующие приверженность различным конфессиям и вероисповеданиям.
  • Спорт и досуг. изображений, отражающих любовь к индивидуальным и командным видам спорта и отдыху, включая гольф, баскетбол, бейсбол, футбол, рыбалку, походы и многое другое.
  • Природные элементы. Фоны и гравюры, передающие связь с природой, включая леса, океаны, горы и цветы.
  • Трогательные изображения ушедших детей, игрушек, сердечек и животных.
  • Картины, посвященные любимым собакам, кошкам или другим домашним животным, а также диким и более крупным животным, чтобы передать родство с другими живыми существами.
  • Военная или патриотическая символика. Флаги, символика вооруженных сил, военные самолеты и другие патриотические символы.
  • Профессиональные изображения. Изображение работы всей жизни, включая инструменты, профсоюзные логотипы, братские гербы и щиты, рабочие сцены и другие изображения.
  • Гравюры музыкальных инструментов, включая гитару, фортепиано, губную гармошку, духовые инструменты и другие, а также музыкальные символы или обозначения.
  • Значки, на которых изображен широкий спектр объектов или подобий, представляющих интерес на всю жизнь, таких как маяки, поезда, дома, предметы домашнего обихода или другие специальные предметы.
  • Фотографии-вкладыши. Фотографии или иллюстрации усопших, в том числе индивидуальные, парные, семейные или групповые фотографии.

Книга идей Паттена предлагает почти безграничное количество художественных комбинаций, которые вы и ваша семья можете использовать для индивидуального мавзолея, надгробия или памятника близкому человеку.Его цель — помочь вам создать неотразимое, прочное изображение, которое идеально отражает жизнь и воспоминания усопших.

Индивидуальные надгробия для поколений воспоминаний

Памятники являются символами стойкости во многих смыслах. Они сконструированы таким образом, чтобы выдержать несколько поколений и столетий, всегда готовые к визитам любимых, друзей и даже незнакомцев.

Мемориалы

также символизируют стойкость человеческого духа. Они изображают характер и качество жизни, которую они чтят, элементы, которые ушедшие были ближе всего к их сердцу и определяли их для других.

Изготовленные на заказ надгробия иллюстрируют значение хорошо прожитой жизни, любовь, которую они разделяли с близкими, и наследие, которое они оставляют остальному миру. Хотя мы возводим памятники во времена горя и печали, самые сильные памятники также могут служить вдохновением для других, оценкой вечных даров, оставленных ушедшими.

Книга идей помогает любимым визуализировать несколько способов изображения воспоминаний, которые усопшие создают для грядущих веков. Его цель состоит в том, чтобы помочь стимулировать образы и представления, которые будут существовать и звучать веками, создавая отражения, которые будут столь же значимы для далеких будущих эпох, как и сейчас.

Каждая жизнь имеет свое индивидуальное и уникальное значение и цель. IdeaBook помогает тем, кто ближе всего к усопшим, передать их важность для грядущих жизней.

Дом — Ассоциация национальных памятников Колорадо

Галерея книжного магазина Текущая выставка в марте и апреле

Мы хотели бы поблагодарить и вспомнить те местные предприятия, которые делают наш магазин таким особенным….

Среди многих талантливых местных владельцев малого бизнеса, товары которых продаются в нашем магазине, в настоящее время мы представляем следующих:

Сет Андерсон ~ LOKI Outdoor Shop, Гранд-Джанкшн ~ tech hood

Тед Бутройд ~ Гранд-Джанкшен ~ коллекционные парковые монеты

Барбара Черкли ~ Художник, Гранд-Джанкшн ~ карточки для заметок

Джули Беллит ~ Фотограф, Гранд-Джанкшн ~ карточки для заметок

Кристофер Итон ~ Фотограф и автор, Grand Junction ~ Night Skies, Национальный памятник Колорадо, книги в твердом переплете

Боб Эллиотт и Кэрол Стюарт ~ The Wild Side ~ Glade Park ~ матовые принты

Конфеты Enstrom ~ Grand Junction ~ памятная ириска для памятника

Донна Фуллертон ~ Фотограф и художник, Гранд-Джанкшн ~ репродукции, открытки, открытки, закладки

Стив и Дениз Хайт ~ Авторы, Fruita ~ Легендарные местные жители Fruita

Роб Курцман ~ Фотограф, Гранд-Джанкшен ~ Инверсия 2004, печать

Род Мартинес ~ Автор, Гранд-Джанкшен ~ Лучшие походы на Гранд-Джанкшен

Дарлин Меркель ~ Фотограф, Гранд-Джанкшен ~ открытки, воздушная печать, воздушные пазлы

Strive, Grand Junction и Dave Helmer, Palisade ~ персиковое варенье Alidas и персиковое варенье из халапеньо

Tyler Riehl ~ Рекламная продукция Rocky Mountain, Grand Junction ~ сумки, бутылки, стропы для бутылок, банданы, шапочки

Диана Вег ~ Canyon Spirit Soapworks, Fruita ~ мыло ручной работы

Dan Welsh ~ Colorado Legacy Coffee, Grand Junction ~ обжаренный кофе ~ специальная смесь Monument

Мы также благодарны за сотрудничество с:

The Hot Tomato, LOKI, Brown Cycles и кофейня и кафе Trailhead ~ наша специальная футболка для велосипедистов

Все местные художники и фотографы, Эми Нюрнберг и CPC Neutek ~ наши арт- и фотокалендари

Тереза ​​и Скотт Хай, Colterris Vineyards ~ наши монументальные вина

Эли Герсон и Роб Джеймс ~ Пивоваренная компания Ramblebine ~ Памятное пиво

Когда вы ходите по магазинам и ищете что-то особенное, помните о нас.

Comments