Елена прекрасная нарисовать: рисунок как нарисовать, картинки какие?


01.05.1980 Facebook Twitter LinkedIn Google+ Разное


Содержание

Елена Прекрасная и Елена Премудрая это две Елены или одна?

Елена Прекрасная (она же Премудрая) была дочерью Зевса и Леды. Зевс влюбился в Леду, когда она уже была замужем, но не смог с этим смириться. Превратившись однажды в лебедя, он прилетел к ней в спальню и «потоптал её немного» (не, ну а как ещё, если она после этого даже яйцо снесла, с Еленой…)

  • У греков вообще всё очень весело было.

Потом они вспомнили, что Зевс безумно любил Немезиду и постоянно её преследовал. В один такой момент, она решила спрятаться от него и обернулась гусыней. Зевс превратился в лебедя, загнал её в угол и… потоптал.

После этого, Немезида снесла яйцо, которое валялось где-то в курятнике, пока на него не обратил внимание петух. Долго ходил вокруг, курил и много думал.

Потом понял, что он такое явно сотворить не мог, и решил показать его Леде. Леда обрадовалась: «Ого! Какое яйцо интересное!» и убрала его в сундук.

Представляю, как она удивилась, когда из яйца вылупилась Ленка со всеми своими сёстрами и братьями.

Но деваться было некуда, и пришлось их всех усыновлять, а петуха кастрировать.

Вот так оно всё и было.

И даже скорлупа хранилась в Спартанском храме. Туда водили народ на экскурсию и всем её показывали.

Так как считалось, что именно Елена была не простым ребёнком, а рождённым, в обоих случаях, от богов — она обладала и красотой неземной, и интеллектом, и колдовством.

Древняя мифология плавно перетекала во все другие, и в славянскую, и в европейскую, и даже в восточную. Во всех сказках народов Мира можно найти сходства как между собой, так и с какими-то древнегреческими историями.

В нескольких таких сказках рассказывалось о том, как к Елене сваталось очень много женихов, и когда она вышла замуж за Ивана — он попросил её оживить их всех. Елисейские поля (считалось, что в загробном мире они принадлежат только избранным), и скандинавская Элла — тоже ассоциируются в этой Еленой.

И у Кощея Бессмертного тоже была дочь Елена, которая обладала сверхсилой, красотой, была чародейкой.

_

Насчёт возраста.

У Богинь нет возраста.

Адрес Моей Мечты — Адрес Моей Мечты,6

Увидев Сережину картину на стене Делиной комнаты, Дана сморщила носик.

– Так себе, – заявила она.

– А мне нравится! – Деля даже нахмурилась.

– Ну и пожалуйста, – отозвалась Дана, – только, на мой взгляд – это детский сад и совсем не подходит для тебя.

– Почему? – удивилась Деля.

– Потому что эта картинка не для девчонки, она для мальчишки, ясно?

– По-твоему, у девчонок только розовые мишки с сердечками должны быть на стенах? – насмешливо спросила Деля.

– Ты видела у меня в комнате розовые сердечки? – разозлилась Дана.

Чуть не поссорились. Но картину Деля не сняла. А потом Сережа ей еще одну нарисовал, там были ковбои, лошади, прерия, Дикий Запад, одним словом. Марк с восторгом рассматривал Сережины рисунки, просил: «Ты мне подаришь?» А Деля думала, может, Дана права? Может, эти картинки действительно для мальчишек? Но Полинке Сережины рисунки тоже нравились. Правда, она спрашивала, может ли Сережа нарисовать что-нибудь другое, романтическое: принцессу в окне башни, или, еще лучше, если бы прекрасный юноша спасал девушку из лап чудовища. Или они вдвоем на коне, как на знаменитой картине Васнецова, где Иван-Царевич и Елена Прекрасная скачут на Сером Волке.

Деля эту просьбу передала. И Сережа нарисовал для Ирки душераздПолинающую сценку: сражающиеся на шпагах дворяне, все как положено, в камзолах, шляпы сброшены на пол; а в углу прижалась к стене испуганная девушка с распущенными волосами, в пышном платье. .. Полинка была в восторге.

Однако отношение к Сереже не изменилось. Дана осталась к нему абсолютно равнодушна, как и к его рисункам, а Полинка воспринимала его просто как хорошего парня. Хотя Полинка влюблялась вообще во всех. Ей только покажи нового мальчишку, как она сразу же ахать начинает: «Ах, ах, какой он классный!» Смешно, честное слово! Она и в школе в кого-то влюблена, и в Игоря из соседнего подъезда, и еще в одного мальчишку, Артема. Он приезжал к родственникам ненадолго, так Полинка в него сразу же влюбилась. У Дели от всех ее любовей голова кругом! Зато сама Полинка все время восторженная такая, глаза блестят, волнуется… Правда, не всегда удается с первого раза понять, о ком на этот раз Полинка рассказывает. Ей бы лучше всего не называть имен, а петь бесконечную оду прекрасному принцу. Какая разница, как его зовут, главное – Полинка влюблена! Другие страдают от неразделенной любви, а Полинка – хоть бы что! Влюблена и счастлива! Ей достаточно мечты о том, в кого она влюблена.

Однажды Деля спросила:

– А что будет, если он предложит тебе встречаться? На свидание пригласит?

Полинка замерла, испуганно уставившись на Делю, потом схватилась за густо покрасневшие щеки.

– Ой, ну не зна-а-аю… – пролепетала.

В общем, с ней все ясно. Книжек начиталась, фильмов насмотрелась и каждый раз придумывает себе романтического героя, глядя на соседского парня или одноклассника. А ведь они совсем не похожи на принцев. Обыкновенные мальчишки.

Василисы Прекрасная и Премудрая — как они появились?

Имя Василиса, означающее в переводе с греческого «жена царя» или «царица», попало на Русь из Византии не позднее XIII века. В Повести временных лет, датированной началом XII столетия, это имя не упоминалось ни разу. А первыми известными Василисами были дочь ростовского князя Василиса Дмитриевна, жившая на рубеже XIII–XIV веков, а также еще одна ростовская княжна — Василиса Константиновна, которая жила в XIV веке.

Вероятно, в русские сказки это имя пришло уже после того, как прочно закрепилось в обиходе. Но сама героиня и сюжеты с ее участием существовали за тысячи лет до этого. Специалисты относят время появления волшебной сказки к эпохе разложения первобытно-общинного строя, когда основным источником пропитания стала не охота, а земледелие.

В волшебных сказках Василиса Премудрая или Прекрасная — лишь одно из имен невесты героя, которую могут звать и по-другому: Елена Прекрасная, Марья-царевна, Царь-девица, Настасья-королевишна, Варвара-краса и так далее. Функция персонажа-невесты в русских сказках не зависит от имени. Например, в известном собрании сказок Александра Афанасьева встречаются разные сюжеты и роли, связанные с именем Василисы. Главная героиня «Василисы Прекрасной» вовсе не царевна, а бедная падчерица, которую отправляют за огнем в избушку Бабы-яги. В сказке «Жар-птица и Василиса-царевна» Василису ловит стрелец-молодец по поручению царя. Царевна на первый взгляд желает своему похитителю смерти: «Не пойду, — говорит царю, — за тебя замуж, пока не велишь ты стрельцу-молодцу в горячей воде искупаться». Волшебный конь стрельца заговаривает воду, и герой выходит из котла краше прежнего. В финале, как и положено в волшебной сказке, старый царь погибает, по примеру стрельца искупавшись в кипятке, а главный герой получает жену и царство в придачу. В сюжете «Морской царь и Василиса Премудрая» Василиса — дочь Водяного, помощница героя-царевича. В разных вариантах известной сказки «Царевна-лягушка» главную героиню зовут то Еленой Прекрасной, то Василисой Премудрой, что подтверждает: имя героини не столь важно — важна лишь функция.

Филолог-фольклорист Владимир Пропп доказал, что жанр волшебной сказки уходит корнями в эпоху первобытной общины, когда мужчины проходили «магические» обряды и получали специальные силы, власть над животным миром, чтобы охотиться успешней. Прохождение обряда было своего рода путешествием в потусторонний мир, где мужчина подвергался жестоким испытаниям: ему могли отрезать пальцы, его могли пытать огнем — и так далее. Позже, когда охотничье общество сменилось земледельческим, эти традиции постепенно ушли из жизни, но их завуалированные описания остались в сказках.

Именно поэтому во многих сказках Василиса испытывает потенциального жениха самыми странными и даже пугающими способами вроде прыжка в котел с кипятком: такие сюжеты — отзвук времен древнейшего матриархата, когда женщина была «держательницей рода и тотемической магии».

Сивка-бурка (другой вариант). Как нарисовать сивку-бурку карандашом Нарисовать отрывок из сказки сивка бурка

Рисование акварельными красками для детей «Сивка-бурка» поэтапно с фото


Средина Ольга Станиславовна, воспитатель, руководитель изостудии МДОУ ЦРР д.с. №1 «Медвежонок» г. Юрюзань Челябинской области

Назначение:
Создание учебных, выставочных или конкурсных работ
Материалы:
Бумага А 4 альбомная или ватман, акварельные краски, кисти
Цели:
Обучение способу рисование лошади без предварительного карандашного наброска
Задачи:
Обучать владению жесткой и мягкой кистью
Воспитывать патриотизм через любовь к русским народным сказкам
Развивать любознательность, фантазию, воображение
Совершенствовать навыки композиционного построения листа

Предварительная работа:
1 — Знакомство с текстом сказки
2 — Презентация с иллюстрациями разных художников и рисунками мультипликаторов (по желанию — просмотр мультфильма)
3 — Беседа об окраске шерсти животных (лошадей)

Сивка-бурка (фрагмент)
«Было у старика трое сыновей: двое умных, а третий Иванушка-дурачок; день и ночь дурачок на печи валяется.
Посеял старик пшеницу, и выросла пшеница богатая, да повадился ту пшеницу кто-то по ночам толочь и травить. Вот старик и говорит детям:
— Милые мои дети, стерегите пшеницу каждую ночь поочередно, поймайте мне вора.
Приходит первая ночь. Отправился старший сын пшеницу стеречь, да захотелось ему спать: забрался он на сеновал и проспал до утра. Приходит утром домой и говорит: всю ночь-де не спал, иззяб, а вора не видал.
На вторую ночь пошел средний сын и также всю ночку проспал на сеновале.

На третью ночь приходит черед дураку идти. Взял он аркан и пошел. Пришел на межу и сел на камень: сидит — не спит, вора дожидается.
В самую полночь прискакал в пшеницу разношерстный конь: одна шерстинка золотая, другая — серебряная, бежит — земля дрожит, из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет. И стал тот конь пшеницу есть: не столько ест, сколько топчет.
Подкрался дурак на четвереньках к коню и разом накинул ему на шею аркан. Рванулся конь изо всех сил — не тут-то было. Дурак уперся, аркан шею давит. И стал тут конь дурака молить:
— Отпусти ты меня, Иванушка, а я тебе великую сослужу службу!
— Хорошо,- отвечает Иванушка-дурачок. — Да как я тебя потом найду?
— Выйди за околицу, — говорит конь, — свистни три раза и крикни: «Сивка-бурка, вещий каурка! Стань передо мной, как лист перед травой!» — я тут и буду.
Отпустил коня Иванушка-дурачок и взял с него слово — пшеницы больше не есть и не топтать»…
2
Презентация


3
Беседа (цитаты из интернета и печатных изданий)
Конь издавна был на Руси олицетворением силы Солнца. И как солнечное животное, имел две личины: Сивка (т.е. сивый — седой, белый), который появляется в Небе зимой, и Бурка (красный), воплощающий летнее Солнце. На русских иконах конь почти всегда или совершенно белый или огненно-красный.
Как вы думаете, какого цвета был наш сказочный конь? Все художники рисуют его по-разному. Что это за цвета — сивый, бурый, каурый? Как их составить на палитре? Попробуем разобраться.

Сивка — сивый, седой, серебристый, белый.
Бурка — бурый, темно-рыжий.
Каурка — каурый, светло-каштановый.
Сразу три окраса — чудеса!

А что означает слово вещий? Вещий, ведающий, знающий– мудрый, предвидящий будущее. И в русских сказках конь часто помогает своему хозяину – подсказывает путь, выручает в трудных ситуациях.

Практическая работа:


Выбираем цвет для коня. При цветном фоне конь может быть белым или светло-серым (в яблоках), на белом листе – светло-коричневым, рыжеватым, охристым. Обсуждаем с детьми их выбор, советуем, при необходимости корректируем.
1


Рисуем круглой щетинной кистью № 2 или 3 прямоугольник туловища. Скругляем короткие стороны, закрашиваем. Для некоторых воспитанников этот этап (рисование прямоугольника) может выполнить педагог. Прямоугольник определяет масштаб рисунка и если нарисовать его слишком маленьким или очень большим, конь может «потеряться» на листе или даже не уместиться.
2


Добавляем небольшую овальную голову, слегка изогнутую шею, треугольные уши и тоже все закрашиваем. Для того, чтобы сделать силуэт более выразительным, можно отогнуть у лошадки нижнюю губу, изображая ржание.


3
Рисуем ближние к нам левые ноги – переднюю и заднюю. Для начала ставим для каждой примерно посредине точку сгиба – сустав. Ноги у Сивки будут слегка согнуты. До колена нога крепкая, плотная, в ней много мышц. Она рисуется двумя линиями, после коленного сустава – одной линией.


4
Правые ноги (и передняя и задняя) подняты над землей. Изображаем их в этом движении и закрашиваем.


5
Рисуем гриву, хвост и копыта алой или красной краской (можно и оранжевой и желтой). Кисть можно использовать ту же, щетинную, а можно брать более мягкую (пони, белка, коза)


6
Под левые, стоящие на земле копыта проводим линию травы. Берем для этого светло-зеленые оттенки. На небе рисуем солнце и кудрявые или просто овальные облака.


7
Добавляем темно-зеленые кустики травы. Делаем их мягкой кистью способом примакивания. Слегка влажной кистью размываем внешние края облаков.
Рисунки воспитанников подготовительных групп.

Жил-был старик, у него было три сына. Старшие занимались хозяйством, были тороваты и щеголеваты, а младший, Иван-дурак, был так себе — любил в лес ходить по грибы, а дома все больше на печи сидел.

Пришло время старику умирать, вот он и наказывает сыновьям:

— Когда помру, вы три ночи подряд ходите ко мне на могилу, приносите мне хлеба.

Старика этого схоронили. Приходит ночь, надо большему брату идти на могилу, а ему не то лень, не то боится, — он и говорит младшему брату:

— Ваня, замени меня в эту ночь, сходи к отцу на могилу. Я тебе пряник куплю.

Иван согласился, взял хлеба, пошел к отцу на могилу. Сел, дожидается. В полночь земля расступилась, отец поднимается из могилы и говорит:

Кто тут? Ты ли, мой больший сын? Скажи, что делается на Руси: собаки ли лают, волки ли воют, или чадо мое плачет?

Иван отвечает:

Это я, твой сын. А на Руси все спокойно. Отец наелся хлеба и лег в могилу. А Иван направился домой, дорогой набрал грибов. Приходит старший брат его спрашивает:

— Видел отца?

— Видел.

— Ел он хлеб?

Ел. Досыта наелся. Настала вторая ночь. Надо идти среднему брату, а ему не то лень, не то боится, — он и говорит:

— Ваня, сходи за меня к отцу. Я тебе лапти сплету.

— Ладно.

Взял Иван хлеба, пошел к отцу на могилу, сел, дожидается.

В полночь земля расступилась, отец поднялся и спрашивает:

Кто тут? Ты ли, мой средний сын? Скажи, что делается на Руси: собаки ли лают, волки ли воют, или чадо мое плачет?

Иван отвечает:

Это я, твой сын. А на Руси все спокойно. Отец наелся хлеба и лег в могилу. А Иван направился домой, дорогой опять набрал грибов. Средний брат его спрашивает:

— Отец ел хлеб?

— Ел. Досыта наелся.

На третью ночь настала очередь идти Ивану. Он говорит братьям:

— Я две ночи ходил. Ступайте теперь вы к нему на могилу, а я отдохну.

Братья ему отвечают:

— Что ты, Ваня, тебе стало там знакомо, иди лучше ты.

— Ну ладно. Иван взял хлеба, пошел.

В полночь земля расступается, отец поднялся из могилы:

Кто тут? Ты ли, мой младший сын Ваня? Скажи, что делается на Руси: собаки ли лают, волки ли воют, или чадо мое плачет?

Иван отвечает:

— Здесь твой сын Ваня. А на Руси все спокойно. Отец наелся хлеба и говорит ему:

Один ты исполнил мой наказ, не побоялся три ночи ходить ко мне на могилу. Выдь в чистое поле и крикни: «Сивка-бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой!» Конь к тебе прибежит, ты залезь ему в правое ухо, а вылезь в левое. Станешь куда какой молодец. Садись на коня и поезжай. Иван взял узду, поблагодарил отца и пошел домой, дорогой опять набрал грибов. Дома братья его спрашивают:

— Видел отца?

— Видел.

— Ел он хлеб?

— Отец наелся досыта и больше не велел приходить.

В это время царь кликнул клич: всем добрым молодцам, холостым, неженатым, съезжаться на царский двор. Дочь его, Несравненная Красота, велела построить себе терем о двенадцати столбах, о двенадцати венцах. В этом тереме она сядет на самый верх и будет ждать, кто бы с одного лошадиного скока доскочил до нее и поцеловал в губы. За такого наездника, какого бы роду он ни был, царь отдаст в жены свою дочь, Несравненную Красоту, и полцарства в придачу. Услышали об этом Ивановы братья и говорят между собой:

Давай попытаем счастья. Вот они добрых коней овсом накормили, выводили, сами оделись чисто, кудри расчесали. А Иван сидит на печи за трубой и говорит им:

— Братья, возьмите меня с собой счастья попытать!

— Дурак, запечина! Ступай лучше в лес за грибами, нечего людей смешить.

Братья сели на добрых коней, шапки заломили, свистнули, гикнули — только пыль столбом. А Иван взял узду и пошел в чистое поле и крикнул, как отец его учил:

Откуда ни возьмись, конь бежит, земля дрожит, из ноздрей пламя пышет, из ушей дым столбом валит. Стал как вкопанный и спрашивает:

— Чего велишь?

Иван коня погладил, взнуздал, влез ему в правое ухо, а в левое вылез и сделался таким молодцом, что ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать.

Сел на коня и поехал на царский двор. Сивка-бурка бежит, земля дрожит, горы-долы хвостом застилает, пни-колоды промеж ног пускает. Приезжает Иван на царский двор, а там народу видимо-невидимо. В высоком тереме о двенадцати столбах, о двенадцати венцах на самом верху в окошке сидит царевна Несравненная Красота.

Царь вышел на крыльцо и говорит:

Кто из вас, молодцы, с разлету на коне доскочит до оконца да поцелует мою дочь в губы, за того отдам ее замуж и полцарства в придачу.

Тогда добрые молодцы начали скакать. Куда там — высоко, не достать! Попытались Ивановы братья, до середины не доскочили. Дошла очередь до Ивана. Он разогнал Сивку-бурку, гикнул, ахнул, скакнул — двух венцов только не достал. Взвился опять, разлетелся в другой раз — одного венца не достал. Еще завертелся, закружился, разгорячил коня и дал рыскача — как огонь, пролетел мимо окошка, поцеловал царевну Несравненную Красоту в сахарные уста, а царевна ударила его кольцом в лоб, приложила печать.

Тут весь народ закричал:

— Держи, держи его!

А его и след простыл. Прискакал Иван в чистое поле, влез Сивке-бурке в левое ухо, а из правого вылез и сделался опять Иваном-дураком. Коня пустил, а сам пошел домой, по дороге набрал грибов. Обвязал лоб тряпицей, залез на печь и полеживает.

Приезжают его братья, рассказывают, где были, и что видели.

Были хороши молодцы, а один лучше всех — с разлету на коне царевну в уста поцеловал. Видели, откуда приехал, а не видели, куда уехал.

Иван сидит за трубой и говорит:

— Да не я ли это был?

Братья на него рассердились:

— Дурак — дурацкое и орет! Сиди на печи да ешь свои грибы.

Иван потихоньку развязал тряпицу на лбу, где его царевна кольцом ударила, — избу огнем осветило. Братья испугались, закричали:

— Что ты, дурак, делаешь? Избу сожжешь!

На другой день царь зовет к себе на пир всех бояр и князей, и простых людей, и богатых и нищих, и старых и малых.

Ивановы братья стали собираться к царю на пир. Иван им говорит:

— Возьмите меня с собой!

— Куда тебе, дураку, людей смешить! Сиди на печи да ешь свои грибы.

Братья сели на добрых коней и поехали, а Иван пошел пешком. Приходит к царю на пир и сел в дальний угол. Царевна Несравненная Красота начала гостей обходить. Подносит чашу с медом и смотрит, у кого на лбу печать.

Обошла она всех гостей, подходит к Ивану, и у самой сердце так и защемило. Взглянула на него — он весь в саже, волосы дыбом.

Царевна Несравненная Красота стала его спрашивать:

— Чей ты? Откуда? Для чего лоб завязал?

— Ушибся. Царевна ему лоб развязала — вдруг свет по всему дворцу. Она и вскрикнула:

— Это моя печать! Вот где мой суженый!

Царь подходит и говорит:

— Какой это суженый! Он дурной, весь в саже. Иван говорит царю:

— Дозволь мне умыться. Царь дозволил. Иван вышел на двор и крикнул, как его отец учил:

— Сивка-бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой!

Откуда ни возьмись, конь бежит, земля дрожит, из ноздрей пламя пышет, из ушей дым столбом валит. Иван ему в правое ухо влез, из левого вылез и сделался опять таким молодцом, что ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать. Весь народ так и ахнул. Разговоры тут были коротки: веселым пирком да за свадебку.

» Сивка-бурка (другой вариант)

ил-был старик, и было у него три сына. Младшего все Иванушкой-дурачком звали.

Посеял раз старик пшеницу. Добрая уродилась пшеница, да только повадился кто-то ту пшеницу мять да топтать.
Вот старик и говорит сыновьям:
— Милые мои дети! Стерегите пшеницу каждую ночь по очереди, поймайте вора!
Настала первая ночь.
Отправился старший сын пшеницу стеречь, да захотелось ему спать. Забрался он на сеновал и проспал до утра.
Приходит утром домой и говорит:
— Всю-то ночь я не спал, пшеницу стерег! Иззяб весь, а вора не видал.
На вторую ночь пошел средний сын. И он всю ночь проспал на сеновале.
На третью ночь приходит черед Иванушке-дурачку идти.
Положил он пирог за пазуху, взял веревку и пошел. Пришел в поле, сел на камень. Сидит не спит, пирог жует, вора дожидается.
В самую полночь прискакал на пшеницу конь — одна шерстинка серебряная, другая золотая; бежит — земля дрожит, из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет.


И стал тот конь пшеницу есть. Не столько ест, сколько копытами топчет.
Подкрался Иванушка к коню и разом накинул ему на шею веревку.
Рванулся конь изо всех сил — не тут-то было! Иванушка вскочил на него ловко и ухватился крепко за гриву.
Уж конь носил-носил его по чисту полю, скакал-скакал — не мог сбросить!

Стал конь просить Иванушку:
— Отпусти ты меня, Иванушка, на волю! Я тебе за это великую службу сослужу.
— Хорошо, — отвечает Иванушка, — отпущу, да как я тебя потом найду?
— А ты выйди в чистое поле, в широкое раздолье, свистни три раза молодецким посвистом, гаркни богатырским покриком: «Сивка-бурка, вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой!» — я тут и буду.
Отпустил Иванушка коня и взял с него обещание пшеницы никогда больше не есть и не топтать.
Пришел Иванушка поутру домой.


— Ну, рассказывай, что ты там видел? — спрашивают братья.
— Поймал я, — говорит Иванушка, — коня — одна шерстинка серебряная, другая золотая.
— А где же конь?
— Да он обещал больше не ходить в пшеницу, вот я его и отпустил.

Не поверили Иванушке братья, посмеялись над ним вволю. Да только уж с этой ночи и вправду никто пшеницы не трогал…

Скоро после того разослал царь гонцов по всем деревням, по всем городам клич кликать:
— Собирайтесь, бояре да дворяне, купцы да простые крестьяне, к царю на двор. Сидит царская дочь Елена Прекрасная в своем высоком тереме у окошка. Кто на коне до царевны доскочит да с ее руки золотой перстень снимет, за того она и замуж пойдет!
Вот в указанный день собираются братья ехать к царскому двору — не затем, чтобы самим скакать, а хоть на других посмотреть. А Иванушка с ними просится:
— Братцы, дайте мне хоть какую-нибудь лошаденку, и я поеду посмотрю на Елену Прекрасную!
— Куда тебе, дурню! Людей, что ли, хочешь смешить? Сиди себе на печи да золу пересыпай!
Уехали братья, а Иванушка-дурачок и говорит братниным женам:
— Дайте мне лукошко, я хоть в лес пойду — грибов наберу!
Взял лукошко и пошел, будто грибы собирать.
Вышел Иванушка в чистое поле, в широкое раздолье, лукошко под куст бросил, а сам свистнул молодецким посвистом, гаркнул богатырским покриком:
— Сивка-бурка, вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой!

Конь бежит, земля дрожит, из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет. Прибежал и стал перед Иванушкой как вкопанный.
— Что угодно, Иванушка?
— Хочу посмотреть на царскую дочь Елену Прекрасную! — отвечает Иванушка.
— Ну, влезай ко мне в правое ухо, в левое вылезай!
Влез Иванушка коню в правое ухо, а в левое вылез — и стал таким молодцом, что ни вздумать, ни взгадать, ни в сказке сказать, ни пером описать! Сел на Сивку-бурку и поскакал прямо к городу.

Нагнал он по дороге своих братьев, проскакал мимо них, пылью дорожной осыпал.
Прискакал Иванушка на площадь — прямо к царскому дворцу.

Смотрит — народу видимо-невидимо, а в высоком терему, у окна, сидит царевна Елена Прекрасная. На руке у нее перстень сверкает — цены ему нет! А собою она красавица из красавиц.
Глядят все на Елену Прекрасную, а никто не решается до нее доскочить: никому нет охоты шею себе ломать.
Ударил тут Иванушка Сивку-бурку по крутым бокам… Фыркнул конь, заржал, прыгнул — только на три бревна до царевны не допрыгнул.
Удивился народ, а Иванушка повернул Сивку и ускакал.
Кричат все:
— Кто таков? Кто таков?
А Иванушки уж и след простыл. Видели, откуда прискакал, не видели, куда ускакал.

Примчался Иванушка в чистое поле, соскочил с коня, влез ему в левое ухо, а в правое вылез и стал по-прежнему Иванушкой-дурачком.
Отпустил он Сивку-бурку, набрал полное лукошко мухоморов и принес домой:
— Эва, какие грибки хорошие!
Рассердились братнины жены на Иванушку и давай его ругать:
— Какие ты, дурень, грибы принес? Только тебе одному их есть!
Усмехнулся Иванушка, забрался на печь и сидит.
Воротились домой братья и рассказывают женам, что они в городе видели:
— Ну, хозяйки, какой молодец к царю приезжал! Такого мы сроду не видывали. До царевны только на три бревна не доскочил.

Вконтакте

Одноклассники

Скачать и распечатать раскраски из сказки Сивка-бурка

Чудесная русская сказка оживает перед детьми с помощью раскраски Сивка-бурка . Большой выбор иллюстраций для детей познакомит их с крестьянским сыном Иванушкой и его верным товарищем, волшебным конем Сивкой-буркой. У нас вы сможете бесплатно скачать или распечатать раскраски Сивки-бурки в формате А4.

Иван был самый младший сын, которого считали дурачком. Отец завещал ему сказочного коня. Для того, чтобы стать пригожим, удалым молодцом, нужно было пролезть в одно ухо коня и выйти из другого. Это волшебство помогло парню обхитрить жадного царя, жениться на царской дочери и получить полцарства в придачу.

Для детей есть возможность скачать или распечатать бесплатно раскраски Сивка-бурка, чтобы рассмотреть и раскрасить все приключения главных героев. Ребятам будет особенно интересно подобрать цвет для чудесного коня. Он может быть похож на других лошадей, а может быть и разноцветным, ведь он волшебный и даже умеет разговаривать. Сказка покажет ребятам красоту русских костюмов. Эти раскраски понравятся всем любителям приключенческих сказочных историй.

Другие раскраски:

Жил-был старик, и было у него три сына. Младшего все Иванушкой-дурачком звали. Посеял раз старик пшеницу. Добрая уродилась пшеница, да только повадился кто-то ту пшеницу мять да топтать. Вот старик и говорит сыновьям:

— Милые мои дети! Стерегите пшеницу каждую ночь по очереди, поймайте вора!

Настала первая ночь. Отправился старший сын пшеницу стеречь, да захотелось ему спать. Забрался он на сеновал и проспал до утра.

Приходит утром домой и говорит: — Всю-то ночь я не спал, пшеницу стерег! Иззяб весь, а вора не видал. На вторую ночь пошел средний сын. И он всю ночь проспал на сеновале. На третью ночь приходит черед Иванушке-дурачку идти. Положил он пирог за пазуху, взял веревку и пошел. Пришел в поле, сел на камень. Сидит не спит, пирог жует, вора дожидается.

В самую полночь прискакал на пшеницу конь — одна шерстинка серебряная, другая золотая; бежит — земля дрожит, из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет. И стал тот конь пшеницу есть. Не столько ест, сколько копытами топчет.


Иллюстратор Инна Анфилофьева

Подкрался Иванушка к коню и разом накинул ему на шею веревку.

Рванулся конь изо всех сил — да не тут-то было! Иванушка вскочил на него ловко и ухватился крепко за гриву.

Уж конь носил-носил его по чисту полю, скакал-скакал — не мог сбросить!

Иллюстратор Инна Анфилофьева

Стал конь просить Иванушку:
— Отпусти ты меня, Иванушка, на волю! Я тебе за это великую службу сослужу.
— Хорошо, — отвечает Иванушка, — отпущу, да как я тебя потом найду?
— А ты выйди в чистое поле, в широкое раздолье, свистни три раза молодецким посвистом, гаркни богатырским покриком: «Сивка-бурка, вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой!» — я тут и появлюсь.

Отпустил Иванушка коня и взял с него обещание пшеницы никогда больше не есть и не топтать.
Пришел Иванушка поутру домой.
— Ну, рассказывай, что ты там видел? — спрашивают братья.
— Поймал я, — говорит Иванушка, — коня — одна шерстинка серебряная, другая золотая.
— А где же конь?
— Да он обещал больше не ходить в пшеницу, вот я его и отпустил.

Не поверили Иванушке братья, посмеялись над ним вволю. Да только уж с этой ночи и вправду никто пшеницы не трогал…

Скоро после того разослал царь гонцов по всем деревням, по всем городам клич кликать:
— Собирайтесь, бояре да дворяне, купцы да простые крестьяне, к царю на двор. Сидит царская дочь Елена Прекрасная в своем высоком тереме у окошка. Кто на коне до царевны доскочит, да с ее руки золотой перстень снимет, за того она и замуж пойдет!

Вот в указанный день собираются братья ехать к царскому двору — не затем, чтобы самим скакать, а хоть на других посмотреть. А Иванушка с ними просится:
— Братцы, дайте мне хоть какую-нибудь лошаденку, и я хочу поехать посмотреть на Елену Прекрасную!
— Куда тебе, дурню! Людей, что ли, хочешь смешить? Сиди себе на печи да золу пересыпай!
Уехали братья, а Иванушка-дурачок и говорит братниным женам:
— Дайте мне лукошко, я хоть в лес пойду — грибов наберу!

Взял лукошко и пошел, будто грибы собирать. Вышел Иванушка в чистое поле, в широкое раздолье, лукошко под куст бросил, а сам свистнул молодецким посвистом, гаркнул богатырским покриком:

— Что угодно, Иванушка?
— Хочу посмотреть на царскую дочь Елену Прекрасную! — отвечает Иванушка.
— Ну, влезай ко мне в правое ухо, в левое вылезай!

Влез Иванушка коню в правое ухо, а в левое вылез — и стал таким молодцом, что ни вздумать, ни взгадать, ни в сказке сказать, ни пером описать!

Иллюстратор Инна Анфилофьева

Сел на Сивку-бурку и поскакал прямо к городу. Нагнал он по дороге своих братьев, проскакал мимо них, пылью дорожной осыпал.

Прискакал Иванушка на площадь — прямо к царскому дворцу. Смотрит — народу видимо-невидимо, а в высоком терему, у окна, сидит царевна Елена Прекрасная. На руке у нее перстень сверкает — цены ему нет! А собою она красавица из красавиц. Глядят все на Елену Прекрасную, а никто не решается до нее доскочить: никому нет охоты шею себе ломать.

Ударил тут Иванушка Сивку-бурку по крутым бокам. .. Фыркнул конь, заржал, прыгнул — только на три бревна до царевны не допрыгнул. Удивился народ, а Иванушка повернул Сивку и ускакал.

Кричат все:
— Кто таков? Кто таков?

А Иванушки уж и след простыл. Видели, откуда прискакал, не видели, куда ускакал. Примчался Иванушка в чистое поле, соскочил с коня, влез ему в левое ухо, а в правое вылез и стал по-прежнему Иванушкой-дурачком.

Отпустил он Сивку-бурку, набрал полное лукошко мухоморов и принес домой:
— Эва, какие грибки хорошие!
Рассердились братнины жены на Иванушку и давай его ругать:
— Какие ты, дурень, грибы принес? Только тебе одному их есть!
Усмехнулся Иванушка, забрался на печь и сидит.

Воротились домой братья и рассказывают женам, что они в городе видели:
— Ну, хозяйки, какой молодец к царю приезжал! Такого мы сроду не видывали. До царевны только на три бревна не допрыгнул.
А Иванушка лежит на печи да посмеивается:
— Братцы родные, а не я ли это там был?
— Куда тебе, дурню, там быть! Сиди уж на печи да мух лови!

На другой день старшие братья снова в город поехали, а Иванушка взял лукошко и пошел за грибами. Вышел в чистое поле, в широкое раздолье, лукошко бросил, сам свистнул молодецким посвистом, гаркнул богатырским покриком:
— Сивка-бурка, вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой!
Конь бежит, земля дрожит, из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет. Прибежал и стал перед Иванушкой как вкопанный.

Влез Иванушка Сивке-бурке в правое ухо, а в левое вылез и стал молодец молодцом. Вскочил на коня и поскакал ко двору. Видит — на площади народу еще больше прежнего. Все на царевну любуются, а скакать никто и не думает: боятся шею себе сломать! Ударил тут Иванушка своего коня по крутым бокам. Заржал Сивка-бурка, прыгнул — только на два бревна до окна царевны не достал.

Поворотил Иванушка Сивку и ускакал. Видели, откуда прискакал, не видели, куда ускакал. А Иванушка уже в чистом поле. Отпустил Сивку-бурку, а сам пошел домой. Сел на печь, сидит, дожидается братьев.

Приезжают братья домой и рассказывают:
— Ну, хозяйки, тот же молодец опять приезжал! Не допрыгнул до царевны только на два бревна.
Иванушка и говорит им:
— Братцы, а не я ли это там был?
— Сиди, дурень, помалкивай!..
На третий день братья снова собираются ехать, а Иванушка говорит:
— Дайте мне хоть плохонькую лошаденку: поеду и я с вами!
— Сиди, дурень, дома! Только тебя там и не хватает!
Сказали и уехали.

Иванушка вышел в чистое поле, в широкое раздолье, свистнул молодецким посвистом, гаркнул богатырским покриком:
— Сивка-бурка, вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой!
Конь бежит, земля дрожит, из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет. Прибежал и стал перед Иванушкой как вкопанный. Влез Иванушка коню в правое ухо, а в левое вылез. Стал молодец молодцом и поскакал к царскому двору.

Прискакал Иванушка к высокому терему, стегнул Сивку-бурку плеткой… Заржал конь пуще прежнего, ударил о землю копытами, прыгнул — и доскочил до окна!


Иллюстратор Инна Анфилофьева

Тут Иванушке захотелось на драгоценный перстень царевны взглянуть. Как размотал он тряпку, так всю избу и засияло!
— Перестань, дурень, с огнем баловать! — кричат братья. — Еще избу сожжешь. Пора тебя совсем из дому прогнать!
Ничего им Иванушка не ответил, а перстень снова тряпкой обвязал…

Через три дня царь снова клич кликнул: чтобы весь народ, сколько ни есть в царстве, собирался к нему на пир и чтобы никто не смел дома оставаться. А кто царским пиром побрезгает, тому голову с плеч долой! Нечего делать, отправились братья на пир, повезли с собой и Иванушку-дурачка. Приехали, уселись за столы дубовые, за скатерти узорчатые, пьют-едят, разговаривают. А Иванушка забрался за печку, в уголок, и сидит там.

Ходит Елена Прекрасная, потчует гостей. Каждому подносит вина и меду, а сама смотрит, нет ли у кого на руке ее перстенька заветного. У кого перстень на руке — тот и жених ее. Только ни у кого перстня не видно…

Обошла она всех, подходит к последнему — к Иванушке. А он за печкой сидит, одежонка на нем худая, лаптишки рваные, одна рука тряпкой обвязана. Братья глядят и думают: «Ишь ты, царевна и нашему Ивашке вина подносит!»

А Елена Прекрасная подала Иванушке стакан вина и спрашивает:
— Почему это у тебя, молодец, рука обвязана?
— Ходил в лес по грибы да на сук накололся.
— А ну-ка, развяжи, покажи!
Развязал Иванушка руку, а на пальце у него царевнин перстень заветный: так и сияет, так и сверкает!

Обрадовалась Елена Прекрасная, взяла Иванушку за руку, подвела к отцу и говорит:
— Вот, батюшка, мой жених и нашелся!
Умыли Иванушку, причесали, одели, и стал он не Иванушкой-дурачком, а молодец молодцом, прямо и не узнаешь!

Новый дизайн Skype нарисуют пользователи

| Поделиться Сервис Skype предложил пользователям нарисовать новый стиль оформления своего клиента для Mac OS X. На конкурсе дизайнеров будут разыграны Macbook Air, три iPad’а и три приставки Apple TV.

Пользователи «макинтошей» получили возможность изменить интерфейс Skype на собственный вкус. Сообщение о конкурсе на новый дизайн чата в клиенте Skype 5.0 для Mac OS X появилось на официальном сайте сервиса.

К конкурсу руководство Skype приглашает всех дизайнеров, неравнодушных к внешнему виду приложения. Конкурс пройдет в три этапа, в каждом из которых будет выявлено двое победителей: одного выберет экспертное жюри, второго — голосование пользователей. Победители этапов участвуют в финале конкурса, результаты которого будут объявлены 17 июня 2011 г.

Финалисты по версии жюри награждаются планшетниками iPad 2 (без GSM-модуля), обладатели приза зрительских симпатий — приставками Apple TV. Все они получат литературу по веб-дизайну и подписку на тарифный план World Extra. Окончательного победителя обещают наградить 11-дюймовым ноутбуком Macbook Air.

Кроме того, как пояснил CNews представитель Skype в России Арсений Расторгуев, дизайн, разработанный победителем, будет включен в стандартную поставку Skype для Mac OS X как альтернативный. По его словам, не исключено, что разработчики также добавят в дистрибутив и другие понравившиеся им конкурсные работы.

Возможность относительно нетрудоемкой разработки нового дизайна чата Skype для «маков» обусловлена архитектурой приложения. Окно Skype-клиента в Mac OS X представляет собой каскадную таблицу CSS3, модернизация которой не требует глубоких навыков в веб-программировании. Инструкцию по редактуре таблицы можно найти на странице конкурса.


Дизайн Skype 5.0 вызвал у пользователей «макинтошей» не вполне однозначную реакцию

В версиях Skype для Windows и Linux возможность простой кастомизации интерфейсного дизайна отсутствует.

Илья Зуев, «Райффайзен банк»: Передовые технологии не помогут, если в ИБ-процессах отсутствуют качество и полнота

ИТ в банках

Не исключено, что идея привлечь к дизайну приложения самих пользователей пришла в голову менеджерам сервиса в ноябре 2010 г. , когда они выложили в свободный доступ бета-версию нынешнего клиента Skype 5.0 для Mac.

Обновление Skype с версии 2.8 до 5.0 бета помимо расширенной функциональности, включавшей групповые видеозвонки, оффлайн-доставку сообщений и нескольких других существенных новаций, содержало новый дизайн, который собрал множество негативных пользовательских отзывов.

Пользователи подвергли критике чрезмерно крупные элементы интерфейса приложения, невозможность уменьшить размер рабочего окна, приверженность дизайнеров клиента для Mac OS X стилю Windows и в целом ухудшившуюся юзабилити приложения. Бета-версия Skype 5.0 породила блогерскую шутку о том, что разработчики по ошибке вместо приложения для Mac OS X открыли доступ к Skype-клиенту для iPad.

При выпуске релиза Skype 5.0 для Mac большинство пользовательских замечаний были учтены, а сроки выхода клиента Skype для iPad не раскрыты до сих пор.

Владислав Мещеряков



Моя прекрасная леди, отзывы на спектакль, постановка Московская оперетта – Афиша-Театры

Всё-таки есть плюсы в Днях Рождения. Это — конечно же, подарки. 🙂 На прошедший ДР, к примеру, родители подарили мне билеты в Московскую Оперетту на мюзикл «Моя прекрасная леди». Мюзиклы я люблю, они это знали. А если уж они дарят билеты, то такие, чтобы удовольствие получить по полной. В общем, билеты у нас были в середине первого ряда партера, а перед нами — только оркестр в яме и артисты на сцене. Супер!

«Моя прекрасная леди» — постановка, как мне кажется, известнейшая в мире. Кто только из режиссеров ее не ставил, кто только не замахивался на Бернарда нашего Шоу. Только на одной «Афише» я нашла 10 (десять!) «Моих прекрасных леди». Правда, именно та, которую ставят в Московской Оперетте, шла под №1. И, по всей видимости, неспроста. Вы только себе представьте, этот мюзикл в Московской Оперетте ставят с 1965 года, а зал до сих пор полон.

Впрочем, чего же здесь удивительного? Легкий сюжет, прекрасная музыка, задорные танцы и песни даже без намека на фонограмму, многие из которых уже стали шлягерами. Помните: «Я танцевать хочу, я танцевать хочу!. .» Да-да, это из «Моей прекрасной леди»! Конечно же, — великолепные актеры — народные и заслуженные, коих мы насчитали целых пять. И самый шикарный голос у Елены Зайцевой в главной роли Элизы Дулитл!

Ну, а если все эти составляющие взять и смешать в одном котле, да еще дать им закипеть, оооо, получится то, что получилось — отличный мюзикл. Классика! В общем, не случайно его ставят в Московской Оперетте уже столько лет!

Сюжет вы, наверное, и так все знаете. Лондон начала 20 века (Бернард Шоу написал эту пьесу в 1912-м). На городской площади двое господ — профессор и полковник сталкиваются с уличной цветочницей, девушкой вульгарной и абсолютно не образованной. Сможет ли один из них всего лишь за полгода сделать из нее леди? Об этом и возникает у них спор, который перерождается в эксперимент. Но мюзикл — это мюзикл, как же в нем без любви! В общем, заканчивается всё очень хорошо. 🙂

Ну, а у нас после «Моей прекрасной леди» тоже все было очень хорошо. Прекрасное настроение весь вечер и очень приятное послевкусие от спектакля, которое продержалось весь следующий день.

Рисовать по-черному » Литературно-художественный журнал «ЭТАЖИ»

Русская француженка Кристина Зейтунян-Белоус — «человек-оркестр»: художник, поэт, переводчик. На открытии ее выставки рисунков «По-черному», состоявшейся в Чеховском культурном центре, собралось немало известных российских литераторов, «заговоривших», благодаря Кристине, по-французски.

 

Название выставки — «По-черному». Что оно означает?

 

На самом деле, это — просто выставка работ на черной бумаге. Хотя в этом названии проглядывает двойной смысл. Сегодняшняя действительность очень мрачна. Она, собственно, всегда была мрачной, но в наши дни особенно непроглядна. Поэтому мне хочется не «чернить», а «высветлять». Последние два года я работаю в основном на черной бумаге. Этот цикл родился в 2015 году. Сначала я просто рисовала белым по-черному. А потом появились и цветные работы на черной бумаге.

 

Свое направление в изобразительном искусстве вы можете как-то обозначить? Не желаете его назвать каким-нибудь «метафизическим гиперреализмом»?

 

Да, сейчас такие названия в моде. Но, нет… Ничего такого не придумала, честно говоря. Скажем так: я — яркий представитель «зейтунянизма».

 

Прекрасная характеристика! Некоторые названия картин на вашей выставке очень странные: «Архиголова», «Импа», «Архидама», «О», «Ор», «Арх». Что вы в них вкладывали?

 

Названия некоторых работ сразу становятся очевидными. А иногда я долго ищу, никак не могу придумать название. Но потом вдруг осеняет. Приходит вдохновение и появляется название. «Арх» — конечно, от слова «архитектура». И от «Архе» — первопричина, начало — это слово намекает на древность. Потому-то на рисунке «Арх» — старинное лицо в окружении зданий.

 

А как вам удается одной непрерывной линией выписывать рисунок? Ведь это же очень сложно…

Ну… Я всю жизнь рисую. У меня в семье очень много художников. Моя мама, Наталия Белоус, — художник-живописец. Ее сестра, моя тетя Елена Белоус — скульптор. Дочь Елены — тоже художник. У нас несколько художников в семье. И поэтому уже чуть ли не с самого моего рождения было совершенно очевидно, что я буду рисовать.

Я рисую со школьной скамьи. Рисовала и на уроках, и на лекциях. И сейчас, сидя на какой-нибудь конференции, я тоже рисую. При этом я все слышу и запоминаю. Ведь за рисунок отвечает отдельный участок мозга, не связанный с запоминанием и уяснением материала. Когда рисуешь, даже лучше слышишь. У меня рука всегда «чешется» — все время хочется рисовать. Разумеется, когда я рисую по заказу на определенную тему, я немного по-другому работаю, подстраиваюсь под задание. Иногда у меня есть план рисунка, а иногда нет. Бывало, я иллюстрировала вполне реалистическую книгу, нормальными реалистическими рисунками.

 

Свои работы в Чеховском центре вы уже выставляли? Когда это происходило? Как назывались выставки?

 

Моя первая выставка в Чеховке состоялась в 1996 году. До этого я уже здесь вывешивала цветные и черно-белые ксероксы своих работ, но не помню в каком году. Следующие выставки проходили в 2010 и 2015-м. Это были выставки графики без определенного названия. А в прошлом году я выставила в легендарном баре Чеховки серию иллюстраций к книге Наташи Оуэн «Дефиле длиною в жизнь», когда проходила презентация книги. Они потом там висели несколько месяцев. Иллюстрации, кстати, выполнены в реалистическом стиле, но было интересно над ними работать. Я, вообще, люблю менять стиль, когда выступаю как иллюстратор.

 

Книги каких наших и зарубежных авторов вы иллюстрировали?

 

Я много работала с издательством «Б.С.Г.-ПРЕСС»: делала книгу «Про мышей» Владислава Ходасевича, «Два трамвая» Осипа Мандельштама, книгу Аси Кравченко «Перелетные дети», «В стране фей и эльфов» Сергея Шабалова, «Письма о любви от 0 до 10» Сюзи Моргенштерн. Для «Арсис-букс» иллюстрировала сборники стихов разных авторов, в частности, сборник поэтессы из США Соны Ван в переводе Евгения Рейна. Недавно я оформляла три книги Наташи Оуэн. Она живет в Америке, но пишет на русском.

Я также сделала немало обложек, например, обложку к роману «Лис» Юлии Немировской. Во Франции я среди прочего оформила обложки «Гражданина убегающего» Владимира Маканина, и сборника стихов Татьяны Щербины и проиллюстрировала «Энциклопедию русской души» Виктора Ерофеева. Эти три книги были изданы в моем переводе. Дмитрия Данилова я не переводила, но его французский сборник вышел недавно с моими иллюстрациями. Но я, конечно, оформляла не только русских авторов — всех не перечислишь.

 

Недавно вам второй раз вручили премию «Русофония». Что это за премия? Кому присуждается? За что вы ее получили?

 

Во Франции она присуждается за лучший перевод художественной литературы с русского на французский. Я ее уже получила в 2010 году за перевод поэмы Андрея Белого «Первое свидание». А в этом году — за перевод книги Гриши Брускина «Прошедшее время несовершенного вида». Я абсолютно на нее не рассчитывала. Ведь премию обычно присуждают единожды. А мне, вот, два раза дали. Надеюсь, что мои коллеги не сговорятся, чтобы меня «убрать». Вроде не собираются: они меня поздравляли и были рады моему успеху… Мне даже как-то неловко теперь, потому что многие кандидаты вполне заслужили эту премию, но не получили…

 

Все другие кандидаты на эту премию — французы. Вы — единственный русскоговорящий переводчик с русского на французский. Говорят, что переводить с чужого на родной язык можно, а с родного на чужой невозможно. Так ли это?

 

Я уехала во Францию с родителями в шесть лет. И уже в этом возрасте свободно говорила на двух языках. Мой отец родился во Франции, потом уехал с родителями в Советскую Армению, затем учился в московской аспирантуре, где и познакомился с мамой. Между прочим, отец до сих пор пишет научные книги. Ему сейчас 90 лет, но он продолжает работать.

Я же пишу стихи на двух языках. У меня есть и французские стихи, и русские. Есть даже двуязычные стихи. Я сама себя перевожу и с французского на русский, и с русского на французский.

 

А, вообще, с родного на чужой можно переводить?

 

Нельзя. Хотя иногда можно, потому что некоторые переводчики так хорошо владеют иностранным языком, что он становится фактически родным. Взять, например, писателя Андрея Макина. Он же пишет на французском языке. Замечательно пишет. Но это — не его родной язык изначально. Однако он его просто досконально изучил.

Другой пример — Люба Юргенсон. Она эмигрировала во Францию в юности. Люба полностью двуязычна — свободно переводит с русского на французский, пишет книги на французском. Иногда переводчик работает с французом, который проверяет, редактирует. Так тоже можно. Но надо все-таки очень хорошо владеть языком, на который переводишь. К сожалению, в последнее время стали появляться чудовищные переводы. Они явно выполнены не носителями французского языка. Видно кто-то их редактировал, но очень плохо. Все мои коллеги возмущаются этими работами. Да и в жюри премии «Русофония» говорили, что им присылали просто ужасные переводы.

 

Считается, что поэзия не переводится, ибо нельзя перенести некоторые подсмыслы, которые скрываются под поверхностью языка. Эти подтексты понимают только носители языка поэта. Вы же переводите и стихи. Что в итоге получается «на выходе»? Новые произведения?

 

Когда переводишь поэзию, конечно, что-то оригинальное теряется. И появляется что-то новое. Необходимо передать как можно больше, но все досконально перевести невозможно. Еще требуется, чтобы форма поэтическая сохранялась. Хочу заметить, что в рифму я перевожу довольно редко. Только в определенных случаях. Дело в том, что рифма во французской поэзии немного устарела и воспринимается в основном, как нечто шуточное, песенное или игровое. Поэтому, переводя стихи, приходится очень осторожно подходить к рифме.

Конечно, перевод не способен стать стопроцентным отражением оригинала. Отступления неизбежны. Но во Франции есть традиция переводить довольно близко к тексту. И все равно я иногда отдалюсь от первоисточника. Занимаясь переводами стихов Андрея Вознесенского, пришлось многое менять. Или детские стихи — в них приходится порой все полностью переписывать, если требуется сохранить рифму.

Я недавно заново перевела любовную лирику Пушкина. Без рифмы. Пушкина очень много переводили. Но не всегда удачно, мягко говоря. И я не хотела опять идти по проторенному пути. Все равно бы вышел не Пушкин, а Хвостов, в лучшем случае. Я просто старалась найти его «дыхание». У Пушкина все очень естественно течет, и я попыталась это течение уловить. Эта книга, в которой только короткие стихи, должна выйти к концу года. Знаете, на самом деле мне было гораздо легче его переводить, чем писать к этому сборнику предисловие.

 

Мне кажется, за рубежом чтят в первую очередь трех русских титанов — Чехова, Толстого, Достоевского. А Пушкин, «Наше Все», наверно у вас не в таком большом почете?

 

Потому что все воспринимается через перевод, а переводить поэзию очень сложно. Проза… Да, у нас читают «Капитанскую дочку». А «Пиковую даму» знают благодаря знаменитой опере. Но с поэзией как-то сложно. Знаете, я сама бы не осмелилась взяться за переводы Александра Сергеевича, если бы не заказ….

 

То есть, вам «заказали» Пушкина?

 

Да, мне «заказали» Пушкина. И я была польщена этим заказом. Очень надеюсь, что я его не «убила», не пополнила ряды пушкинских киллеров. Его уже много раз «убивали» другие переводчики. Короче говоря, переводить стихи — нелегкое дело. Но очень интересное. Вот недавно я переводила казахских поэтов по подстрочнику. Разумеется, я совершенно не знаю казахского языка. Но как оказалось переводчиков с казахского на французский практически нет — два-три специалиста. Кажется, они не очень хорошо владеют французским. Мне пришлось работать с русскими подстрочниками, которые тоже не отличались ясностью. Меня поразило, что в одном стихотворении было предложение на казахском, которое перевели как-то так: «В парке гуляет разношерстная публика и происходит черт знает что». Мне это показалось непонятным, и я пропустила эту фразу через два on-line-переводчика. Получила два совершенно разных перевода. Первый: «Пегий пес, бегущий краем моря», прямо, как у Чингиза Айтматова, а второй: «Скелет висит вверх ногами». И я так и не поняла, в чем тут дело. Это пример того, как перевод может исказить текст.

 

Насколько близка поэтическая ментальность французов и русских?

 

Мне кажется, в поэтическом смысле эти народы очень близки. Правда, по моим наблюдениям, современная французская поэзия пошла по очень непростому пути, даже не иносказания, а по пути сложного, непонятного стиха. Но в ней сохраняются и игровые моменты. На самом деле французская поэзия неоднородна. В ней встречается и минимализм.

 

Наверно у вас верлибр в моде?

 

Да, сейчас французская поэзия в основном пишется верлибром или белым стихом. В рифму пишут, как я говорила, шуточные вещи, игровые. Во Франции есть поэты-аутсайдеры, продолжающие старые традиции. Они собираются в изолированные кружки, считая, что все остальное — фу и тьфу. Другие же в свою очередь уверены, что эти маргиналы погрязли в прошлом. Вот такие «высокие» отношения.

 

Как живут переводчики во Франции? Не бедствуют?

 

Признаюсь, нам платят намного больше, чем российским переводчикам. Когда я говорю своим коллегам, даже столичным, сколько мы зарабатываем, — они падают в обморок. Поэтому я даже не начинаю этот разговор. Но мы во Франции считаем, что нам платят очень мало. На самом деле, у нас весьма скромные доходы, если сравнить их с заработком представителей других профессий. Ведь все познается в сравнении. Нам платят в пять-семь раз больше, чем нашим российским коллегам, что, естественно, несправедливо, но нам платят намного меньше, чем специалистам других направлений, которые имеют меньше дипломов и делают более легкую работу. Естественно мы считаем, что это тоже несправедливо. К тому же, у нас часто бывают простои, когда мы вообще ничего не зарабатываем. Большинство моих коллег имеют параллельную профессию, дающую постоянный доход. Да и сами писатели имеют другие специальности. Я, вот, иллюстрированием занимаюсь. Правда, это тоже приносит мало дохода. Двенадцать лет подряд я читала лекции на теплоходе между Москвой и Петербургом, рассказывала туристам об истории России — с древних времен до наших дней.

 

То есть, вы еще и историк?

 

Да, у меня есть историческое образование. Продвинутой публике на теплоходе я читала научные лекции, а более простой — доступные, с анекдотами. Русская история — она очень увлекательна. Но очень кровава, при этом. Поэтому я всегда с большим вниманием и интересом изучала все ужасы эпох Ивана Грозного, Петра Великого и прочих видных деятелей.

 

Как сегодня относятся в Европе к русской литературе — классической и современной?

 

К классике, как всегда, относятся с пиететом — и к Достоевскому, и к Толстому. Они не устаревают. Что касается современной русской литературы — во всем мире на французский ее переводится больше всего. Где-то пятьдесят книг в год. Это — довольно много. Тиражи не очень большие. Продажи тоже. Но читают, читают у нас русских писателей. Какого-то бешенного успеха у французов ожидать не стоит. Но иногда переводная книга может «выстрелить».

 

Трудно ли современному российскому писателю пробиться к душе француза?

 

Очень трудно. У французов восприятие другое. Многие русские книги довольно толстые. А объемную книгу пробить во французском издательстве крайне тяжело. Лучший формат для французского читателя — средняя повесть. Ну, триста машинописных страниц, ну, четыреста, в крайнем случае. И еще они не любят разговоры, размышления — это французы совершенно не воспринимают…

 

Хотя, если взять французскую «золотую» романистику, мы можем обнаружить в ней описания, например, дверной ручки на пять страниц…

 

Да, да, я знаю! Но это же — французская дверная ручка. Поэтому и отношение к ней немного другое. Ну и естественно в русских книгах присутствуют некоторые реалии, которые очень трудно передать. Одни вопросы французам интересны, а другие им непонятны. Поэтому некоторые книги читаешь с большим интересом, понимая, что во Франции это не «пойдет». Никак…

 

Как вы выбираете автора для перевода?

 

Чаще всего работу мне предлагает издатель, подбирающий переводчика для определенной книги. Так мне было поручено перевести «Воспоминания о войне» Николая Никулина. Это — очень тяжелая книга про Великую Отечественную Войну. Переводить ее было психологически непросто. Ведь, как у многих других, война коснулась и моей семьи: дед воевал… Страшная книга. Она дала почувствовать, что такое война на самом деле.

 

Говорят, что эти воспоминания очень не приветствовала советская власть…

 

Разумеется. Потому что Никулин полностью развенчивает миф о войне… Очень нужная честная книга. Но на ночь глядя ее читать не стоит…

В иных случаях я что-то сама предлагаю издателю. Иногда это принимают, но редко. Очень многое зависит от грантов, чаще всего от грантов Института перевода. Ведь многие небольшие издательства благодаря им живут. И переводчики оплачиваются средствами из грантов. Также на выбор издателя влияют результаты литературных конкурсов, отзывы рецензентов, литагентов. Чтобы книгу издали нужно несколько положительных внешних рецензий. Я тоже рецензирую для издательств.

 

Есть ли авторы, которых вы, вообще, отказались переводить по этическим или эстетическим причинам?

 

Я не могу сказать, что книга должна мне понравиться так, чтобы я была в восторге, но что-то должно меня в ней зацепить. Никогда не возьмусь за книгу, которая мне откровенно не нравится или мне скучно ее переводить. Зачем? Нет смысла. Помню мне однажды предложили переводить «перестроечную» книгу из ниши «деревенская проза». Я отказалась, одолев ее до предпоследней главы. А последнюю так и не прочитала. Отказалась, хотя мне очень были нужны деньги. Но, не мое это! Еще одну книгу предложили, современную прозу, но в ней — сплошной мат…

 

Мат, вообще, переводится?

 

Ну как… Я переводила «Луку Мудищева». Знаете, такое произведение?

 

А как же! Автор — Иван Барков.

 

Все говорят, что Барков. Но это — точно не Барков. Я эту вещь, кстати, перевела в рифму. Правда, французский перевод отличается от оригинала бóльшим разнообразием слов, обозначающих определенные вещи.

 

То есть, у французов мат богаче?

 

Как сказать… Я, конечно, использовала в поэме все эти слова. Но во французской литературе нельзя повторяться. Я не могла все время повторять три основных слова и производные от них. Это — невозможно. Поэтому я нашла замечательный словарь эротического языка XIX века, в котором указаны другие смыслы самых невинных, обычных слов. Это было очень удобно и для рифмы. Кроме того, благодаря этому словарю перевод получился очень смешным. Во всяком случае, издателю очень понравилась эта игра. А по-другому перевести было просто невозможно. К слову сказать, «Лука» тоже достался мне по заказу. Самой переводить такое мне бы в голову не пришло. Переводила я и «Вальпургиеву ночь» Венедикта Ерофеева. Там тоже много «соленого». Но это — не проблема, когда за матом кроется смысл.

 

Иначе говоря, мат хорош, как художественный инструмент, а не как ресурс слов-связок для бытовой речи?

 

Да, совершенно верно! Когда идет «Б» через каждые два слова — это очень утомляет. Во Франции, кстати, тоже так в повседневности говорят. Только вместо «Б» — «П».

 

Ну, вот, видите, как мы близки! Недаром считается, что на культурном уровне Россия и Франция — ближайшие родственники! Как, вообще, относится французская власть к ненормативной лексике в книгах? Есть ли у вас аналог нашего Роскомнадзора? Есть ли какие-то ограничения и запреты в печати или можно печатать абсолютно все?

 

На французских книгах нет никаких надписей с ограничением по возрасту, их не прячут под целлофан, когда они пестрят ненормативной лексикой. Не думаю, что кто-то за этим следит, по крайней мере, когда речь идет о художественной литературе предназначенной совершеннолетним читателям. Но контроль все же есть: откровенную порнографию запрещено продавать несовершеннолетним, ее запрещено выставлять на прилавках — в обычных книжных магазинах подобных публикаций попросту нет. Кстати, из-за этого самого закона о порнографии несколько лет тому назад произошел скандал, связанный с работами Олега Кулика, их полиция убрала с парижской выставки современного искусства…

Есть также специальная комиссия для детской литературы. Все детские книги и журналы «проходят» через эту структуру в обязательном порядке. Да, для детской литературы существуют определенные запреты, что вполне нормально.

На телевидении использовать ненормативную лексику у нас запрещено — ее вырезают в репортажах. Я слышала, что ее даже иногда убирают при дублировании некоторых иностранных сериалов, но в художественных (недетских) фильмах она все же присутствует.

 

Вернемся все-таки, к высокому… Могли бы вы назвать свой самый лучший перевод?

 

Нет такого. Самый лучший перевод — это тот, который я еще не сделала.

 

А сейчас вы над чем работаете?

 

В данный момент не над чем. И этому очень, очень рада. Вы даже себе не представляете насколько! Недавно я сдала «Филиал» Сергея Довлатова. Сейчас проверила гранки перевода Ольги Славниковой «Любовь в седьмом вагоне». Эти книги должны появиться до лета. Но теперь переводы я временно не беру. Мне хочется несколько месяцев просто отдохнуть, позаниматься иллюстрациями, так как на них появились заказы. А летом я хочу подготовить сборник собственных стихов.

 

Беседовал Владимир Гуга, специально для журнала «Этажи»

Москва, апрель 2019

 

Кристина Зейтунян-Белоус — художник, иллюстратор, поэт, переводчик. Родилась в Москве. С детства живет в Париже. Окончила Эколь Нормаль Сюперьер и Парижский университет. Член редколлегии и иллюстратор журнала Летр рюс/Русская литература (Париж). Лауреат премии по переводу «Русофония» 2010 и 2019. Иллюстратор более 20 книг и многочисленных обложек. Автор сборника «Хищные дни» (Париж 2000). Как переводчик, перевела около 80-и книг с русского на французский. Среди переведенных авторов Белла Ахмадулина, Андрей Белый, Андрей Битов, Александр Введенский, Сергей Довлатов, Владимир Маканин, Дмитрий Пригов, Александр Пушкин (новый перевод любовной лирики), Федор Сологуб, Лев Толстой (новый перевод «Крейцеровой Сонаты»). Составитель и переводчик нескольких антологий русской современной поэзии.

 

Doodlewash — Меня зовут Елена. Я живу в прекрасном…

Меня зовут Елена. Я живу в прекрасном немецком городе под названием Лейпциг. Моя страсть к искусству началась в очень раннем возрасте. Я никогда не посещала школу искусств (разве что в дошкольном возрасте), но любила рисовать, пока могу думать. Портреты, животные, пейзажи и т.д.

Но когда у меня появилось второе увлечение, у меня было гораздо меньше времени для моей страсти. Со временем я стал профессиональным спортсменом-танцором, инструктором по танцам и специалистом по здоровью.В профессиональном плане я также ученый, специализирующийся на биологии человека и медицине.

Что ж, когда ты вырастешь, ты всегда сможешь вернуться к вещам, которые любил в детстве. Эта страсть есть внутри каждого из нас и возвращается, когда что-то меняется в жизни. То же самое случилось со мной.

Произведения искусства, которые я создаю сейчас, возможно, представляют собой сочетание всех трех моих увлечений, а именно искусства, здоровья и науки. А я люблю Копикс! Своими работами я хочу вдохновлять людей красотой удивительных красочных фруктов и овощей.Я создаю рецепты натуральных средств от различных состояний здоровья.

Люди заняты, люди хотят быстро и легко лечить болезни. Принимать некоторые наркотики — самый простой способ, но не самый лучший. Вести здоровый образ жизни на первый взгляд очень сложно, а на второй — нет.

Повесьте мои работы на стену на кухне и сразу увидите рецепты. Вы будете вдохновлены, чтобы приготовить эти простые рецепты с первого взгляда.На некоторых произведениях искусства изображены суперпродукты, такие как мед манука или особые фрукты.

Инструменты и принадлежности для рисования

Вначале я рисовал карандашами, акварелью и углем. Но в прошлом году мне довелось увидеть картину, нарисованную маркерами. Это была любовь с первого взгляда. Я купила набор маркеров Copic среднего размера (знаете, они дорогие для новичка 😉) и начала рисовать.

Для творчества использую разную посуду. И Copic Sketch, и Ciao.Я также использую различные виды маркеров для своих работ, от мультилайнеров до комиксов. Для бликов я использую белые гелевые валики, а для набросков использую мультилайнеры Copic или Pigma Micron.

Я использую другую бумагу для маркеров и разных форматов. Мне больше всего нравится бумага из немецкого магазина Boesner. Подпишитесь на мою страницу в Instagram @dancelovedraw, чтобы увидеть новые работы и вдохновиться. Вы можете найти меня по ссылкам ниже!

Елена
Instagram
Facebook: Inspire Me Healthy 

ПРИГЛАШЕННЫЙ ХУДОЖНИК: Елена «Вдохновляем людей на здоровый образ жизни» — #doodlewash #illustration #food #healthy Меня зовут Елена.Я живу в прекрасном немецком городе под названием Лейпциг. Моя страсть к искусству началась в очень раннем возрасте.

Я и Елена и мама и папа. Художественная пятница | by Andrew Jacono

Fiction Friday

Photo by John-Mark Smith on Unsplash

Мама и папа отвезли меня и Елену сегодня в парк. Нам было скучно после завтрака, а по выходным мы все равно любим выбраться из дома, так что папа подумал, что было бы неплохо пойти. Мама поначалу была не в настроении, я мог сказать, потому что, когда папа заговорил об этом, она собрала волосы в хвост, и делает это только тогда, когда немного злится.

Но когда мы добираемся до парка, там так красиво, столько листьев на земле, и не так холодно, и солнце такое яркое, что все наши лица сияют, особенно у Елены, она похожа на солнечную принцессу. , что мама снова начинает улыбаться. Мы играем в прятки и кольцо вокруг Рози, мы катаемся на коленях у мамы и папы вниз по горке. На качелях папа качает меня, а мама Елену. Это лучшая часть, потому что папа издает забавные звуки, когда толкается, однажды он рычит, как медведь, от чего Елена кричит, а я смеюсь, а мама танцует перед нами, когда мы спускаемся.Прежде чем мы уходим, папа гоняется за мной и Еленой, и когда он ловит нас, он дает нам малину, а мама стоит и смеется. Мне нравится, как она смеется, потому что иногда она хрипит, и мне нравится, как папина борода щекочет мой живот, на этот раз щекочет так сильно, что я почти не могу дышать.

По дороге домой мама и папа держатся за руки на переднем сиденье. Раньше они делали это намного чаще, но иногда они все еще делают это. Мне нравится, когда они это делают. Это значит, что они любят друг друга и у них все в порядке.

Папа сегодня готовит ужин, что странно, потому что чаще всего готовит мама. Но мама не должна быть дома до восьми часов, папа говорит, что это потому, что у нее проблемы на работе, поэтому он делает это вместо него. Он делает нас с Еленой нашими любимыми макаронами с сыром и куриными палочками. Он готовит дольше, чем мама, но это так же хорошо, как когда она готовит, честно говоря, может быть даже лучше. Но папа не может есть макароны с сыром, у него непереносимость лактозы, поэтому он ест только куриные ножки.

Еще одна странность в том, что папа вообще-то не разговаривает за столом. Елена все время говорит о том, как сильно она любит принцесс, что очень раздражает, потому что это все, о чем она говорит, а папа просто продолжает тыкать в еду и кивать, как будто ему все равно, или, может быть, он просто думает о чем-то другом. Я хочу спросить, что не так, но я не спрашиваю, иногда мама и папа впадают в «настроение», что в основном означает, что они сварливы, и если вы попытаетесь поговорить с ними, когда они не хотят говорить, они могут разозлиться, и когда они злятся, Елена плачет.

После ужина мы с папой и Еленой идем в гостиную и смотрим Аладдина, это любимый фильм Елены. В восемь часов я начинаю прислушиваться к звуку открывающейся входной двери, но его нет, а в восемь тридцать я начинаю беспокоиться, что случилось что-то плохое, например, мама попала в автомобильную аварию или что-то в этом роде. Я прошу папу позвонить ей, но он качает головой, он говорит, что она просто немного опаздывает, она отправила ему смс. Я знаю, что он лжет, потому что он не смотрел в свой телефон во время ужина и не смотрел в него с тех пор, как мы начали смотреть фильм.Елене все равно, она засыпает на папиных руках, так что это только я беспокоюсь о том, что случилось с мамой, у меня очень болит живот, и я чувствую, что меня тошнит, это худшее чувство в целом мире.

Когда она возвращается домой, уже почти девять тридцать, я слышу, как открывается дверь. Я встаю, но папа говорит мне оставаться на месте, ему нужно поговорить с ней, что, я знаю, означает, что он хочет серьезного взрослого разговора. Так что я снова сажусь, а папа уходит, и они начинают разговаривать в коридоре, они пытаются шептаться, но у них не очень хорошо получается, и их голоса становятся все громче, пока я не слышу, что они говорят.

Мама говорит: Почему тебя так волнует, где я была, Рэй? (Мама зовет папу только по имени, когда злится, обычно она называет его «милый» или «малыш».)

Папа говорит: «Потому что я твой муж, и у меня есть право знать».

Мне очень грустно, как и в большинстве случаев, когда они вот так ссорятся, поэтому я подхожу ближе к Елене и смотрю, как она спит. Она выглядит такой мирной. Ее волосы выглядят даже светлее, чем обычно, мама говорит, что это бывает весной, когда солнце делает волосы светлее.Я хочу быть умиротворенной, как она, поэтому я прижимаюсь к ней поближе, затыкаю уши руками и тоже пытаюсь заснуть.

Мне больше всего нравится Елена, когда она не раздражает и не притворно плачет о том, как я причинил ей боль, когда я этого не делал, я ударил ее только один раз, когда я действительно разозлился на нее за то, что она сломала один из моих игровых контроллеров, и я признался на это, и я пообещал никогда не делать этого снова. Это не значит, что я не люблю Елену, когда она меня раздражает, потому что люблю, но мне трудно чувствовать, что ты хочешь обнять и поцеловать кого-то, когда они злые или просто глупые.

Сегодня Елена очень милая, она ни разу меня не раздражала и даже заставила меня очень сильно смеяться, потому что она рыгала почти целых пять минут, и я никогда не слышал, чтобы кто-то делал это так долго, и теперь мы в подвал сближает. Папа ушел за продуктами, а мама наверху в своей комнате, она немного приболела, кашляет и чихает повсюду, и у нее тоже температура. Она сказала, что как только мы закончим с нашими рисунками, мы можем принести их в ее комнату, чтобы показать ей, и, если мы хотим, она сказала, что может помочь нам обрамить их и повесить в наших комнатах.Я рисую красного трицератопса с очень длинным хвостом, а Елена рисует розовую принцессу с большой зеленой короной, я не думаю, что корона такая уж красивая, потому что зеленый — отвратительный цвет, но она хорошо рисует, поэтому принцесса выглядит ладно в любом случае. Когда мы закончим, мы сделаем друг другу комплименты по поводу того, что мы сделали.

Елена говорит: Этот Тридераспотс выглядит очень круто, Чарли.

Я говорю: Произносится трицератопс, глупый.

Елена говорит: Эй, не называй меня дурой!

Я говорю: Извините.В любом случае, твоя принцесса хорошо выглядит, думаю, мамочке понравится.

Мы убираем мелки и цветные карандаши, маме с папой нравится, когда мы убираем за собой, потом начинаем подниматься с рисунками наверх, я держу Елену за руку, потому что иногда она падает, когда стоит на лестнице.

Прежде чем мы поднимемся наверх, я слышу, как открывается входная дверь, папин дом. Я очень хочу показать ему свой рисунок, поэтому отпускаю руку Елены и начинаю бежать вверх по лестнице, но потом слышу его шаги, они звучат сердито, я могу сказать, потому что они очень быстрые, а пол становится большим бум звучит.Елена выглядит взволнованной, начинает задавать вопрос, но я ее шишу, потом слышу папин голос, он кричит, на этот раз он даже не начал с плохого шепота, потом мама тоже кричит, и оба голоса кричат ​​на в то же время. Елена начинает плакать, и все слишком громко, мой живот болит так сильно, что кажется, он вот-вот взорвется, почему мама и папа снова ссорятся, почему бы им просто не остановиться, разве они не знают, как мне плохо от этого Чувствовать? Елена начинает звать меня по имени, она выглядит такой грустной и крошечной, обычно мне не так плохо, когда она плачет, но сейчас я чувствую.Я бегу обратно вниз по лестнице, мне очень холодно, поэтому я крепко обнимаю ее, она сильно трясется, потом у меня появляется идея, где мы можем быть в безопасности, я тяну Елену вверх по лестнице и иду в свою комнату, я закрываю дверь позади нас, а затем запираю ее, и я поднимаю ее на свою кровать, потому что она почти слишком высока для нее, чтобы взобраться на нее. Я сижу напротив нее, она едва может говорить, она так много плачет.

Елена говорит: Почему мама и папа снова ссорятся? Они так много дерутся.

Я говорю: Не знаю.

Елена говорит: Это действительно страшно.И у меня болит животик.

Я говорю: я знаю, я тоже.

Елена говорит: Заставь их прекратить драться, Чарли.

Я говорю: не знаю как.

Елена говорит: Пожалуйста.

Я говорю: я просто сказал, что не знаю, как, глупец!

Мой голос был слишком зол, теперь Елена выглядит еще более напуганной. Я тоже начинаю плакать, я не хочу, но все выходит, почему я должен был орать, как мама и папа? Я не думаю, что Елене все равно, потому что она снова обнимает меня, говорит мне не плакать, она говорит, что пугает ее, когда я плачу, потому что я ее старший брат, и я должен знать, что делать.Она права, я должен знать, что делать, я беру ее рисунок принцессы и кладу рядом со своим трицератопсом.

Я говорю: твоя принцесса чем-то похожа на моего трицератопса. Это неправда, но Елена довольно доверчива, к тому же я просто пытаюсь отвлечь ее, так что на самом деле не имеет значения, солгу ли я.

Елена говорит: Нет.

Я говорю: тоже, наклоните голову, корона похожа на рога.

Елена вытирает глаза, наклоняет голову и говорит: Да, похоже, ты прав.

Мама и папа стали еще громче, я как бы слышу, что они говорят, много нецензурных слов, пипи ты и бип это и бип бип бип, мама сильно кашляет, надеюсь, она в порядке. Мне очень жарко в голове, и я хочу заснуть и проснуться, когда они перестанут драться, но я этого не делаю, я продолжаю смотреть на рисунки с Еленой, потому что я ее старший брат, и я люблю ее. и я должен быть сильным, чтобы она тоже могла быть сильной.

Я почти не сплю, когда наступает ночь.Я продолжаю думать о том, как папа кричал, как большой медведь, когда он кричал, и как мама говорила, как рычащий лев. В большинстве случаев мне нравятся животные, но не когда они злятся. Хорошо, что Елена все еще здесь, она в моей постели, и она теплая и приятная, и поэтому пару раз, когда я прижимаюсь к ней, я засыпаю, но ненадолго, потому что во сне я не могу двигаться, а в В небе есть огромная нога, и она все время пытается наступить на меня, большую часть времени она плохо прицеливается, но потом она ловит меня, и я просыпаюсь. После того, как мне третий или четвертый раз снится, что я бросаю попытки заснуть, не стоит.

Проходит много-много времени, кажется, прошла тысяча лет, но взошло солнце. Я хочу разбудить Елену, чтобы мы могли поговорить, но она выглядит удобной и может быть сварливой, если я это сделаю, поэтому я этого не делаю. Это нормально, потому что через пару минут она просыпается сама, трет глаза и широко зевает, у нее сумасшедшая голова.

Елена говорит: Доброе утро.

Я говорю: Доброе утро. Хоть и не доброе утро.

После этого мы особо не разговариваем, просто держимся за руки и смотрим, как солнце продолжает подниматься в окно, оно такое розовое и красивое. Чуть позже я слышу, как мамина и папина двери открываются, и оба их шага, папины становятся тише, мамины — громче, потом мама открывает дверь, она выглядит немного удивленной, увидев нас.

Голос у мамы хриплый, она шепчет: Привет, ребята. Я не знал, что ты не спишь.

Я хочу сказать маме, что не сплю, потому что мне снилось много плохих снов, но Елена говорит первой: Привет, мамочка. Как твои дела?

Мама улыбается, мне нравится ее улыбка, она большая и красивая, так приятно видеть ее счастливой, а не суперзлой. Она говорит: у меня все права. Мы с папой приготовим завтрак. Ребята, хотите блинов?

Мы с Еленой любим блины, поэтому говорим: Да Да Да!

Мама говорит: Хорошо. Приходите на кухню, когда будете готовы.

Мы встаем и выбегаем из комнаты с мамой, я держу ее за руку на пути на кухню. Папа греет кастрюлю у плиты, я крепко обнимаю его, он ерошит мне волосы и смеется, но это почему-то не похоже на настоящий смех, кажется, что он делает это, потому что должен, может быть, он все еще в плохом настроении после вчерашнего вечера.Так или иначе, мы с Еленой и мамой садимся за стол и пару минут играем в палочки для еды, а потом мама встает и начинает готовить с папой, пока весь дом не пахнет маслом, наверное, это мой любимый запах. Покончив с этим, они поставили на стол огромную тарелку с блинами, наверное, их было около сотни. Мы с Еленой берем кучу и наливаем тонну сиропа, это кленовый сироп, который папа купил на городском фермерском рынке пару недель назад, и это лучший сироп, который я когда-либо пробовал. Мама и папа мало едят, что немного странно, потому что обычно они едят много.

Когда мы все поели, мама говорит мне и Елене: Как дела, ребята?

Елена говорит: Хорошо. Блины были действительно вкусными.

Я говорю: Елена права, они были действительно хороши, большое спасибо.

Мама улыбается, говорит: Добро пожаловать. Затем она поворачивается к папе, он смотрит на стол, она говорит: Я думаю, было бы неплохо, если бы мы с папой поговорили с вами, ребята, о чем-то.

Елена говорит: О чем?

Но я ничего не говорю, потому что знаю, что это будет серьезно, папа выглядит так, будто сейчас расплачется.

Мама говорит: Мы знаем, что вы, ребята, слышали, как мы дрались прошлой ночью.

Теперь Елена ничего не говорит, она действительно выглядит немного испуганной.

Мама говорит: В последнее время мы с папой часто ссоримся. Вы, ребята, это знаете. Но прошлой ночью было очень, очень плохо. Вероятно, это был худший бой, который мы когда-либо проводили. И нам жаль, что вам пришлось нас услышать.Было несправедливо с нашей стороны делать это с вами, ребята, внизу.

Елена начинает грызть ногти, она делает это, когда нервничает, это как-то противно, обычно мама и папа говорят ей прекратить, но не сейчас.

Мама говорит: Мы с папой очень устали спорить. И мы поняли, что делаем это так много, потому что наши отношения изменились. Раньше мы были очень влюблены, но в последнее время такого не было. Мы были очень злы, мы были очень злы и наговорили друг другу много обидных вещей.Итак, мы решили, что это не будет хорошо ни для нас, ни для вас, ребята, если мы останемся женаты.

Сейчас Елена плачет, но не громко, очень тихо. Папа тоже плачет, он икает и закрывает лицо. У меня так сильно болит живот, что я тру его, но от этого мне не становится лучше.

Я говорю: вы, ребята, получаете D-I-V-O-R-C-E?

Мама говорит: Да, Чарли, мы разводимся.

О нет. Они не могут получить D-I-V-O-R-C-E. Они любят друг друга, они должны, они мои мама и папа, а мамы и папы должны оставаться вместе, именно это они и делают.

Мамочка говорит: Это не наша вина и уж точно не вина ваших ребят. Это просто то, что происходит с некоторыми людьми, которые не счастливы в браке. Она поворачивается к папе, тоже начинает плакать, говорит: Хочешь что-нибудь сказать, Рэй?

Папа долго смотрит на меня и Елену, его голос звучит расстроенным, он говорит: Мы это переживем, ребята. У нас все будет хорошо.

Я ему не верю, и Елена, думаю, тоже, она все еще плачет.Я чувствую, что умру, я надеюсь, что проснусь утром, и все вернется на круги своя, я не знаю, что я буду делать, если это не так.

Елена говорит: Что теперь будет?

Мама говорит: Мы все еще в раздумьях. Но я думаю, что первое, что произойдет, это то, что папа уедет.

Елена смотрит на папу, говорит: Ты меня оставишь, папа?

От этого папа плачет еще сильнее. Мне так жаль его, я хочу обнять его так сильно, как никогда никого не обнимала.Он сильно качает головой, он говорит: Нет, милая. Я никогда не покину тебя. Никогда Никогда.

Мама говорит: Папа прав. Возможно, мы больше не будем вместе, и мы можем больше не жить вместе, но это не значит, что мы не всегда будем рядом с тобой. Вы, ребята, самые важные вещи в мире для нас, и последнее, что мы хотим сделать, это сделать это для вас сложнее, чем должно быть. Хорошо?

Я не говорю «Окей», Елена тоже.

Мамочка все время что-то объясняет, я знаю, она пытается нас подбодрить, но мне от этого становится только хуже, поэтому я перестаю слушать.Я продолжаю смотреть на папу, он едва может говорить, он такой грустный. Чтобы закончить разговор, нужно много времени, кажется, сто часов, но после того, как он закончился, мы все встаем и говорим, что очень любим друг друга, а затем обнимаемся, но объятия не приятны, это кажется странным и неудобным, а потом мы все возвращаемся в свои комнаты, как будто ничего не произошло, как будто мама и папа все еще любят друг друга, и все в порядке.

Темы « Информационная компания художников

Я начинаю с детской песенки, и мой растрепанный ход мыслей возвращается к Делёзу и этим очень полезным ризомам…

Причина, по которой эта мысль Делёза застряла во мне во время моей магистерской работы, заключается в том, что она показалась мне знакомой. Это было похоже на то, как я работаю. Я собираю, казалось бы, несвязанные идеи, они сидят под землей, медленно растут… потом происходит связь с другой отдельной идеей, она растет и начинает прорастать во что-то большее.

Детский стишок связан со всем, что я собирал палочки, чтобы рисовать их. Выложила фото мужа в соцсети, он собрал мне «интересную палочку».

Я думаю, это замечательно, что он не покупает мне цветы, потому что я от них чихаю, а стал смотреть на палочки и приносить их домой.Веселый и милый. Моя крестница написала в ответ, что ее 2-летняя дочь принесла из детского сада в книжной сумке подборку хороших палочек, чтобы показать. Отличная работа!

Тогда мои мысли вернулись к моему «Ты слушаешь?». Работа для моей MA, десять лет назад. Это было все о детстве, чрезмерной защите детей, потере детства… и так далее… Это тема, близкая моему сердцу, поскольку я работал с детьми, а также со взрослыми, которые работают с детьми большую часть своей трудовой жизни. Игра и творчество важны для всех людей. Взрослые, а также дети.

В последнее время моя работа физически изменилась. Оно абстрактно, нарисовано, метафорично. Он говорит с сотовым и небесами… Но в моей голове те же самые мысли приливы и отливы. Это по-прежнему все о связях, и по-прежнему об отношениях, о детстве… рисунки и песни наполнены жизнью, включая мое детство, о рисовании мира вокруг меня… цветы, деревья, пейзаж Вустершира, в котором я вырос.(здесь ссылка на песню Long Grass) У меня реалистичное уважение к природе, фермерскому сообществу и тому, откуда берется моя еда. Абстракции прямо сейчас получают информацию от рисунков веток, которые я собираю в своем саду и на прогулках в парке. Так много других, сбитых бурями. Я собираю палки, я их не рублю. Мы играем, чтобы открывать. Обнаруженные знания и практика переносят себя в нашу жизнь всевозможными путями. Я приближаюсь, чтобы обнаружить. Эти открытия распространились на другие работы.

С ужасом наблюдаю за развитием жизни и творчества олимпийской фигуристки Камилы Валиевой. Потеря детства: была ли у нее когда-нибудь возможность побродить и подобрать хорошие, интересные палочки? Мне вспоминается книга Хелен Гульдберг «Возвращение в детство: свобода и игра в эпоху страха». Баланс между игрой и работой, страхом и мужеством, исследованием и открытием нашего мира и самих себя. Мое сердце разбилось из-за этого ребенка, оставленного без утешения, вынужденного стыдиться?

Эти мысли плывут и крутятся в моей голове.Они отдельные, вплоть до момента соединения, а потом их нет.

Корневища растут независимо от того, знаете вы об этом или нет. Мне интересно, начнут ли эти вновь всплывающие на поверхность мысли о детстве устанавливать другие связи? Так работает мой мозг.

В моем недавнем разговоре о рисовании песен со звукорежиссером Биллом Лейборном я объяснил, как работает мое сочинение песен… и как у меня возникают эти маленькие идеи, которые остаются там, пока что-то еще не врезается в них, а затем что-то появляется.Песня «Пчелы Гробовщика» является прекрасным примером этого и лирически снова относится к возвращению детства…

1… 2… пристегни мою обувь

3… 4… постучать в дверь

5… 6… палочки для захвата

7… 8… положите их прямо…

 

Я иногда забываю, как я работаю… Я спускаюсь в кроличью нору, выныриваю, потом приходится заново узнавать, что я такой!

В центре внимания сообщества: Елена Стэтхэм

В: Елена, можно немного узнать о вас?

Привет, Дизайнерские Каттеры, меня зовут Елена Стэтхэм, и я в основном художник-самоучка. Я родился в Душанбе, столице Таджикистана. Это небольшой город, окруженный горами и являющийся частью важных исторических маршрутов Шелкового пути, соединяющих Восток и Запад. Когда мне было 14, нам пришлось бежать из страны из-за конфликта в Афганистане, и с тех пор начались мои приключения, когда мы переехали в маленькую деревню в России, где люди верили в оборотней.

Следующей моей остановкой был Санкт-Петербург, где я гулял среди рек и каналов на закате и несколько раз в неделю посещал Эрмитаж, чтобы впитать в себя удивительное искусство, созданное великими людьми.Я встретила своего мужа в Лондоне, и вскоре у нас родился первый сын. Воспитывая сына и пытаясь найти себя, я обнаружила в себе страсть к акварельному искусству. Несколько лет спустя мы переехали в Японию, где прожили почти 8 лет, и к тому времени, когда мы уехали (неохотно), мы чувствовали себя как дома. Мне понравилась культура, еда, множество мацури и, прежде всего, замечательные люди, которых мы узнали и назвали нашими друзьями. Теперь мы вернулись в Англию, пытаясь построить новый дом для нашей большой семьи. У меня довольно много интересов и увлечений: я большой поклонник научной фантастики и фэнтези, обожаю графические романы и странных монстров из Ультрачеловека! Я коллекционер японского антиквариата, в том числе Кокэси и Дарума, и люблю такие компьютерные игры, как No Man’s Sky или The Last of Us.Однако моя самая большая страсть — это искусство. Мне нравится изучать новые медиа и техники, давая жизнь своему воображению.

В: Как долго вы работаете с нами в качестве конструктора?

Я открыла для себя Design Cuts 23 мая 2020 года, когда муж купил мне мои первые акварельные кисти. С тех пор я собираю так много замечательных продуктов. Я помню, как увидел на Facebook рекламу сообщества Procreate и подумал: «Почему бы и нет, возможно, я кое-чему научусь», и действительно, с тех пор я так многому научился.Прослушивание подкастов Тома и чтение полезных советов Мэтта помогли мне более четко представить свои цели. Участие в увлекательных живых сессиях действительно заставило меня почувствовать себя частью большой семьи.

В: Каким был ваш путь в графическом дизайне?

Возможно, это началось, когда я был ребенком, когда смотрел, как моя мама рисует. Она художник изобразительного искусства и учитель рисования. Мне нравилось играть с ее кистями и пастелью. Я выиграл несколько художественных премий, когда был ребенком, и это все на долгие годы, как говорила моя мама: «Елена, не будь бедным художником или учителем»! Но жизнь полна сюрпризов, так что в итоге я выучился на помощника учителя в начальной школе, а теперь творю свое искусство! Я также изучал иллюстрацию детских книг в Лондонском художественном колледже и посещал вечерние курсы акварельной техники в колледже Морли.Я изучал Suibokuga (рисование тушью) в течение двух с половиной лет с моим невероятным сенсеем Иланом Янизки, а также изучал цифровую фотографию для журналистского и пейзажного стилей. Сейчас я учусь создавать свои арты в Procreate.

В: Как вы разработали свой фирменный стиль иллюстрации?

Честно говоря, до недавнего времени я не знал ответа. Я просматривал свои старые работы и сравнивал их с моими последними работами. Я понял, что у меня всегда был свой стиль.Моя подпись — любовь к деталям и ярким цветам.

В: Можете ли вы описать процесс проектирования?

Обычно я ищу что-то, что приносит мне радость, воспоминание или фотографию прекрасного момента, затем я пытаюсь воспроизвести это по-своему. Я обычно прослеживаю или использую эталонные фотографии с помощью карандаша для набросков. У меня также есть световой стол, который помогает мне рисовать на кальке, а затем на акварельной бумаге. Это намного проще, так как я начал использовать iPad.Процесс, который обычно занимает у меня недели, может быть выполнен за несколько дней.

Затем я наношу базовые цвета, слой за слоем, и в этот момент я смотрю на композицию, цветовой баланс и оттенки. Большую часть времени я паникую к тому времени и думаю: «Нет, нет, это беспорядок, это не сработает!». Я оставляю его на час или день, просто чтобы дать себе время представить, что я хочу выразить. После этого я добавлю более темные оттенки и мелкие детали. Цель состоит в том, чтобы запечатлеть настроение, идеальный момент, который я себе представлял вначале.У меня нет подробных планов. Иногда я настолько поглощен процессом, что работаю часами и заканчиваю работу от начала до конца, а в другие дни я не вижу образа того, что хочу создать, и тогда я беру несколько выходных и что-то делаю. еще. Это дает мне возможность взглянуть по-новому.

В: Где вы черпаете вдохновение для своей работы?

Мое вдохновение в основном исходит от счастливых воспоминаний, которые я хочу сохранить и сохранить в качестве напоминания или чего-то, что дает мне ощущение счастья, например, милый кокеши.

В: Каким дизайном вы больше всего гордитесь?

О, это сложно. Я горжусь большинством своих произведений, но если бы мне пришлось выбрать одно, это была бы моя работа сумие с гортензией, которую я создала во время второго года обучения Суйбокуге. Обычно задача учителя состоит в том, чтобы научить студентов, как максимально точно воспроизводить их собственный стиль. Однажды я пришел домой после урока и почувствовал необходимость продолжать, поэтому я нанес несколько ударов, а затем еще несколько. Прошло несколько часов, и я не понял, что создал свой собственный уникальный стиль.Я была так горда собой, что на следующем уроке показала свою работу учителю, а он даже не захотел на нее смотреть. Он сказал, что я могу делать все, что хочу, вне класса, но в его классе я должен копировать. Вот тогда я и решил, что пора отправляться в собственное путешествие. Теперь каждый раз, когда я смотрю на свою Гортензию, я чувствую гордость за то, что выбрала себя и сохранила свою индивидуальность.

В: Где вы надеетесь оказаться через 5 лет?

Я хотел бы видеть себя книжным иллюстратором.После окончания курса иллюстрирования у меня не хватило смелости начать, поэтому, надеюсь, в будущем я смогу начать свою карьеру книжного иллюстратора. Мне также нравится идея создания собственного бренда и продажи моих работ в Интернете в виде дизайнерских наборов для таких художников, как я.

В: На кого из графических дизайнеров вы равняетесь?

Определенно Том Росс и Мэтт Слайтам. Они вдохновили меня выйти за рамки себя как любителя и работать над достижением своих целей, чтобы стать творцом! Мое первое вдохновение пришло от Дэвида Визнера.Его уникальные иллюстрации настолько невероятны, полны воображения и удивления. Энтони Браун — просто невероятный художник, как и Оливер Джефферс. Я мог бы продолжать целую вечность, поскольку я люблю так много вдохновляющих дизайнеров.

В: Что бы вы посоветовали другим дизайнерам?

Верь в себя и прими свою уникальность. Старайтесь практиковаться каждый день, даже если это всего 10 минут, и никогда не переставайте учиться!

В: Какие продукты DC вам больше всего нравятся?

У меня так много любимых.Художественные и дизайнерские наборы Лизы Гланц соответствуют последнему слову техники. Мне нравятся ее Instant Artist и Character Builder, которые действительно помогли мне обрести уверенность в создании персонажей. Ее кисти Aquareal и Plush также превосходны. Мне нравятся цветочные марки Деби Сементелли и набор надписей от нее и ShoutBAM. Ultimate Brush Toolbox, созданный Натаном Брауном и Мэттом, был необходим для моих художественных проектов. Еще мне очень нравятся наборы Джереми для тонкой линии, кисти, винтажная гравировка. Только что вышел новый, Небесный набор.В наборе карандашей, красок и бумаги Эбби есть замечательные кисти, которые я люблю использовать, а в наборе коллекции Studio более 80 великолепных кистей. Это всего лишь несколько из моей головы, но есть много других.

Рисунок углем. «Прогулка в облаках» (2013) » Рисунки обнаженной натуры углем. Искусство красивых женщин.

© 2013 Елена Есина, Прогулка в облаках. Бумага, уголь, 11 х 17 дюймов.

 

© 2013 Елена Есина


Прогулка в облаках.
Бумага, уголь, 11 x 17 дюймов.

[wysija_form]

 

комментариев Facebook к этому посту:

«Великолепная Елена»

«Красиво… как эта атмосфера»

«Очень красивая художественная работа»

«Просто обожаю это. Спасибо!»

«Красивая работа!»

«Прекрасная картинка».

«Работы Елены потрясающие».

«Я также хотел бы знать, продается ли ваше искусство… Мне оно очень нравится!»

«Более чем нравится.Твой стиль рисования просто прекрасен!»

«Я могу сказать, что ваш мир счастлив, цветной черно-белый»

«Вы настоящая художница Елена».

«Красивое произведение искусства»

«Еще одна потрясающая работа Елена»

«Похоже на расступившееся море»

«Она стоит на месте, совершенная без недостатков,
Будущее теперь ее путь.
Прошлые неудачи, любовь, потерянная надежда, сожаления
Ни одна юная дева не длится долго

Первые нервные шаги по хрупкому облаку,
Новые горизонты впереди.
Нематериальные шаги танцуют
Мечты спят, никогда не умирают.

Она танцует со мной, пока я сплю
Проснувшись, надежда уходит
Ее прощальный подарок — призрачный поцелуй
Навсегда в моем сердце. Ник Ловелл

«Спасибо, Ник Ловелл, за прекрасное стихотворение «Облачный танцор», написанное для этого рисунка»

«Поистине с удовольствием, Елена. Мои слова никогда бы не были написаны без вашей прекрасной картины, которая их вдохновила».

«Красивое стихотворение — идеально для рисунка»

«Такая милая Елена»

«Очень красивая поза»

«Чтобы ходить в облаках и быть обнаженным, нужно быть мягким и радостным»

«В любви и мире легко петь и танцевать в облаках, но чувства должны быть настоящими и искренними»

«Секрет счастья заключается в том, чтобы принять свое положение в жизни и извлекать максимальную пользу из повседневных дел.

«Искусство в прекрасном стиле»

«Очень нравится этот рисунок углем!»

«Супер рисунок»

«Отлично. Это напоминает мне мой первый карандашный набросок обнаженной женщины с длинными волосами. Я поместил ее на фоне луны, что я нарисовал карандашом, и обвел небо тушью. Я не совсем понял форму, как вы здесь, хотя. Я всего лишь начинающий скетчер».

«Не хватает превосходной степени для вашей работы Елена Есина Художник»

Рецензия Елены Ферранте «На полях» – окно в мир писателя

В начале последнего романа Елены Ферранте « Лживая жизнь взрослых » (2020) рассказчик вспоминает секунду позора раннего подросткового возраста, который оставил ее чувствуя себя совершенно беззащитным.«Я ускользала и все еще ускользаю в этих строках, которые призваны рассказать мне историю», — пишет она. Описывая себя как «всего лишь запутанный узел», она говорит: «Никто, даже тот, кто в данный момент пишет, не знает, содержит ли он правильную нить для истории или это просто запутанная путаница страданий, без искупления».

Чувство самоотчуждения, безобразно-прекрасные образы, темперамент страданий – вот постоянные черты прозы Ферранте, от ее ранних рассказов от первого лица о решительных девушках, чья жизнь идет наперекосяк, до ее неаполитанского квартета, который сделал Ферранте мировое явление – вдобавок к самому известному в мире литературному отшельнику. Она всегда была очарована тем, как реальность превращается в произведение искусства. Кто расскажет чью историю? Что, если история, которую я рассказываю, ни к чему не приведет? Является ли художественная литература более правдивой, если ее увидеть за завесой лжи?

Эти вопросы аккуратности и реальности поднимаются в начале На полях , тонкой электронной книги, содержащей 4 лекции, написанные Ферранте, но прочитанные актерами за последние 12 месяцев. Их тема? Якобы «удовольствия» от письма и учебы — хотя вряд ли это звучит так уж приятно.

Красивое письмо превращается в прекрасное, когда оно теряет гармонию и приобретает решительную энергию уродливого

Елена Ферранте

Ферранте славится своим «неповторимым», «бескомпромиссным» голосом и «безжалостной» честностью. Но то, что вытекает из первой лекции, «Боль и ручка», показывает, насколько тесной и противоречивой она себя чувствовала, пытаясь развить этот голос. Это были мучительные переговоры между «уступчивым» типом письма, который «усердно оставался в пределах поля», и более «стремительной» стратегией, позволяющей «неожиданной правде» выплескиваться на веб-страницу. Она снова прослеживает свое согласие с начальным факультетом, когда она использовала тетради с двумя вертикальными розовыми линиями для обозначения полей.

Эти поля оказываются метафорой жесткости в ее письме между «тщательной» точностью и дополнительной «непослушной» интуицией, где фразы «извергаются» и переполняются (она также любит привлекать вулканические образы). «Красивое письмо становится прекрасным, когда оно теряет свою гармонию и обретает отчаянную силу безобразного», — пишет Ферранте.То же самое она чувствует и в отношении своих персонажей: «Я влюбляюсь в них, когда они говорят одно, а делают противоположное».

Часть ее борьбы между уступчивостью и непослушанием заключалась в том, чтобы заниматься сексом. Выросшая в «литературной вотчине», она увлекалась литературой мужчин и поначалу пыталась подражать их творчеству. Ее спасло пристальное изучение итальянского поэта эпохи Возрождения Гаспара Стампы: «Если я, скромная, жалкая женщина, / могу носить в себе такое возвышенное пламя, / почему бы мне не извлечь хотя бы немного / немного из его стиля и жила, чтобы показать миру?

Эти следы напомнили ей, что нужно накопить свой личный «стиль и жилку». Но что любопытно, именно Гертруда Стайн произвела впечатление на вторую часть профессии Ферранте. После жизненно важного успеха ее первых трех романов она почувствовала себя пленницей повествований от первого лица и была удовлетворена тем, что ни в коем случае не будет писать еще раз. Изучив Автобиографию Алисы Б. Токлас , которая позволила Штейну записать о своей личной жизни под видом своего спутника жизни, Ферранте направилась в сторону использования «необходимого другого».Это помогло ей разработать новый вымышленный голос, воплощенный Лену и Лилой. Действительно, My Brilliant Friend изначально назывался «Необходимый друг».

Выдающаяся лекция электронной книги — «Истории I», в которой Ферранте объясняет, что она рассматривает свое письмо как форму «деформации» современных литературных типов. «Перегрузить жанры обычными ожиданиями? Да, но для того, чтобы их разочаровать. Ее последняя лекция посвящена Данте и его «самому смелому творению: Беатриче». В своем изображении Беатриче Ферранте находит «самое сильное желание писателя и рассказчика: стремление отвязать себя от самого себя… поток языка и письма, не чувствуя инаковости как барьера».

Обычно читатели обсуждают, как романы Ферранте каким-то образом проникли в их мысли. Несмотря на его понимание, я не уверен, что этот тур по личным мыслям Ферранте дает аналогичные награды. Электронная книга кажется неровной, дразнящей в одних местах и ​​непрозрачной в других.Ее концепции можно было бы свести к следующим: высокоэффективная проза возникает из прозы, исполненной долга; все письмо строится на плечах хорошей литературы; парадокс реализма в том, что он требует правдивой лжи; и это настоящая сука — выложить то, что у тебя в голове, на веб-страницу. Ферранте не может, однако, вызвать интригу и восхищение, но мне всегда хотелось чего-то большего, в идеале фантастики.

На полях: об удовольствиях чтения и письма Елены Ферранте опубликовано изданием Europa Editions (£12. 99). Чтобы помочь Guardian и Observer , закажите свой экземпляр на guardianbookshop.com. Может взиматься плата за доставку. Дэвид Хокни

Насколько я знаю, Дэвид Хокни никогда не патентовал цвет. Но есть синий хокни и красный хокни, на самом деле целая палитра ярких тонких оттенков, которые полностью принадлежат ему. Никогда еще это не было так очевидно, как в его блестящем поглощении Музея Фитцуильяма, одной из лучших в Великобритании коллекций картин старых мастеров.Эти старички встретили свой матч. Рядом с «Благовещением» Доменико Венециано 15-го века висит хокниевская версия Девы Марии, которую приветствует ангел, это интенсивное, почти психоделическое буйство цвета, насыщенный розовый цвет на фоне голубых теней на изумрудной лужайке, и все это оттеняется желтым полом с сияющими лучами. терракотовые линии.

Перевернуться, кватроченто. Однако Хокни никогда бы не сказал ничего подобного. Он соревнуется с художниками 500-летней давности в дружеской фамильярной манере, как будто он учился в Королевском колледже искусств с Венециано и Фра Анджелико, а не с Алленом Джонсом и Р. Б. Китаем.О чем он думал, рисуя свое собственное «Благовещение эпохи Возрождения» по мотивам Анджелико в 2017 году? Экспериментирует с теорией перспективы, которую в сериале дополняет компьютерный анализ того, как Венециано обманывает идею единственной точки схода. Таким образом, впитывая горячие цвета Хокни, вы приходите к мысли об открытии западного искусства в том, как изображать мир с реалистичной глубиной.

Буйство цвета… Благовещение II, после Фра Анджелико Дэвида Хокни на выставке в Музее Фитцуильяма.Фотография: Joe Giddens/PA

Однако Хокни не уверен, что это была хорошая идея. Он считает, что перспектива — это ограниченный способ видения. В галерее Heong в Даунинг-колледже, где происходит это шоу, показывают фильм, который он снял о своем любимом китайском свитке, который разворачивается, чтобы показать эпический вид императора на Большом канале и окружающий его мир. Как искусство может воссоздать эту большую, щедрую картину? У Хокни неплохой ход. Рядом с великим голландским пейзажем Хоббемы с удаляющимся видом на дорогу, определяемую высокими подстриженными деревьями, висит деконструкция этого пейзажа Хокни в том, что он называет «обратной перспективой», на шести полотнах, которые показывают, что пространство расширяется, а не сжимается. Опять эти краски: огненные фермы, изумрудные поля. Это прекрасно, и это заставляет вас видеть историю искусства более ясно.

Эта выставка похожа на одну из прекрасно иллюстрированных, лаконично провокационных книг Хокни. Вам не обязательно соглашаться с его теориями, чтобы обнаружить, что они раскрывают ваш взгляд на искусство. Отдельное место отведено его заявлению в книге «Тайные знания» о том, что сверхъестественно точные портреты Энгра начала XIX века были созданы с помощью камеры-люцида. Мы увидим реальные примеры этой оптической технологии промышленной революции, а также рисунки Энгра и портреты Дэмиена Херста, Яна Маккеллена и Алана Беннета, сделанные Хокни собственной камерой.Хокни гораздо веселее. У них жизнь дерзкая, как медь.

Смелый, как медь… Автопортрет, 22 ноября 2021 г., Дэвид Хокни. Фотография: Джонатан Уилкинсон/© Дэвид Хокни

Иногда это кажется несправедливым. Яркость цветов Хокни может сделать старых мастеров скучными. Рядом с одним из его йоркширских пейзажей вид Хэмпстед-Хит с констеблей выглядит как мокрый носовой платок. Опять же, это не намерение. А в комнате с голландскими цветочными картинами инсценируется идеальный диалог между прошлым и настоящим.Цветочные картинки Хоккея с iPad анимируются на экране в центре пространства, обретая форму, а затем исчезая, когда он начинает следующую. Уязвимость и изменчивость цветов Хокни заставляет присмотреться к голландским картинам, чтобы увидеть насекомых и улиток, ползающих по ярким тюльпанам.

При всей своей мастерской скромности и непочтительности к «тайным знаниям» художников эта выставка вызывает у вас благоговейный трепет перед Хокни. Вы начинаете задаваться вопросом, действительно ли он живой старый мастер. Потому что это не все остроумные взгляды на перспективу и камеры.Среди сокровищ этого музея висит огромная картина Хокни 1970 года Le Parc des Sources, Vichy, которую подарил герцог Девонширский и которая явно принадлежит к самой высокой компании. Двое мужчин сидят рядом, спиной к нам. Длинные волнистые пряди, ниспадающие на их воротники, выглядят очень трогательно в гламурном стиле.

Они в ухоженном парке, глядя вниз на аллею деревьев, которая сужается к трещине в небе. Деревья — сплошные цветные стены на этом трехметровом полотне.Одна сторона окрашена в синий цвет, а другая — в цвет лайма, под цвет мужской одежды. Под деревьями растут большие лужи тени. Эти интенсивные, соблазнительные цвета окутывают и погружают вас. Я продолжал возвращаться, чтобы насладиться ощущением погружения в атмосферу. Это живопись как художественное кино.

Художественное кино… Le Parc des Sources, Виши, 1970, Дэвид Хокни. Фотография: Дайан Нейлор/© Дэвид Хокни

Вы можете сочинить целую серию альтернативных историй о двух мужчинах и их спокойном, но напряженном созерцании прохладной глубины.Это может быть любовное свидание или тихий разговор об общем друге. А что насчет третьего стула, который стоит рядом с ними пустой? На фотографии в каталоге на этом месте изображен сам Хокни. Двое друзей на снимке — модельер Осси Кларк и скульптор Мо Макдермотт. Но эти факты не исчерпывают ни тайны картины, ни ее романтического величия.

Comments